WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

Вячеслав Марача

Г.П. Щедровицкий Дж. Ролз: проблема социального действия

и вопрос о возможности политической философии

Московского методологического кружка

Введение

Данная работа представляет собой компаративное исследование, посвященное сопоставлению позиций двух мыслителей Г.П. Щедровицкого и Дж. Ролза, в контексте методологических проблем построения политической философии. Необходимо особо подчеркнуть, что точка зрения, с которой производится сопоставление, не является нейтральной: автор принадлежит к интеллектуальной традиции Московского методологического кружка (ММК) – т.е. к кругу последователей Г.П. Щедровицкого. Далее этот круг в соответствии с устоявшимся обыкновением именуется методологическим сообществом. Сравнительное исследование помещено в контекст определенной интеллектуальной ситуации в методологическом сообществе, побуждающей ставить и обсуждать вопрос о возможности политической философии данного сообщества.

Однако прежде чем будут введены исторический, ситуационный и проблемный контекст темы, позволяющие очертить пространство компаративного исследования, необходимо отнестись к принципиальным возражениям известного методолога С.В. Попова, которые ставят под сомнение исходный смысл проведения подобной работы [21]. Но в контексте заявленной темы исследования следующий параграф важен не столько как критика упомянутых возражений [1 Здесь автор не одинок – см. целый ряд специальных материалов, опубликованных в №30 альманаха «Кентавр».], сколько как демонстрация актуальности вопроса о политической философии ММК и осмысленности задачи сравнительных исследований. Именно этим определяется развернутая далее линия контраргументации. Полемика с С.В. Поповым выступает здесь лишь одной из форм рефлексии интеллектуальной ситуации в методологическом сообществе, по отношению к которой производится тематизация.

Первой линией разворачивания собственно темы исследования является реконструкция исторического контекста возникновения методологии ММК в связи с проблемой социального действия в практике и организации работы Кружка. В данном историческом и проблемной контексте ставится вопрос о возможности политической философии ММК как средства самоорганизации методологического сообщества для стратегической координации усилий при осуществлении и интеллектуальном обеспечении социальных действий, масштаб которых превышает мощность любой отдельно взятой методологической группы (вторая линия) [2 Сходную постановку вопроса предлагал в своем докладе на семинаре в Св. Стефане (май 2002 г.) Ю.В. Громыко.]. Это задает пространство для сопоставления позиций Г.П. Щедровицкого и Дж. Ролза и позволяет перейти к обсуждению содержательных оснований для такого сопоставления (третья линия разворачивания темы) и сравнению как таковому (четвертая линия).

Опираясь на выявленные основания общности подходов Г.П. Щедровицкого и Дж. Ролза, в ходе компаративного исследования мы используем аппарат политической философии Дж. Ролза в качестве «языка наблюдения» внутренних процессов в ММК («малого политического контекста», связанного с проблемами самоорганизации Кружка). Полученную интерпретацию «по Ролзу» автор сопоставляет с методологической авторефлексией этих же проблемных ситуаций – т.е. с их видением в языке привычных методологам «неполитических» понятий и представлений.

1. Методология ММК и современная философия:

имеет ли смысл сопоставление? 1.1. «В рамках заявленной тематизации «Г.П. Щедровицкий и Деррида, и Делез…», пишет С.В. Попов, Чтения начинают напоминать тусклый философский семинар, в котором вообще упущен основной мотив устремлений, претензий и направлений развития методологии» [21, с. 25]. Это одно из самых «мягких» возражений, приведенных в статье С.В. Попова. Из высказанного далее трудно не признать справедливости многих утверждений [3 Например, следующего: «Попытки провести параллели в докладах вроде «Коммуникация у ГП и Хабермаса», вытащив чтото из ГП и найдя нечто похожее у Хабермаса, нельзя отнести к методологически корректной работе» [21, с. 25].] и ряда методологических требований: восстанавливать контекст исторического действия (это азы компаративистики), а также разворачивать мышление на себе (или своей группе) с дальнейшей рефлексией пройденного пути для получения нового метода (это – один из основных принципов методологической школы). Однако можно было бы поспорить о том, действительно ли участники VIIIх Чтений памяти Г.П. Щедровицкого нарушали названные требования так, как это интерпретирует С.В. Попов – оскорбительно для памяти Учителя [4 См. там же. Для С.В. Попова оскорбительны даже не попытки прямых содержательных параллелей между ГП и Хабермасом, Фуко, Деррида, Делезом (многие из приведенных на Чтениях сопоставлений действительно можно признать выхваченными из исторического и деятельностного контекстов – т.е. неприемлемо «натуралистическими»), а сам факт сопоставления Учителя с «ординарными философами». Дело не в умалении величия заслуг Хабермаса, Фуко и других мыслителей XX века, а в том, как С.В. Попов характеризует «ординарную философию» (см. его текст со слов «Позиция философа – не деятельностная…»). Сопоставление с подобной философией для Хабермаса и Деррида, а также для памяти Фуко или Делеза было бы не менее оскорбительно, чем для памяти ГП – ведь все эти мыслители в равной степени стремились преодолеть традицию классической философии. И делали это не менее радикально, умно и тонко, чем Г.П. Щедровицкий и С.В. Попов.].



Но не стоит тратить силы на арьергардные бои, поскольку острие возражений (являющееся основанием приведенных выше утверждений о методологической некорректности и даже оскорбительности происходящего) в другом: «Г.П. Щедровицкий – не философ. Он – методолог» [21, с. 26] [5 Согласно С.В. Попову, «оскорбительно» сравнивать ГП не с только с «ординарными» философами, но и с философами вообще. А заодно – и с логиками, хотя первая программа ММК была посвящена построению содержательногенетической логики, а сам Кружок первоначально именовался «логическим». Будучи в 1997 г. на стажировке в ЦентральноЕвропейском университете в Будапеште, автор привез в подарок местной библиотеке «Избранные труды» ГП. Расстановка книг на полках хорошей библиотеки – своего рода материализация «рядоположенности» мыслителей. Через год, оказавшись снова в Будапеште, решил поинтересоваться: по какому «ведомству» зачислили нашего Учителя и с кем его «сопоставили»? Обнаружил подаренные книги на полке «Логика» рядом с работами У. Куайна. Весьма, кстати, почетное соседство. Нетрудно догадаться, что полки «Методология» в библиотеке ЦЕУ нет – равно как и полки «Аналитическая философия». В этом смысле, если принимать всерьез претензии С.В. Попова, то ученики Куайна тоже должны были оскорбиться. А книги следовало дарить только вместе с отдельной полкой.]. И, ранее: «Это совершенно разные способы и типы работы. В этом смысле сравнивать их впрямую – бессмысленно» [21, с. 25].

1.2. Вроде бы нам указывают на очевидное логическое требование: сравнивать можно лишь явления одного рода. А философ (во всяком случае, «ординарный») и методолог – представители разных родов [6 В этом смысле Г.П. Щедровицкий – не только основатель и лидер, но также родоначальник ММК и методологического сообщества, «гений рода», по образному определению Н.Г. Алексеева (противопоставлявшего таких культурных героев традиционному для Нового времени образу индивидуальной гениальности ученого, изобретателя и т.п.).], различных типов мышления. Однако в нашем случае не все так просто. Даже в рамках жестких норм аристотелевской логики мы вправе поразному выбрать «категориальный» род: можем полагать родовым признаком «тип мышления», а можем – само «мышление» (если, конечно, не считаем разницу его типов субстанциональной). Как Г.П. Щедровицкий, так и, например, М. Фуко – мыслители, причем оба – «неклассические» и «неординарные». И если вслед за С.В. Поповым предположить, что методология – более «высокий» тип («формация») мышления, чем философия, все равно сравнительный анализ будет иметь смысл – хотя бы для выяснения того, что же нового и прогрессивного внесла методология в историю мысли и чем различаются пути развития мышления, предлагаемые методологией и неклассической философией.





Строго говоря, на «более высокий» (и вообще самостоятельный) статус особого типа мышления претендует основанная Г.П. Щедровицким методология ММК – но не методология вообще. И для того, чтобы выделить культурную новизну и основания для автономии методологии ММК, придется реконструировать ее предысторию, которая, очевидно, окажется частью истории философии. Если же мы начнем жестко (например, типологически, как это делает С.В. Попов) противопоставлять философию и методологию – то применительно к философскометодологическому мышлению Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Канта, Г. Когена, П. Наторпа и др. придется «резать по живому».

1.3. Методология возникла в рамках философии [7 О специфике марксистской философии, в рамках которой возникла методология ММК, см. ниже (п.2).]. И стремление обосновать субстанциональную автономию методологии осмысленно не больше, чем аналогичные попытки позитивизма в отношении науки: «демаркационная линия» так и не была проведена. Поэтому не будет ли правильнее говорить о «методологической ориентации» или «методологическом повороте» философского мышления – по аналогии с «языковым поворотом» в философии XX века? [8 См. [6, с. 55]. В данном контексте упомянутая в примеч. 5 «сопоставленность» трудов Г.П. Щедровицкого и У. Куайна на полке библиотеки ЦЕУ исполнена глубокого смысла. Как для методологического, так и для языкового поворота мышления характерен антинатурализм: объект мысли бессмысленно изучать «сам по себе», безотносительно к способу его полагания. Другое дело, что этот способ методология ММК рассматривает сквозь призму деятельности и мыследеятельности, а аналитическая философия (и ряд других направлений философии XX века, воспринявших «языковой поворот») под углом зрения анализа языка, посредством которого об этом объекте сказывается.] Что же касается синтеза разных типов мышления, на который претендует методология ММК, то соединение философского мышления с научным характерно и для методологии вообще. Специфическими чертами методологии ММК в этом смысле следует признать синтез философского и научного мышления с проектным, управленческим и инженерным. Впрочем, инженерное мышление всегда присутствовало в естественнонаучном (чего классическая философия просто не хотела замечать), а проектное и управленческое как особые типы мышления вряд ли старше методологии ММК.

Если уж что приподнимает методологию ММК над философией – так это коллективный характер мышления и рефлексии, а также использование схем. Но эти моменты (вне зависимости от того, считаем мы их субстанциональными или техническими отличиями методологического мышления) могут быть скорее предметом сравнительных исследований, чем поводом говорить об их бессмысленности. Термин же «философскометодологические контексты» представляется автору не «намеренным смазыванием различий» (как полагает С.В. Попов), а вполне правомерным обозначением если не единства, то близости и рядоположенности современной философии и методологии в интеллектуальной культуре [9 Сходную контраргументацию выдвинул недавно Е.В. Никулин: «На определенном этапе выстраивание собственной позиции относительно предшественников и современников, причем позиции содержательной, не сводящейся к декларациям о полном «снятии» всего предшествующего, становится жизненно необходимым… В этом смысле отказ «сравнивать себя с философией», на котором настаивает С. Попов, есть отказ от собственной историческиобъективной значимости, сознательная игра на понижение…» [17, с. 19].]. Их противопоставление имело и имеет скорее организационный и политический характер (у Г.П. Щедровицкого определявшийся задачами выживания свободно мыслящих людей в советском обществе, у С.В. Попова – стремлением к обособлению собственной команды как коллективного субъекта, способного порождать общественные изменения). Склеивание этих моментов с интеллектуальнокультурным фактом глубокой проблематизации науки и классической философии, которую действительно произвела методология ММК (находясь при этом в русле стратегических линий развития философии современной), ведет лишь к путанице.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.