WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

ГЛАВА  I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ

1.1. Психологическая защита как предмет исследования психологии личности

1.1.1. Понятие психологической защиты

При описании феномена психологической защиты принято отдавать дань психоаналитической традиции [135, 142, 187], хотя большинство «психологических механизмов, связываемых обычно с психоанализом… можно найти сформулированными более или менее отчетливым образом в работах современных и предшествующих Фрейду философов» [35, с.283].

Согласно ортодоксальному психоанализу (З. Фрейд, А. Фрейд) и соответствующим ему представлениям о структуре личности, защитные механизмы представляют собой бессознательную деятельность Я, которая начинает функционировать, когда Я подвержено чрезмерной, опасной для него активности побуждений и соответствующих им аффектов со стороны Оно, СверхЯ или внешнего мира. Уменьшая тревогу, вызванную внутренним конфликтом, Я пытается сохранить интегративность и адаптивность личности посредством использования защитных механизмов (подробнее см. 1.1.2).

Один из современных психоаналитиков Бреннер (Brenner Ch.) характеризует психологическую защиту как определенный аспект мышления, отражающий взаимодействие между Я и Оно [цит. по 49]. В зависимости от особенностей конфликтной ситуации (различное размещение ее на оси “удовольствие – неудовольствие”) Я может применять защитные механизмы как защиту при давлении влечений и для их удовлетворения. В защитных целях, согласно Бреннеру, Я использует любую установку, восприятие, отвлечение внимания, смещение на побудители иного поведения и вообще все, “что есть под рукой”.

В настоящее время понятие психологической защиты давно вышло за рамки психоанализа и “приобрело существенное значение во всех направлениях психологии и психотерапии” [49 с. 408].

В словаре [84] психологическая защита определяется как специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта. Такое понимание отражает функциональное назначение – ограждение сферы сознания от негативных, травмирующих личность переживаний, – но не проясняет содержания психологической защиты. Часть авторов [17, 36, 42] рассматривает данный феномен так широко, что включает в него любое поведение, устраняющее психологический дискомфорт.

Меньше всего разногласий среди исследователей встречает понимание цели психологической защиты. Большинство из них склонно относить эту цель к области внутрипсихической адаптации (Ф.В. Березин) [13] и характеризовать ее как преодоление или предотвращение дискомфортных когнитивных и аффективных состояний. Речь идет лишь о степени этого дискомфорта (от чувства беспокойства (В.А. Ташлыков) [120] до потери целостности сознания (В.С. Ротенберг) [95, 96]) и расстановке акцентов на когнитивных (Л. Фестингер, Х. Гжеголовская) [153, 49] или аффективных (А. Фрейд, Р. Плутчик) [126, 181] аспектах защиты.

Значительно больше сложностей вызывает вычленение сущностных характеристик психологической защиты, что неоднократно подчеркивалось в литературе [29, 70]. Трудность проблемы во многом обусловлена бессознательным характером актуализации и функционирования защитных процессов.

Допуская условность представленной ниже классификации, зафиксированные в литературе определения психологической защиты можно разделить на две категории. В первой из них сущность данного психического явления отражена в терминах деятельностного подхода и рассматривается как некоторая форма активности:

* непосредственные формы поведения, проявления аффективности, мыслительной деятельности, которые работают в целях защиты (Р.Л. Валлерстайн, цит. по [37]);

* психическая деятельность, направленная на спонтанное изживание последствий психической травмы (Ф.В. Бассин [10]);

* схемы психических действий, которые приводят к той или иной степени и форме адаптированности личности, разрешения фрустрирующей ситуации и т.п. (А.А. Налчаджян [74]);

* пассивнооборонительные формы реагирования в патогенной жизненной ситуации (Р.А. Зачепицкий [41]);

* некоторые специализированные формы замещающих действий (Р.М. Грановская [28]).

Вторая группа определений отражает сущностное содержание психологической защиты в терминах когнитивных теорий и видит его в специализированной обработке информации:



* способы переработки информации в мозге, блокирующие угрожающую информацию (И.М. Тонконогий [121]);

* механизм адаптивной перестройки восприятия и оценки, выступающей в случаях, когда личность не может адекватно оценить чувство беспокойства, вызванное внутренним или внешним конфликтом, и не может справиться со стрессом (В.А. Ташлыков [120]);

* последовательное искажение когнитивной и аффективной составляющих образа реальной ситуации с целью ослабления эмоционального напряжения (Л.Р. Гребенников [29]);

* способы репрезентации искаженного смысла (В.Н. Цапкин, цит. по [37]).

Не меньше сложностей встречает попытка исследователей определить специфическое содержание психологической защиты. Наиболее простой и перспективный способ решить эту задачу нашел свое отражение в многочисленных классификациях, описывающих специфику отдельных механизмов защиты. При этом классификации отличаются своей полнотой (от единственного механизма, описанного З. Фрейдом до 26 – у К. Перри), структурированностью (разделением на основные, вторичные, противоположные и без такового), методом составления (на основе обобщения эмпирического материала (К. Перри [178], Е.Т. Соколова [114]), на основе предварительно выстроенной теории (Р. Плутчик, Ф.В. Березин)).

Анализируя феномен психологической защиты, мы сталкиваемся с целой понятийной системой, в которую входят понятия:

* “психическая защита” как системное свойство психики (И.Д. Стойков, [117]), * “психологическая защита” как свойство личности (А. Фрейд, Б.Д. Карвасарский, В.А. Ташлыков, Е.Л. Доценко, В.М. Воловик [24]), * “механизмы психологической защиты”, или “защитные механизмы” как конкретные способы реализации психологической защиты (К. Перри, Е.С. Романова [97], Л.Р. Гребенников), * “защитный процесс”, или “защитная деятельность” как процесс использования механизмов защиты (А.А. Налчаджян), * “защитные проявления”, или “защитные действия” как внешние поведенческие характеристики защитного процесса (Валлерстайн, Р.М. Грановская), * “защитная стратегия”, или “защитная тактика”, “стиль защиты” как индивидуальная, закрепленная в онтогенезе, устойчивая система защитных действий (Е.Т. Соколова).

В большей части исследований, в том числе и в нашем, разведение этих понятий не имеет принципиального значения (кроме специально оговоренных случаев), поэтому авторы допускают их синонимичное использование, применяя для обобщения термин “психологическая защита”.

В дальнейшем будут детально рассмотрены особенности понимания психологической защиты отдельными представителями психологической науки.

1.1.2. Представление о защитных механизмах в психотерапевтических концепциях личности Несмотря на то, что механизмы психологической защиты давно признаны естественным и необходимым психическим образованием каждой здоровой личности, обратимся к анализу данного феномена в психотерапевтическом контексте, тем более что свое происхождение он ведет именно из клинической практики. “Защитные механизмы неосознанные реакции, защищающие индивидуума от таких неприятных эмоций, как тревога и чувство вины; эгозащитные тенденции, искажающие или скрывающие угрожающие импульсы от человека”, так описали фрейдовскую трактовку защитных механизмов Л.Хьелл и Д.Зиглер [135, с.154], несмотря на отсутствие окончательного и цельного определения данного понятия у самого первооткрывателя психологической защиты.

Не останавливаясь на подробном описании общих положений психоанализа и истории открытия механизмов психологической защиты З.Фрейдом, которые хорошо изложены в литературе [37, 117, 29, 46], отметим лишь базовые моменты в понимании Фрейдом психологической защиты личности.

Свыше 20 лет Фрейд заменял концепцию “защиты” концепцией “вытеснения” [34]. Поскольку изначальное рассмотрение психики Фрейд строил в аспекте взаимодействия сознания и бессознательного, то обнаруженный им феномен вытеснения [159], отражающий, скорее, пространственное отношение этих психических сфер, стал символизировать функцию защиты. Бессознательное и сознание, по определению, находятся в конфликте. Защита реализует взаимоотношения в этом конфликте. Бессознательное воздействует на сознание посредством вытеснения, что является защитой сознания от неприемлемых инстинктивных влечений [127].





К первоначальной идее защиты Фрейд вернулся в работе “Подавление, симптомы и страх”, вышедшей в 1926 году [158]. Теперь он считал вытеснение одной из нескольких защит, используемых Я. Бессознательное воздействует на сознание посредством механизмов защиты, трансформирующих вытесненные влечения в формы, приемлемые для реализации в поведении и сознании (рационализация, проекция, изоляция и др.). В данной работе, которую известный психоаналитик, соратник З. Фрейда Э.Джонс считал “самым ценным вкладом, который Фрейд сделал в период после окончания войны” и “по существу, исчерпывающим исследованием различных проблем, касающихся страха” [34, с.378], З. Фрейд по сути разграничивает понятия “защита” и ”вытеснение”, определив феноменологию, цель и психологический субъект защиты. В конечном итоге З. Фрейд останавливается на представлении о защите как общем наименовании всех тех механизмов, которые, будучи продуктами развития и научения, ослабляют диалектически единый внутренневнешний конфликт и регулируют индивидуальное поведение.

Основное назначение психологической защиты З. Фрейд видит в борьбе Я со страхом перед импульсами, идущими из Оно. В целом З. Фрейд рассматривал невротические симптомы как частичные защиты, предназначенные для устранения страха посредством заместительных выходов для вызывающих страх импульсов. Только если изначально он считал вытеснение причиной страха, то в более поздних работах он рассматривал страх как первопричину вытеснения и других механизмов психологической защиты [158].

Появление в 1936 году известной работы Анны Фрейд “Эго и механизмы защиты” исследователи теории и истории психоанализа Дж. Сандлер, К. Дэр и А. Холдер [101] относят к четвертому (последнему) этапу становления психоаналитической теории. Этот этап представлен не только и не столько трудами самого З. Фрейда, сколько работами других исследователей, и связан с зарождением и развитием отдельных ветвей психоанализа. В частности, обращение А. Фрейд к проблеме психологической защиты личности, наряду с работой Хайнца Хартманна “Психология эго и проблемы адаптации” (1939), авторы считают важным толчком в развитии одного из направлений психоанализа эгопсихологии.

А. Фрейд [126] привлекла внимание к роли защитных механизмов в условиях нормального ментального функционирования и расширила понятие защиты. В терминах ортодоксального психоанализа механизмы психологической защиты являются продуктом структуры Я: опасность, грозящая Я (потеря целостности) идет как со стороны инстинктов, так и из внешнего мира. Как следствие Я вынуждено защищаться от нежелательных вторжений на “его территорию” структур Оно (импульсов и аффектов) и СверхЯ (нормативных требований социума). В этих условиях процесс развития Я заключается в приобретении все более совершенных способов защиты от внешних и внутренних конфликтов. Таким образом, механизмы психологической защиты носят не столько врожденный характер, сколько развиваются в ходе жизни ребенка.

В зависимости от того, откуда исходит угроза, А. Фрейд выделяет защиту от инстинкта и защиту от аффекта. В первом случае процесс психологической защиты строится за счет недопущения в сознание представлений, связанных с инстинктом и представляющих опасность для Я. Во втором в сознание не допускаются опасные для Я желания, т.е. аффекты (любовь, ревность, боль и т.п.). Важным в исследовательском и теоретическом плане нам кажется выделение А. Фрейд на основании трудов В. Райха [183] такого неспецифического вида психологической защиты, как перманентные защитные явления. Речь идет о некоторых особенностях индивида, таких как скованность, стереотипная улыбка, ироническое или высокомерное поведение, циничное отношение к людям и др. Все это “остатки очень сильных защитных процессов в прошлом. Они оторвались от своих исходных ситуаций (конфликтов с инстинктами или аффектами) и превратились в постоянные черты характера” [126, с.30], что соответствует термину В. Райха “броня характера” (см. ниже). Таким образом, помимо собственно психологической защиты, можно наблюдать некоторые защитные проявления, характеризуемые оторванностью от реально существующего противоречия между Я и Оно.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.