WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Русский Журнал / Netкультура /

www.russ.ru/netcult/20000916_dalido.html

Норберт Винер: первый киберпророк

Георгий Далидович

Дата публикации:  16 Сентября 2000

Действительно жить это значит жить, располагая правильной информацией.

Это не биографический очерк, а скорее, попытка реконструкции внутреннего мира человека на основании данных, которыми мы о нем располагаем. А знаем мы о Норберте Винере достаточно много. Но сначала просто объективная информация.

Норберт Винер родился 26 ноября 1894 года в городе Колумбия, штат Миссури, в семье еврейского иммигранта, выходца из России. По семейному преданию корни рода Винеров уходят к Моисею Маймониду из Кордовы лейбмедику султана Саладина Египетского, известному ученому и богослову. Отец Норберта, Лео Винер, уроженец Белостока, в молодости учился в Германии и провел достаточно бурную, полную приключений, молодость. Он был убежденным последователем Толстого и одним из первых его переводчиков на английский язык. К моменту рождения Норберта он уже стал профессором современных языков в Миссурийском университете. Спустя несколько лет семья Винеров переехала в Кембридж, штат Массачусетс. Здесь Лео Винер преподавал славянские языки в Гарвардском университете. Его отличала широкая эрудиция и нестандартные взгляды, которые в наибольшей степени сказались в воспитании собственного сына. Под руководством отца Норберт в семь лет читал Дарвина и Данте, в одиннадцать окончил среднюю школу, в четырнадцать высшее учебное заведение Тафтсколледж и получил первую в своей жизни ученую степень бакалавра искусств.

Норберт был хорошо подготовлен к блестящей академической карьере. В восемнадцать лет он становится доктором философии Гарвардского университета. В 1913 году молодой Винер начинает свое путешествие по Европе, слушает лекции в Кембридже и Геттингене. После начала войны он возвращается в Америку.

С 1919 года и на всю оставшуюся долгую жизнь Винер становится преподавателем кафедры математики Массачусетского технологического института. В 2030 годах он вновь посещает Европу. В науке становится известно его имя. В теории радиационного равновесия звезд появляется уравнение "ВинераХопфа". Он читает курс лекции в пекинском университете Цинхуа. Среди его знакомых Н.Бор, М.Борн, Ж.Адамар и другие известные ученые.

Во время второй мировой войны он работает над математическим аппаратом для систем наведения зенитного огня. В этой напряженной обстановке возникают первые наброски к тому, что со временем станет новой наукой. Здесь Винер впервые сталкивается с тем, что машина должна выполнять сложные действия по предсказанию поведения цели, заменяя наводчика, и обращает внимание на роль обратных связей в технике и живых организмах. Очень продуктивным оказывается его знакомство с мексиканским физиологом доктором Артуром Розенблютом. Сопоставление знаний из области медицины, физиологии и математики и позволили Норберту Винеру сформулировать проект новой науки. Появление книги мгновенно превратило его "из ученоготруженика, пользующегося определенным авторитетом в своей специальной области, в нечто вроде фигуры общественного значения". В 1953 году выступает с лекционным турне в Индии, в 1960м Винер приезжает в Советский Союз. Он высоко оценивает уровень развития советской науки: "Они отстают от нас в аппаратуре не безнадежно, а немного. Они впереди нас в разработке теории автоматизации". Винер выступает в Политехническом с лекцией о мозговых волнах. Впереди еще несколько лет напряженной работы...

Концепция кибернетики родилась из синтеза многих научных направлений. Вопервых как общий подход к описанию и анализу действий живых организмов и вычислительных машин или иных автоматов. Вовторых из аналогий между поведением сообществ живых организмов и человеческого общества и возможностью их описания с помощью общей теории управления. И, наконец, из синтеза теории передачи информации и статистической физики, который привел к важнейшему открытию, связывающему количество информации и отрицательную энтропию в системе. Сам термин "кибернетика" происходит от греческого слова, означающего "кормчий", и впервые был применен Винером в современном смысле в 1947 году. Этот же греческий корень, искаженный в латинском написании, образовал в английском языке слово "governor" и "губернатор" в русском. Важно отметить, что полное название главной книги Винера выглядит следующим образом "Кибернетика или управление и связь в животном и машине", а следующая работа вышла под названием "Человеческое использование человеческих существ или кибернетика и общество". Таким образом, кибернетика в большей степени наука о живых организмах, человеке и обществе, чем о машинах. Машина скорее инструмент и модель в общей кибернетике, а не предмет изучения. Книга читается как захватывающий роман. Винер мог бы стать хорошим писателем, но стал гениальным ученым.



"Мы словно мельничные колеса в вечно текущей реке. Мы не материальные существа, а вечно повторяющие себя самих схемы. Схема является посланием и может быть передана как послание".

Часто наше внимание привлекает не само послание (а каждый человек это послание, которое "противостоит хаосу, разрушению и смерти, как сообщение воздействию шумов"), но его носитель, то есть человеческое существо в его взаимодействии с окружением.

Вот несколько зарисовок, позволяющих представить, каким был Норберт Винер.

Кто вы, профессор Винер? "Мой бред представляет собой специфическую смесь депрессии и беспокойства, озабоченность логическим состоянием моей работы. Я не могу разделить ощущения боли и затрудненного дыхания, чувства, вызываемые бьющимися на ветру занавесками в окне и отдельными, еще не решенными пунктами в той задаче, над которой я сейчас работаю. Я не могу сказать, что боль проявляет себя как математическое напряжение или что напряжение ума символизирует собой боль, просто они сливаются слишком тесно, для того чтобы такое сравнение имело значение. Хотя, когда я думал на эту тему позднее, я понял, что практически любой жизненный опыт может олицетворять собой математическую задачу, которая пока еще не решена и не прояснена окончательно. Я также понял более ясно, что одним из главных побудительных мотивов к занятиям математикой было ощущение дискомфорта или даже боли от неразрешенного математического противоречия. Я стал сознавать необходимость сведения такого противоречия к менее жестким и понятным ограничениям для того, чтобы освободится от него и перейти к чемулибо еще".

По собственному признанию, в молодости Винер обладал "коллекцией клинических проявлений неврозов и душевных недугов". В 1915 году он пытался попасть на фронт, но не прошел медкомиссию изза плохого зрения. В течение пяти лет после этого его преследовала непрерывная череда неудач. Он пытался заниматься преподаванием в университете Мэн, писал статьи для энциклопедии, работал помощником инженера, занимался журналистикой, но всякий раз новый вид деятельности оканчивался провалом. Это продолжалось до 1919 года, когда он получил, не без помощи отца, должность преподавателя Массачусетского технологического института. Навсегда.

Спустя несколько лет, в 1926м, в его жизни произошли большие изменения, после длительного периода ухаживания он женился на Маргарет Енгерман. Навсегда.

В семье Винеров родилось две дочери. Надо отдать должное Маргарет. Она была надежным другом, сиделкой и хозяйкой в доме у своего непростого в совместной жизни мужа. Они почти не расставались. Во время многочисленных и продолжительных поездок в Европу и Китай семья сопровождала профессора. Общение в семье происходило на странной смеси английского и немецкого языков, причем профессор часто употреблял "детские" окончания, а свою жену он уважительно называл полным именем Маргарита (Marguerita) совсем не поанглийски. Свидетелей этому нет, это было чтото внутреннее, защищенное от внешних взглядов, почти интимное, но сохранились письма. Неврозы проявлялись в меньшей степени, однако фраза "дом начинает выглядеть пустым, и погода все больше становиться осенней..." (НьюГемпшир, 7 сентября,1931) говорит о многом.

С возрастом нестабильность психики частично прошла и, по свидетельству многих современников, трансформировалась в защитную реакцию, выражавшуюся в тщеславии и высокомерии. Надо отдать должное, оснований для высокомерия было более чем достаточно.

Винер постоянно находился в круговороте депрессий, повторявшихся каждые три недели. Выход из него он находил в своеобразном юморе. Чего стоят такие его фразы: "Профессор это человек, который может говорить на любую тему примерно минут пятьдесят". Или: "Лучшей материальной моделью кошки является другая, а желательно, та же самая кошка". Но если говорить о юморе применительно к профессору Винеру, то нельзя обойти серию анекдотов, в основе которых лежали реальные ситуации. Вот некоторые из них, подкрепленные свидетельствами конкретных людей, знавших Винера.





Китайский физик К.Джен (C.K.Jen), обучавшийся в Массачусетском технологическом, пишет: "Вспоминая жизнь в МТИ, невозможно не рассказать о замечательном человеке, Норберте Винере, свидетелем эксцентричности которого мне довелось быть. Я помню, что профессор Винер всегда приходил в аудиторию без конспекта лекции. Сначала он доставал большой носовой платок и прочищал нос очень энергично и шумно. Он почти не обращал внимания на аудиторию и редко объявлял тему лекции. Он поворачивался лицом к доске, стоя очень близко к ней изза своей очень сильной близорукости. Хотя я обычно сидел на первом ряду, мне было трудно разобрать, что он пишет. Большинство других студентов не могли видеть вообще ничего. Но наибольшее удовольствие для аудитории было слышать, как профессор Винер говорит сам себе: "Ну это, определенно, совершенно неверно". При этом он быстро стирал все, что было написано. Затем он начинал все сначала, бормоча про себя: "Пока это, похоже, правильно". И через минуту: "Однако, это не может быть правильно", и стирал все опять. Этот процесс повторялся вновь и вновь, пока не звенел звонок с лекции. Профессор Винер уходил из аудитории, даже не взглянув на своих слушателей".

Роберт К. Везерол (Robert K. Weatherall), директор службы по трудоустройству выпускников, передает рассказ одного из студентов, который "по дороге в НьюГемпшир остановился, чтоб помочь человеку, беспомощно стоящему около машины с проколотой шиной", в котором он узнал Норберта Винера. Винер проверил у него зачетку, и сказал, что может принять от него помощь, так как зачет уже получен.

Другой сотрудник МТИ, администратор факультета математики Филис Блок (Phyllis L. Block), вспоминает: "Он часто навещал меня в офисе и разговаривал со мной. Когда, спустя несколько лет мой офис переехал в другое помещение, Винер пришел ко мне представиться и познакомиться. Он не помнил, что я тот же самый человек, с которым он часто общался. Я был в другом помещении, и он принимал меня за когото другого".

Таков был профессор Винер. Один из крупнейших умов XX века, создавший своими работами облик цивилизации, в которой мы живем, и совершенно беспомощный и подетски уязвимый в повседневной жизни, нашедший защиту для своего внутреннего мира в семье, высокомерном отчуждении, скрывавшем концентрацию сознания на решаемой задаче, и в результате небезосновательно ставший персонажем студенческого фольклора.

А студенты Массачусетского технологического до сих пор рассказывают первокурсникам анекдоты о рассеянном профессоре Винере, который мог забыть собственное имя... Какая, собственно, разница, как тебя зовут, если ты Норберт Винер...

В поисках смысла Научное исследование заключается в интерпретации для удобства нашего понимания устройства мира, который был создан без принятия во внимание наших удобств, да и самого существования.

"Смысл этой трагедии заключается в том, что мир это не маленькое уютное гнездышко, созданное для безопасного существования, а огромное и зачастую враждебное пространство, в котором мы можем много достичь, только определив для себя Богов; и введение этого определения содержит в себе неизбежное наказание".

Каждый человек включает в себя три сущности, проявляющиеся в различной степени, в зависимости от уровня развития личности. Вопервых это биологическая животная сущность, управляемая простейшими инстинктами и легко моделируемая кибернетическими средствами, вовторых это социальное существо, живущее среди себе подобных в искусственной среде, называемой человеческим обществом. Законы поведения на этом уровне более сложны, но все же доступны для анализа с применением статистических методов. И, наконец, это то, что мы ощущаем в себе, оставшись наедине со звездным небом или в момент пробуждения, когда повседневные заботы еще не успели заполнить сознание. Именно это состояние было основным для Винера.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.