WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000387/

Гегелевская история философии....1993. (Сергеев К.А.Перов Ю.В.)

Источник:

Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Кн.1. СПб.: Наука, 1993.350с. С.561.

К. А. Сергеев, Ю. В. Перов Гегелевская история философии в контексте новоевропейской метафизики. 1993.

Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Кн.1. СПб.: Наука, 1993.350с. С.561.

(Нумерация в начале страницы).

Уже с первых лет своей педагогической деятельности (1801— 1802 гг.) Гегель читал лекции по логике, тогда как к лекциям по истории философии он приступает только через пять лет, завершив свой фундаментальный труд «Феноменология духа». Первую часть «Науки логики» он опубликовал в 1812г., вторую — в 1816 г. Затем через год появилась «Энциклопедия философских наук», которая при жизни Гегеля имела второе (1827 г.) и третье (1830 г.) издания. В последующие времена эта работа выходила под названием «Система философии».1 Потому весьма показательно данное обстоятельство, что подобного рода трансформацию с названием, причем гораздо более сложную, претерпела «Феноменология духа». Примечательным было первое ее название — «Наука об опыте сознания». Когда Гегель сдает эту работу в печать, появляется следующее заглавие: «Наука феноменологии духа». Работа выходит в свет под таким названием: «Система наук. Часть первая. Феноменология духа» (1807 г.). Вскоре после смерти Гегеля (1831 г.) этот труд был переиздан как второй том его «Избранных работ» (1832 г.) уже под привычным для нас заглавием «Феноменология духа».

Г. Шпет в своем переводе на русский язык «Феноменологии духа» по первому изданию в заглавии и оглавлении ее текста сохранил все указанные выше названия. Следует это отметить, поскольку в указанных названиях эксплицируется движение мысли Гегеля к философии как к спекулятивнодиалектической системе наук, охватывающей всю совокупность подлинно «реального» знания. В «Феноменологии духа», в «Науке логики», в «Энциклопедии», в «Лекциях по истории философии» Гегель постоянно говорит о реальном знании. В каком именно смысле это мы в дальнейшем еще скажем. Здесь же нам важно под 1 Разъяснения по этому вопросу можно найти в кн.: Hegel. Samtliche Werke. Stuttgart, 1929. Bd. 8.

черкнуть, с одной стороны, мудрость Г. Шпета, сохранившего в русском переводе все названия «Феноменологии духа»; с другой — проницательный в герменевтическом смысле анализ М. Хайдеггера этих заглавий, проясняющий переход Гегеля от философии как метафизики к «Науке об опыте сознания», т. е. к проблематике «Критики чистого разума» Канта в противовес Фихте и Шеллингу, а затем открывшего для себя в «Науке феноменологии духа» первую часть «Системы наук»1 В том плане первую часть, что «Феноменология» есть как бы вхождение в «Первую философию» в смысле Аристотеля, которая была названа впоследствии «Метафизикой», выясняющая самый фундаментальный, поэтому никогда не преходящий во времени одинединственный вопрос: «Что есть сущее?». Свершением мысли Аристотеля в ее фундаментальности и энциклопедическом охвате «реального» и эмпирического знания Гегель соизмеряет свой замысел построения науки как спекулятивнодиалектической системы абсолютного духа. Вот почему он говорит, что Аристотель «был одним из богатейших и глубокомысленнейших из когдалибо явившихся на арене истории научных гениев, человек, равного которому не произвела ни одна эпоха».2 Аристотель «был таким многообъемлющим и спекулятивным умом, как никто другой», причем «как в отношении глубины идеи, так и в отношении широты захвата» (там же). Его ум «проник во все стороны и области реального универсума и подчинил понятию их разбросанное богатое многообразие». В этой характеристике Аристотеля Гегель раскрывает замысел своей философии. Вот почему он говорит об Аристотеле так: «И в самом деле, большая часть философских наук обязана ему установлением своих отличительных особенностей и заложением своего начала. Но хотя наука, таким образом, всюду у него распадается на ряд рассудочных определений, определенных понятий, аристотелевская философия все же содержит в себе вместе с тем глубочайшие спекулятивные понятия» (там же).

В силу такой характеристики аристотелевской философии следует отметить то, как сам Аристотель разъясняет назначение «первой философии» (цйлoупцЯб рсщЯз). Аристотель говорит так: «Есть некоторая наука, исследующая сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе» (Метаф. III, 6. 1003а).3 Затем: «Именно первой философии надлежит исследовать сущее 1 См.: Heidegger M. Hegels Begriff der Erfahrung // Holzwege. Frankfurt a.M., 2 Гегель. Лекции по истории философии // Соч. М., 1932. Т. X. С. 224. Здесь и далее лекции цитируются в тексте по этому изданию с указанием в скобках соответствующего тома и страницы.



3 Аристотель. Соч.: В 4 т. М.: «Мысль», 1975—1983. Здесь и далее цитируется по этому изданию.

как сущее — что оно такое и каково все присущее ему как сущему» (там же VI. 6.1026а). Как это было в прошлом для философской мысли, как это есть в настоящем, как это будет всегда и далее, согласно Аристотелю, все то, к чему стремится философия и что для нее в какое угодно время будет сохраняться как вопрошаемое, следовательно, никогда не постижимое полностью и окончательно — это всего лишь один вопрос: фЯ фп ьэ (что есть сущее?). Слова самого Аристотеля: «И вопрос, который издревле ставился и ныне постоянно ставится и доставляет затруднения, — вопрос о том, что такое сущее» (там же. VII. 1.1028b). Философия выясняет, что есть сущее, поскольку оно есть действительно, т. е. действенно, «это вопрос о том, что такое сущность (Ю п эуЯб)». Сущность в смысле бытийности сущего как такового, т. е. цэуйт (природа) ранних греческих мыслителей: и это есть далее Льгит Гераклита, "Eн (единое) Парменида, єдЭб Платона и ЕнЭсгейб Аристотеля. Уже в новое время Декарт осмысливал подобного рода сущность как субстанциальность ego cogito, Лейбниц как rapreasentatio (представление), у Канта — это трансцендентальное ego, у Фихте — абсолютное Я, Шеллинг говорит о воле, имеющей смысл «прабытия», наконец, Гегель постигает субстанциальность, субъективность и волю как Дух (Geist) в смысле мышления, осознающего себя в своем собственном понятии (Begriff). Вот почему в предисловии к «Феноменологии духа», говоря о «развитии сознания до уровня науки» и «понятий абсолютного как субъекта», Гегель подчеркивает: «На мой взгляд, который должен быть оправдан только изложением самой системы, все дело в том, чтобы понять и выразить истинное не как субстанцию только, но и равным образом как субъект. В то же время надо заметить, что субстанциальность в такой же степени заключает в себе всеобщее, или непосредственность самого знания, как и ту [непосредственность], которая есть бытие, или непосредственность для знания» (Соч. Т. IV. С. 9).

В первой публикации «Феноменологии духа» Гегель говорит о ней как о первой части «Системы наук». Речь вовсе не идет о последовательности наук, располагаемых в строго определенном порядке; не означает это и систематическое изложение философии как науки. Речь идет о такой системе наук, которая сама по себе призвана быть совершенно достоверной организацией реального знания, имеющего смысл абсолютного самосознания. Субъект, осознавая в «Опыте сознания» присущую ему субъективность, обретает реальное знание в полноте всей своей структуры, которая собирается в процессе раскрытия субстанциальности бытиякаксознания, и вот такого рода собирание есть «Система» абсолютности как таковой. Наука понимается Гегелем как субъект системы, поскольку она определяется как абсолютное самосознание субъектности бытия в смысле понятия и духа. Она тем самым есть онтотеологическое знание того, что есть постольку, поскольку оно есть действительно. «Феноменология духа» определяет два направления в развитии «Системы наук», а именно: «Наука феноменологии духа» и «Наука логики». Если «Наука логики» проектируется сначала как совершенно разумная теология, как завершение и тем самым преодоление работы Канта «Религия в пределах только разума» (1793 г.), то феноменология осуществлялась как онтология, т. е. как «Наука об опыте сознания». Имея в виду «Феноменологию духа», К. Виндишманн писал Гегелю 27 апреля 1810 г.: «Изучение Вашей системы наук убедило меня, что этот труд когданибудь, когда наступит время и люди его поймут, будет считаться основным пособием для освобождения человека, ключом к новому Евангелию, предсказанному Лессингом. Вы, конечно, понимаете, что я хочу этим сказать, но признайте, что представляет собой этот труд (именно труд, а не текст), и сколь немногие постигли его глубину...».1 И Гегель, благодарный ему за такую оценку и достойное понимание его замысла, отвечает: «Известно, что при появлении философских трудов трудно ожидать — и в наше время для этого меньше всего оснований, — чтобы они нашли не то что понимающую публику, но хотя бы несколько индивидуумов, которые бы ими интересовались и уделяли бы им внимание; для меня было тем более ценно то, что моя работа небезразлична Вам». Гегель говорит в своей «Феноменологии», что философия, если она приступает к самой сути дела, она тем самым приступает «к действительному познаванию того, что поистине есть...» (с. 40). Выяснение и строгое определение того, «что поистине есть», — в этом назначение философии как науки. Но... «лишь духовное есть то, что действительно, оно есть сущность или всебесущее, оно есть то, что вступает в отношения, и то, что определено', оно есть инобытие и длясебябытие, — и в этой определенности или в своем внесебябытии оно есть неизменное внутри себя; — или оно есть в себе и для себя» (с. 13). Далее: «Но оно есть это всебеидлясебя бытие только для нас или в себе оно есть духовная субстанция. Оно должно быть тем же и для себя самого, оно должно быть знанием о духовном и знанием о себе как о духе, это значит, оно должно быть для себя в качестве предмета, но столь же непосредственно в качестве предмета снятого, рефлектированного в себе» (с. 13—14). И еще: «Дух, который знает себя в таком развитии как духа, есть наука. Она есть его действительность и царство, которое он создает себе в своей собственной стихии» (с. 13).





1 Гегель. Работы разных лет: в 2 т. М.: «Мысль», 1971. Т. 2. С. 2 Там же Видимо, не слишком вразумительно для современников Гегеля, вероятно, тем более и для нынешнего читателя. Поэтому важно выяснить гегелевское понимание философии как системы наук и тем самым его подход к историкофилософскому мышлению. Все содержащееся в «Системе наук», т. е. в «Феноменологии духа», в «Науке логики», в «Энциклопедии философских наук» и в «Философии права», — все это есть раскрытие единого процесса самопознания бытиякаксознания. Причем сам процесс раскрытия не есть ни традиционная дедукция или индукция, ни описание простых фиксаций всевозможных наблюдений, притязающих, как правило, post factum на особого рода проницательность. Скорее, такой процесс есть как бы образование некой глобальной дефиниции, и этот процесс Гегель называет «дедукцией», поскольку он осуществляется телеологически, по так или иначе реализуемым во времени этапам, а в логическом смысле по строго определенным правилам, которые единообразны, в предельном понимании они даже однозначны на уровне «Феноменологии духа» и «Науки логики», на ступени «Философии природы» и, наконец, «Философии духа». Сознание, становясь все более и более мыслящим и приближаясь тем самым к своему собственному понятию, вовлекается, таким образом, как бы в диалог с самим собой по поводу каждой из являемых ему характеристик, присущих его собственному понятию. И в этом диалоге с самим собой, в силу постоянной являемости самому себе во временнбм измерении, оно собирает себя в дефиницию своего бытиякакпонятия, т. е. своего собственного понятия бытиякаксознания.

При поверхностном представлении гегелевской диалектики сознания, собирающего себя в дефиницию, т. е. в понятие своего всеобщего и истинного бытиякакмышления, вполне правомерно рассуждать так: сначала выдвигается тезис, затем — антитезис, а в результате столкновения тезиса и антитезиса в процессе диалога сознания с самим собой, в результате постижения сущности своих преходящих во времени формообразований, сознание обнаруживает в них разумное и синтезирует это разумное в глобальную дефиницию самого себя, обретая, таким образом, свое собственное понятие. Именно так и понимали гегелевскую диалектику в качестве метода познания и «Логики» с большой буквы, т. е. в терминах тезиса, антитезиса и синтеза. При этом не замечали или просто игнорировали диалектику как трагический опыт сознания, как мучительное его движение от одного своего предельного формообразования к противоположному. Когда же замечали, тогда это тут же оправдывали законами классовой борьбы, ведущей к обретению всеобщей справедливости и равенства, законами прогрессивнопоступательного движения политикоэкономической реальности.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.