WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

А именно, если применить это понятие окружающей мира к «человеку», с той всеобщностью, которую мы предложили в начале, то нельзя будет указать типично человеческого, т. е. соотнесенного с этим родом комплекса условий, которые должны быть выполнены, чтобы этот род мог «сохраниться». Человек не живет в отношении орга­нического приспособления к какимлибо определенным, выявляемым естественным «сферам», но его конституция делает необходимой и производит разумную, планирую­щую деятельность, которая позволяет ему при любом сте­чении естественных обстоятельств посредством их пред­усмотрительного изменения создавать себе средства и тех­нику своего существования. Поэтому мы видим, что этот род живет «повсюду»: в пустынях, полярных областях, в горах, в степях, в топях и на воде, во всех климати­ческих поясах,— поэтому невозможно назвать специфи­ческий, приуроченный ему окружающий мир или его среду в смысле предложенных выше определений.

Итак, биологическое понятие окружающего мира соот­несено с видом или с любым индивидом, выступающим как эквивалентный представитель вида. Однако к рас­смотрению вида «человек» это добавление неприложимо. Верно, конечно,, что человек существует во «всех воз­можных» условиях, но семья австралийских аборигенов, если поместить ее в большой город, не сумела бы выжить.

Теперь я хотел бы сказать: по тем же самым основа­ниям, по которым человек как таковой живет «повсюду», конкретный отдельный человек в действительности иног­да незаменим. Ибо «вот этот человек» всегда живет ре­зультатами своей изменяющейся деятельности, своей культурной сферой и внутри нее, а не в приспособле­нии к стихийным обстоятельствам, и в этой культурной среде он может быть в особых случаях (отнюдь не всег­да) так укоренен в силу привычки или дисциплины, что действительно оказывается привязан к ней.

Мы хотели бы способность к культуре (в вышеупомя­нутом смысле) символически именовать К. Это должна быть общечеловеческая переменная с разными значениями величин. В первом приближении она бы обозначала ва­риабельность мыслительных средств и форм деятельности, то есть и вещных средств. При малой величине К имеет место «прикованность к окружению» в традиционной куль [169] турной среде, при большой величине К у человека есть высокая способность приспосабливаться к самой разно­образной среде. Я не вижу возможности, на которую мне должны были бы указать оппоненты, установить не­обходимое соотношение этого фактора с биологическим понятием окружающего мира, ибо он означает как раз уровень способности оторваться от конкретных условий среды.

Поэтому перенесение понятия «окружающий мир» из сферы животного на человека наталкивается на прин­ципиальные затруднения. Они заключаются, как мы ви­дели, в том значимом только для человека (для челове­ческого рода и конкретного индивида) факте, что ре­зультаты его запланированной, изменяющей деятельности (вместе со всеми ее средствами) должны быть отнесены к физическим условиям существования. Так как для жи­вотного это не имеет силы, то всякое указание на сово­купность условий существования (а это как раз и есть окружающий мир), полученную применительно к животно­му, для человека возможно лишь в двух смыслах. Когда рассматривают очень большую подчас «прикованность» к конкретной сфере культуры и обнаруживают здесь наличие специального и биологического отношения («спо­собность жить только этим»), то понятие окружающего мира в точном смысле кажется тут уместным. Однако всякое указание на конкретное содержание, имеющее значение для одной группы (эти враги, этот ландшафт, эта пища и техника ее получения и т.д.), становится в случае другой группы ложным, так что и здесь нельзя указать сопряженную с родом констелляцию окружающе­го мира, ибо она должна охватывать «любое» содержа­ние вместе с его противоположностью.

Итак, мы можем сказать: там, где у животного мыс­лится окружающий мир, у человека располагается сфера культуры, а Икскюль, сравнивший уверенность поведе­ния животного в его окружающем мире с поведением человека в своей квартире, высказался более точно, чем сам предполагал. Обобщая зоологическое понятие окру­жающего мира так, чтобы оно охватывало и человека, мы окажемся перед следующей дилеммой:

а) Говорить осмысленно о понятии окружающего мира «человека» нельзя.

б) Если под окружающим миром понимать особые сферы культуры, вместе с их «фоном», то имеется много [170] случаев, когда совершается «транспонирование», когда происходит новое приспособление к другим средствам культуры и экологическим ситуациям. Я упомяну лишь о двух таких случаях.

Согласно фон Айкштедту10 (гл. сочинение, 1е изд. с. 819), около 1700 г. областью проживания индейцев сну и фоке был район произрастания дикого риса в Мин­несоте. Это означает собирательство, охоту в лесах, использование каноэ. Будучи вытеснены индейцами оджибве, у которых были ружья, они перекочевали в пре­рию, а от европейцев получили лошадей. «Всего через несколько лет уже весь народ был на конях, и тем самым перед ним одним разом открылось огромное новое жиз­ненное пространство в высокой прерии».

Другой пример — мы сами, в первую очередь северные и западные европейцы. Экспансия этих рас захватила три континента, а в силу несравненных культурных дости­жений удалось найти технику для хотя бы и временного пребывания в воздухе, даже в стратосфере, и под водой. Разделение южной полярной области на сферы интересов является уже перспективным политическим предприятием. В. противоположность этой технике — которая, в опреде­ленном выше смысле, всегда есть культура — имеются только совершенно неспецифические границы биологичес­ких возможностей жизни, как, например, разрушительные температуры, абсолютное отсутствие воздуха и т. п.

Поэтому я бы сказал, что внутри мира и при любых условиях человек может выстоять в силу предусмотри­тельного и планирующего изменения таких условий, при­чем конкретная мера этой способности колеблется в ши­роком диапазоне. Для понимания этого отношения не только не нужно понятие окружающего мира, оно может просто уводить нас на ложные пути.

Далее, «человек» как в целом, так и в отдельности обладает «миром» также и субъективно.

Планирующее, предусмотрительное изменение любых данных природных условий есть условие физического существования человека. Человек живет исключительно этим. Однако эта способность к планированию означает также, что любая частная данность может быть «в пред­ставлении» перемещена в пространстве и времени и пере­крыта какойнибудь другой. Так дикарь видит в дереве будущую лодку, так для мусульманина, где бы он ни был, на востоке всегда Мекка, так мы знаем, что за горою [171] деревня, хотя она и не видна, так мы мысленно устраняем мешающий нам изгиб реки, а затем регулируем его, так ведут войну за будущие жизненные пространства для будущих поколений, хотя бы даже в других частях света. Как раз в случае человека нельзя отвлечься от того, что он является существом представляющим, равно как и вос­принимающим, причем первым — в более высокой степени, и что этим он живет. Каждая воспринимаемая констел­ляция условий — а сами они произвольны — взрывается в представлении в непредвидимом и опятьтаки произволь­ном направлении, а человек ведет себя, исходя из этих представляемых ситуаций, так же, как исходя из данных ситуаций. Существо, которому открыта вся полнота прост­ранства и времени, имеет мир, а не окружающий мир. Но тем самым сказано еще больше. Содержание, воспринимаемое человеком, уже не огра­ничено биологически полезным или употребймым, но ха­рактеризуется совершенно бессмысленным биологически богатством. Так, сначала совершенно не нужно восприни­мать бесчисленное множество звезд. Следствием этого является то, что человек — во всех известных обстоятель­ствах — знает не только свою сферу культуры и свое (потенциально заменимое) жизненное пространство, но что сферы эти расширяются до самых звезд. Иными словами, он рассматривает это жизненное пространство лишь как «часть» большого, неопределенно широко прос­тирающегося целого, его мироориентация и истолкование полностью распространяется на это целое, и он, таким образом, истолковывает звезды как бивачные огни покой­ников (Австралия), если не использует их в качестве мировых точек для ориентации во время ночного пла­вания по морю, как это делают полинезийцы. В силу той же самой мыслящей и истолковывающей интерпретации он постигает данный ему мир как часть не данного. Таким образом, он «проламывает» воспринимаемый мир и «ин­терполирует» всюду невоспринимаемое, будь то демоны, демокритовы атомы, боги или чтото еще. Итак, он интер­полирует в воспринятое воспринимаемое, в воспринима­емое — невоспринимаемое. А его поведение относится вообще ко всем этим классам.

Человек проламывает или деятельно расширяет не­посредственно данный его чувствам мир, а именно, благо­даря той же «технике», при помощи которой он вообще сохраняет существование. Подзорные трубы и микроско [172] пы совершают это так же, как и «искусственный нос», сопровождающий его в образе охотничьей собаки, или как сигнальный барабан. Все эти тезисы резюмируются в следующих словах: человек, органически неспециализированный и открытый для раздражений, не приспособлен ни к какой специфи­ческой природной констелляции, но в любой констелляции удерживается благодаря планирующему изменению преднайденного и достижениям ориентации (истолкованиям, интерпретациям, новым комбинациям представлений и т.д.). Поэтому и субъективно у него есть мир, т.е. рас­ширяемое, лишь отчасти сознательно им воспринимаемое, охваченное в представлении в пространстве и времени целое.

Наконец, следующее рассуждение носит уже не только логический характер: возможность понимать и познавать окружающий мир животных уже доказывает способность иметь мир. Биологическое понятие окружающего мира предполагало, что исследуемое животное живет и су­ществует в «секторе» возможных содержаний, из которых однако лишь определенные содержания становятся физи­чески, практически или чувственно значимыми для живот­ного, образуя систему, а именно специфический окружаю­щий мир. Белка и паук на одном и том же дереве незнакомы между собой и не существуют друг для друга. Эта особенность окружающего мира как сектора сущест­венна для его определения и появляется поэтому в оп­ределении Вебера в соотношении окружающего мира и среды. Существенным было то, что окружающие миры не могут быть транспонированы, каждый вид оказывается в плену собственного окружающего мира. Из чего же должен быть, собственно, вырезкой окружающий мир че­ловека? Я думаю, невозможно ответить на этот вопрос, не предположив, что у человека есть «мир». Если мы попытаемся определить человеческий окружающий мир, то нам придется охватить его в представлении и тем самым дать себе самим мир, или же нам придется транс­понировать наш «окружающий мир» в иной, чтобы опи­сать его с точки зрения этого иного окружающего мира. И то, и другое противоречит утверждению, что у человека есть окружающий мир в том же смысле, что и у животных.

Поэтому я ожидаю еще одного определения того, что должно содержать понятие человеческого окружающего мира в строгом смысле. Я думаю, будет видно, что это по [173] нятие взорвало бы все границы определений, ибо оно должно было бы содержать произвольные признаки вмес­те с их противоположностями. Не лежит ли в основе противоположного тезиса нечто вроде «биологической редукции» человека к его соматическому составу, так что, беря за точку отсчета животное, абстрагируются от «ду­ховных свершений» человека, потому что трудно постиг­нуть их биологически и им присуща столь необычайная изменчивость? Это была бы неявно дуалистическая тео­рия. Но при биологическом (т. е. попросту: эмпирическом) рассмотрении человека нельзя отвлечься от его поведения, а это конкретно касается не только воспринятого, но в гораздо большей степени — представляемого и даже «представляемого как не воспринимаемое». Не есть ли сфера культуры именно природная сфера человека и вы­резка из области, данной как неограничимая, из мира? V Понятие окружающего мира есть понятие соотноси­тельное, и оно требует конкретного определения через указание того зоологического вида, для которого значим данный окружающий мир или которое благодаря своим специальным органам «приноровилось» к этому окружаю­щему миру.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.