WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

Вопросы философии № 7 стр.1935

Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи

формирования

К.С. ГАДЖИЕВ

В последние годы в центр споров и дискуссий среди наших общество­ведов выдвинулся вопрос о гражданском обществе и его связи с пра­вовым государством. Естественно, что в трактовке этой сложной проб­лемы существует довольно большой разброс мнений и оценок как в западной, так и, особенно, в нашей (пока что преимущественно публи­цистической) литературе. Дискуссионным остается вопрос о происхождении, исторических судьбах и хронологических рамках гражданского общества. Часть исследователей придерживается того мнения, что сама идея граждан­ского общества как независимого от государства образования верна лишь применительно к ранней "либеральной" стадии развития капитализма. В подтверждение этого тезиса приводится тот довод, что в современ­ных условиях границы между гражданским обществом и государством практически стерлись, что государство по сути дела вмешивается в ре­шение всех фундаментальных экономических и социальных проблем. Существует также мнение, которое отождествляет гражданское общество с человеческим обществом вообще. Предлагаемая статья имеет своей целью внести посильную лепту в решение данной проблемы.

Мысль о том, что общество как таковое возникло и развивалось вместе с государством, сама по себе верная и не подлежит сомне­нию. Но это не дает основания смешивать категорию "общество" как человеческую общность вообще с категорией "гражданское общество" как исторического феномена, возникшего на определенном этапе раз­вития человеческого общества, прежде всего западной цивилизации. Как представляется, говорить о гражданском обществе можно лишь с мо­мента появления гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым, индивидуального члена общества, наделенного определенным комплексом прав и свобод и в то же время несущего перед ним моральную или иную ответственность за все свои действия. Об этом свидетельствуют как перипетии формирования и развития самого граждан­ского общества, так и история разработки концепции гражданского об­щества в западной общественнополитической мысли.

Понятие "гражданское общество" восходит своими корнями к идее полиса Аристотеля (koinoia politike — гражданское общество), societas civilis Цицерона и идеям естественного права. Гражданское общество (koinoia politike, societas civilis, burgerliche fJesellschaft, societe civile) и политическое или государство (polis, civitas, Staat, stale, etat, stato) представляли собой по сути дела взаимозаменимые термины. Исследователи политических теорий древней Греции единодушны в признании того, что у древнегреческих мысли­телей политическое (или he politike) охватывало все важнейшие сферы жизни общества: семью, религию, образование, художественную культуру, искусство и т.д. Быть членом politike означало быть гражданином — членом государства и, тем самым, обязанным жить и действовать в соответствии с его законами и без нанесения вреда другим гражданам.

Такой подход в почти неизменном виде сохранился вплоть до XVIII в. Симптоматично, что даже Дж. Локк использовал понятия "гражданское общество" и "государство" как взаимозаменяемые. У И. Канта понятия "burgertiche Geselischaft" и "государство" выступают по сути дела как синонимы. Особенно отчетливо их слитность обнаруживается у Ж. Ж. Руссо. Общепризнано, что Руссо является одним из отцовоснователей идеи народного суверенитета и самой широкой демократии. Согласно Руссо, законную силу имеет только та система правления, которая основы­вается на участии каждого гражданина во властных отношениях, на безусловном полновластии народа. На этом основании он отвергал прин­цип представительства, поскольку здесь гражданин перепоручает свою волю другому лицу и, тем самым, лишается своего права действи­тельного правомочного гражданина. В этом он видел сущность societe civile или гражданского общества — государства.



Но тем не менее переход от средневековья к новому времени озна­меновался вызреванием гражданского общества и, соответственно, фор­мированием осознания различий между ним и сугубо государственными институтами. Большое значение с этой точки зрения имело становление в тот период идеологии национального государства, пришедшего на смену анархической раздробленности средневековых государств. Уже в XIV в. с падением империи Гогенштауфенов в Европе начинает пробуждаться сознание национальной индивидуальности и, соответственно, нарождаться идея национального государства. Важным этапом в этом процессе яви­лось царствование Филиппа Красивого, который в своей борьбе против папы Бонифация VIII апеллировал к Генеральным Штатам, противопо­ставив римскому теократизму принцип суверенитета королевской власти, основанного на национальной самостоятельности. Эту же идею в даль­нейшем отстаивали поборники Германской империи против притязаний авиньонских пап, такие как Вильгельм Оккам и составителя "Заступ­ника веры". Блестящую победу идея национальной государственности над римскокатолическим универсализмом одержала с победой англий­ской церкви в борьбе с папством за свою самостоятельность.

Первоначально европейская общественнополитическая мысль в лице Ж. Бодена, Т. Гоббса, Б. Спинозы и др. рассматривала государство как институт, призванный радикально преодолеть естественное состояние, которое одни (например. Т. Гоббс) оценивали как состояние войны всех против всех, а другие (Ж. Ж. Руссо) — как состояние идилли­ческой гармонии. С этой точки зрения немаловажную роль сыграла. также разработка идеи государственного суверенитета взамен положения, при котором каждый феодал считал себя полновластным сувереном. Из­вестный французский публицист периода религиозных войн, Ж. Боден, сформулировавший этот принцип, считал основополагающим признаком государства суверенитет. По его мнению, государство есть право суве­ренной власти над всеми членами общества и всем тем, что им при­надлежит. Государство образуется тогда, когда разрозненные члены со­общества объединяются под единой высшей властью, т.е. суверенитетом. Развивая эту традицию, Т. Гоббс утверждал, что государство получает свою легитимность или мандат на преодоление состояния войны в резуль­тате соглашения между всеми членами догосударственного сообщества людей. Возникшее на основе этого соглашения гражданское общество рассматривалось как эквивалент государства и его законов. Как считал Руссо, потеряв свою естественную свободу, люди, боясь потерять свои прирожденные права, вступили в общественный договор, признанный обеспе­чить "такую форму ассоциация, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, од­нако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде". Как утверждал Руссо, эта ассоциация, которая некогда име­новалась "Гражданской общиной, ныне же именуется Республикою, или Политическим организмом, его члены называют этот политический ор­ганизм Государством, когда он пассивен. Сувереном, когда он активен, Державою — при сопоставлении его с ему подобными. Что до членов ассоциации, то они в совокупности получают имя народа, а в отдель­ности называются Гражданами как участвующие в верховной власти и подданными как подчиняющиеся законам Государства".

Но сама концепция индивидуализма, разрабатывавшаяся Т. Гоббсом, Дж. Локком, Ж.Ж. Руссо, Монтескье и др., ставила на повестку дня вопрос о свободе.личности как гражданина общества, независимого от государства. В итоге традиционная концепция societas civilis, особенно со второй половины XVIII в., стала подвергаться эрозии и, соответственно, пересмотру. Это все более отчетливо стало обнаруживаться в традиции, представленной Дж. Локком, А. Фергюсоном, С. Пуфендорфом, И. Кан­том, физиократами и др. Следует отметить, что эта традиция исходила из признания факта существования общества уже в естественном состоянии. Так, согласно Дж. Локку, общество предшествует государству, оно су­ществует "по природе". Государство, по Локку, представляет собой некое "новое тело" с комплексом прав, которые превосходят права отдель­ных лиц, составляющих его. Если у Гоббса нет понятия "общества", которое предшествует политической власти, то у Локка государство образуется на основе существующих в естественном состоянии общест­венных отношений. Если какимлибо образом правительство уничтожа­ется, то общество сохраняется со всеми своими естественными зако­нами и правами. Народ, составляющий общество, является сувереном, и в силу этого, хотя с образованием государства суверенитет общества переходит к нему, оно не может полностью поглотить общество. Более того, главная цель государства состоит в защите этого общества, У мысли­телей этой традиции государство приходит не на смену обществу, а призвано управлять им, государство — это инструмент общества, с по­мощью которого оно актуализирует себя. Эта идея особенно отчетливо прослеживается в работах, например, шотландского ученогообществоведа середины XVIII в. А. Фергюсона.





Как бы то ни было, постепенно формировалось убеждение в том, что чрезмерно разросшееся государство препятствует свободному волеизъявлению отдельного индивида и реализации его потенциальных возмож­ностей. Как писал В. фон Гумбольдт, "чем большее действие оказывает государство, тем более схожим становится не только все воздействующее, но и все находящееся под этим воздействием". В таком государ­стве о людях забывают ради вещей и результатов их деятельности. "Такая государственная система, — продолжал Гумбольдт, — уподоб­ляется скоплению мертвых и живых орудий деятельности и потреб­ления, нежели множеству действующих и потребляющих сил". Поэтому неудивительно, что постепенно различение между гражданским обществом и государством превращается в аргумент против статускво и прони­кается идеями будущего устройства, призванного обеспечить социаль­ное равенство, гражданские свободы и ограниченное конституционное правительство. Приобретшая революционное содержание тема: "Граждан­ское общество против государства" получила наиболее развернутое осве­щение в работах Т. Спенса, Т. Ходжскина, Э.Ж. Сиэйеса и особенно в программном документе Великой французской революции, "Деклара­ции прав человека и гражданина". Наиболее радикальную концепцию гражданского общества сформулировал, пожалуй, один из ведущих идео­логов американской буржуазной революции, автор знаменитого памфлета "Права человека" Т. Пейн. У него тема гражданского общества, противо­стоящего государству, становится центральной. Пейн считает государство необходимым злом: чем оно меньше, тем лучше для общества. Поэтому власть государства должна быть ограничена в пользу гражданского об­щества, поскольку каждому индивиду внутренне присуще пристрастие к обществу. Существуя до возникновения государства, эта естественная социальность предрасполагает индивидов установить мирные отношения кон­куренции и солидарности, основанные всецело на взаимном интересе и разделяемом всеми чувстве взаимной помощи. Чем совершеннее граждан­ское общество, тем больше оно регулирует собственные дела и тем меньше оно нуждается в правительстве.

Наделенные неотъемлемыми правами, свободные и равные индивиды предшествуют государству как в прошлом, так и в настоящем и бу­дущем. Таким образом, государства можно считать законными или "ци­вилизованными" лишь в том случае, если они образованы в результате ясно спрошенного согласия всех индивидов и когда это активное согла­сие сформулировано конституционно и зафиксировано с помощью пар­ламентарных представительных механизмов. Цивилизованные системы управ­ления — это конституционные системы управления, наделенные властью через активное согласие свободных и равных индивидов. Такие прави­тельства не имеют прав, они имеют только обязанности перед своими гражданами.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.