WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

Обрисованный здесь образ действий, с которым мы немедленно начнем знакомиться вплоть до техники поста­новки проблем, не может быть назван «позитивистским», напротив, он является специальным случаем всякого практического образа действий, а именно, познавательнопрактическим. Всякая практика предполагает задачу, волю к ее разрешению и общую разрешимость задачи, в то время как выбор средств, техники и методов совершен [157] но неограничен и руководствуется лишь их пригодностью для решения задачи. Этот опыт систематической антропологии я предложил в своей книге «Человек. Его природа и его место в мире» (Берлин, 1940, 7е изд, 1962). Для дальнейшей работы над намеченной там наукой, будет целесообразно рассмотреть теперь примененные в ней методы сами по себе (в книге они были связаны только с работой над материалом), а затем более подробно обосновать определенные пози­ции. При этом мы хотим действовать так, чтобы на этот раз методически развить, исходя из задачи, выдвигаемую нами многочленную гипотезу, пользуясь при этом удоб­ным случаем для содержательных добавлений. Доказа­тельство эффективности самой гипотезы проведено в наз­ванной книге и не нуждается в повторении: там оно соста­вило собственно содержательную часть после введения.

Наше предположение, что решение нашей задачи построения совокупной науки о человеке возможно, уже заключает в себе первый член гипотезы, а именно, гипо­тезы о том, что «человек» есть предмет единый и доступный одной науке. При более близком рассмотрении это утвер­ждение распадается на два тезиса: тезис о единстве вида «человек» и тезис о единстве или «целостности» в себе каждого отдельного человека. Конечно, первое утвержде­ние не исключает разновидностей и видов внутри рода «человек», а означает только, что этот род отграничен в себе ясно и без переходов, по крайней мере в известные нам эпохи, и что это подлинно биологический род. Это можно считать надежно установленным, и точно так же, как есть общая анатомия «человека» — подлинная наука, логически предшествующая всякой специальной анатомии и морфологии рас, так и логически безупречна общая нау­ка о человеке.

Гораздо труднее второй тезис о единстве, или це­лостности, человека в себе. Окажись он неправильным — и нам пришлось бы иметь дело с другим утверждением, что человек составлен по меньшей мере из двух различных «субстанций», тела и души. Эта теория может выступить в двух формах, в виде эмпирического высказывания или в виде некой «метафизической» теории. В первом случае она станет, как минимум, утверждать, что существуют две различные науки, которым следовало бы разделиться в исследовании человека: биология (морфология, физиоло­гия и т. д.) и психология, даже если и будет признано, [158] что им надо както «сотрудничать».

Метафизические теории дуалистического рода мы мо­жем вполне опустить, ибо в наши намерения входит именно эмпирическая антропология и мы не обязаны (см. выше) дискутировать устаревшие метафизические поло­жения, тем более что метафизики обычно решают по своему разумению, где начинается та «глубочайшая исти­на», на которую они притязают, так что спор некому было бы рассудить.

Однако нашей гипотезе противостоит гипотеза эмпири­ческого дуализма, простого сосуществования по меньшей мере двух наук о человеке, причем нет никакого сомнения, что понятия образуются в них совершенно поразному. Тут мы добрались до решающего в методическом отно­шении места. В этом затруднении мы можем помочь себе только тем, что оставим в покое нашу гипотезу о «единст­ве» человека, равно как и противоположную ей, т. е. временно отложим в сторону всю проблематику дуализма. Но это означает нечто весьма определенное для нашего следующего шага: мы должны найти — и вывести отсюда все конкретные вопросы — точку отсчета, которая есть еще до всякого различения физической и психической сторон, т. е. «души» и «тела», и даже до всякой возмож­ности их различения. Лишь тогда мы можем ожидать, что в процессе исследования будут даны нам основания для последующего самоопределения относительно остав­ленных в стороне вопросов. Противоположность тела и души — не только древняя и необычайно популярная, но и опирается на очевидные факты, однако мы всетаки отказываемся от того, чтобы сделать ее с самого начала обрамлением всей тематики, но не от того, чтобы вновь рассмотреть ее в какомнибудь месте нашей системы, возможно, при совершенно изменившихся условиях.

Наша постановка проблемы влечет за собой следст­вие, имеющее значение даже для частностей формулировки: вплоть до выбора слов следует избегать какойнибудь скрытой в том или ином выражении предрешенности относительно этого различия, поэтому все выражения, употребляемые в нашем исследовании, долж­ны быть принципиально «психофизически нейтральными».

В практике редко встречаются примирение или сглажи­вание в приемлемом смысле первоначально очевидных раз­личия или противоположности, с которыми к тому же связаны какието интересы. По большей части разли [159] чие «нейтрализуют» или лишают важности, что возможно лишь через нахождение третьей точки зрения, оказываю­щейся достаточно плодотворной, чтобы выйти из этой про­тивоположности мотивов, интересов и сил. Я не вижу дру­гой возможности рассмотреть древнюю, окаменевшую во всех своих мыслимых вариантах проблему души и тела, кроме как растворить ее при весьма изменившихся усло­виях в некоей третьей теории, более близкой фактам.

Искомая отправная точка есть действие. Человеческое, осознанно совершаемое действие как процесс представляет собой в своем реальном протекании, с точки зрения пе­реживания, совершенно неразрывное, допроблематиче­ское единство своего рода. В процессе действия просто не дано никакого различия или различимости «внутренне­го» и «внешнего», психического или физического, и самое большее — последующая рефлексия в отнюдь не деятель­ном состоянии может разделить «внутренние» фазы раз­мышления, решения и т.д. и «внешнего» действия «как такового». Напротив, во время самого действия эта реф­лексия неосуществима, условия ее осуществления уничто­жены. При этом само реальное действие может проте­кать совершенно осознанно, но в этом «внутреннем бытии» действия нет никакой данности внутреннего в про­тивоположность внешнему. Таким образом, если действие полностью происходит по ту сторону мыслимого разли­чия, то оно находится и по ту сторону категории «выраже­ние». Оно может, но отнюдь не должно быть «вырази­тельным», как, например, жест, и тем самым мы избави­лись от побуждения с самого начала рассматривать тело как «поле выражения» «души» или нечто подобное. Под действием, впрочем, следует понимать не чтото особенное, но всякое схватывание чегото, всякий рабочий ход.

Каждый новый шаг требует нового понимания задачи. Теперь ее можно обозначить следующим образом: построе­ние всеобщей антропологии, идущее от действия, влечет за собой гипотезу и ее доказательство, что всю организа­цию человека можно понять исходя из действия.

Теперь нужно зафиксировать несколько значений: под действием нужно понимать предусмотрительное, плани­рующее изменение действительности, а совокупность изме­ненных таким образом или вновь созданных фактов вместе с необходимыми для этого средствами — как «сред­ствами представления», так и «вещными средствами»,— должно называться культурой. Это выражение всякий раз [160] следует соотносить с конкретным человеческим продуктив­ным сообществом (Leistungsgemeinschaft). Такие выра­жения, как «народ», «государство», «общество» и т. п., не могут быть здесь определены, и мы используем весьма общее выражение «сообщество» всюду, где сотрудничают конкретные и отличимые от других группы, то есть определяем его через действие. Тем самым определены эти три выражения, т. е. указан точный смысл, который мы намереваемся им придавать, а так как сами эти де­финиции — составные части гипотез, то в столь же малой степени они могут обсуждаться сами по себе: они могут быть верифицированы, то есть сделаны истинными, только в силу их успешного применения к фактам при построе­нии нашей науки. Понятия «действие», «культура» и «сооб­щество», как они здесь определяются, суть также психофи­зически нейтральные понятия, предшествующие любому различению внутренних и внешних фактов, качеств и т. д.

На популярном языке не употребляемого нами метода можно было бы сказать: действие и запланированные изменения мира, совокупность которых называется культу­рой, относятся к «сущности» человека, а это положение эквивалентно другому: исходя из действия как отправной точки и т. д., можно построить совокупную науку о чело­веке.

Нет такого человеческого сообщества, в котором не было бы «культуры», т. е. какогонибудь предусмотритель­ного изменения фактов и обстоятельств, полезного челове­ку, будь то даже (в чем никогда не бывает недостатка) только производство оружия или защитных средств, како­вы одежда и кров, или же техника заготовки продо­вольствия. Противопоставление природы и культуры имеет смысл лишь постольку, поскольку имеется в виду нече­ловеческая, стихийная и предоставленная себе. самой при­рода в противоположность тем островкам методического изменения, которые внедряет в нее человек, чтобы при­нудить эту стихию поддерживать его. Конкретное челове­ческое сообщество существует только в «обезвреженном» и оборудованном для его целей окружении, которое вклю­чается этим сообществом в природу.

Мне возражали, что нельзя в буквальном смысле слова говорить о человеке как действующем существе5. Это возражение оспаривает либо необходимость борьбы за су­ществование. либо ее всеобщность, и только в этом послед­нем случае оно отчасти оправдано. В сложных культурных [161] связях имеются вынужденная или достижимая безрабо­тица, какието возможности высвобожденного и даже роскошного существования — но только за счет того, что бремя труда несут другие. Понятие действия с доста­точным приближением можно было бы заменить понятием труда, и в любом человеческом сообществе есть, бесспор­но, труд «в поте лица» — равно как и колоссальная аккумуляция мощности разнообразных продуктов и дел, которые, начиная с определенного уровня культуры, заме­щают собой или даже превосходят неумолимые требо­вания природы.

III Действия людей отчасти соотносятся с общей для них действительностью, отчасти же — Друг с другом. Они предпринимают запланированные изменения по отноше­нию друг к другу, и есть бесчисленное множество спосо­бов влиять, принуждать, вразумлять, подавлять и осво­бождать, дрессировать, убеждать и воспитывать: все это суть воздействия на взаимоотнесенное поведение. Нако­нец, каждый человек может и должен занимать позицию относительно себя самого, контролировать свои побужде­ния и интересы, решать в пользу какихто из. них, тормо­зить другие и т.д. и, таким образом, планомерно изменять свое внутреннее состояние в соответствии с некоей руко­водящей идеей, отвечающей требованиям сообщества. Наблюдаемая в том или ином сообществе «мораль» и представляет собой такие ориентации побуждений, обладающией весьма различной структурой. Итак, наша гипо­теза об исследовании всей организации человека исходя из действия включает в себя понимание той или иной морали в общем контексте конституции человека как жи­вого существа. Как говорил Гердер, человек «уже не есть безошибочная машина в руках природы, но он сам становится для себя целью и предназначением обработки»6. Это отличная формула для более точного понимания того явления, которое замечали и о котором говорили во все эпохи,— рискованной конституции человека, сущностной угрозы и вытекающей отсюда поставленностинасебясамого. что нашло свое выражение в различных мифологи­ческих образах: человек словно соскальзывает с вершин своего раннего, более совершенного состояния, которое называли золотым веком или раем, и не знает, на что [162] решиться. Гердер высказывает то же самое без мифологи­ческих образов, а Шиллер в статье «О грации и достоин­стве» говорит нечто сходное: «В животном и растении природа не только выражает назначение, но и сама его воплощает. Человеку же она дает лишь назначение и ему самому предоставляет его воплощение»7.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.