WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

ВЫВОДЫ

Психологическая защита личности может быть описана как выработанная в онтогенезе и присущая любому человеку стратегия бессознательного искажения аффективных и когнитивных аспектов тех ситуаций, которые несут угрозу сложившейся картине мира. При условии гибкости и умеренной эксплуатации психологическая защита имеет исключительно адаптивное значение.

Дети старшего дошкольного и младшего школьного возраста имеют богатый арсенал психологической защиты. Данный период в развитии детской личности можно считать сензитивным для становления защитных механизмов интеллектуализации, компенсации и формирования реакции.

У родителей отмечается явное преобладание защитного поведения по сравнению с детьми. Детская психологическая защита отличается большей интенсивностью. Таким образом, дети реже, чем взрослые, обращаются к психологической защите, но если используют ее, то есть большая вероятность сверхинтенсивной ее эксплуатации, что представляет угрозу психическому здоровью ребенка.

Под наибольшим влиянием психологической защиты родителей находятся их требовательность к ребенку и эмоциональная близость с ним. В малой степени зависят от нее строгость, сотрудничество с ребенком и воспитательная конфронтация. Наиболее благоприятно на воспитательном стиле у матерей сказывается защита по типу отрицания, у отцов – отрицание и защитная регрессия. Самым неблагоприятным в структуре отношений с детьми у матерей оказывается регрессия, у отцов – замещение. В целом, защитных механизмов, оказывающих негативное влияние на воспитательный стиль родителей, больше, чем влияющих положительно или не влияющих вообще.

Формирование психологической защиты ребенка не сводится к копированию доступного наблюдению защитного поведения родителей, а имеет более сложную природу. Психологическая защита родителей оказывает двойное влияние на генезис детской защитной стратегии: вопервых, защитные реакции взрослых могут формировать у ребенка ощущение угрозы его самоотношению и усиливать чувство тревоги, провоцируя тем самым включение психологической защиты. Вовторых, защитные особенности взрослых первоначально могут способствовать специфической организации детскородительского взаимодействия, которое в итоге стимулирует или тормозит развитие отдельных защитных механизмов.

Фактор родительской строгости в отношении к ребенку оказался единственным фактором, который значимо отличает родителей детей с высокой интенсивностью защитных механизмов от родителей детей с низкой интенсивностью. Таким образом, слишком строгие родители заведомо обрекают своих детей на неэффективное использование психологической защиты.

Самую большую роль в формировании психологической защиты ребенка среди всех категорий взрослых членов семьи играют негативно значимые для ребенка взрослые. Этот факт подтверждает теоретическое положение о том, что тревога и страх лежат в основе психологической защиты личности и являются ее непосредственным источником.

Условием адаптивного функционирования психологической защиты ребенка является невыход родителей за рамки приемлемого уровня интенсивности психологической защиты и их воспитательная мягкость.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Полученные в ходе экспериментального исследования данные позволили провести сравнение психологической защиты матерей и отцов, взрослых и детей, в результате чего было выяснено: матерей и отцов статистически достоверно отличает выраженность четырех из восьми механизмов защиты. Наибольшие отличия отмечены в использовании регрессии и интеллектуализации: матери несоизмеримо чаще используют защиту по типу регрессии, в то время как отцы больше склонны обращаться к механизму интеллектуализации (оба отличия достоверны при р = 0,001). При достоверности различий р = 0,05 матерям в большей мере свойственно преобразование неприемлемых чувств в противоположные (формирование реакции). Отцы с той же степенью достоверности чаще обращаются к механизму вытеснения. По интенсивности использования психологической защиты различий между отцами и матерями не наблюдается.

В исследовании не обнаружено достоверных различий между показателями защитных механизмов детей разного возраста в диапазоне от 5 до 9 лет. Уже к пяти годам дети имеют богатый арсенал механизмов психологической защиты: в исследовании не зафиксировано таких механизмов защиты, которые вообще не используются детьми. Наиболее характерными для детей, согласно полученным данным, являются механизмы защиты интеллектуализация, компенсация и формирование реакции. Эти данные не согласуются с некоторыми известными хронологиями развития механизмов психологической защиты, которые рассматривают в качестве наиболее свойственных детям механизмы проекции, вытеснения и регрессии. Одним из ведущих факторов, лежащих в основе лидерства в защитной стратегии детей интеллектуализации, компенсации и формирования реакции является чувствительность детей дошкольного и младшего школьного возрастов к требованиям взрослых и потребность соответствовать их стандартам. Указанные способы защиты в большей мере, чем все другие, предполагают формы поведения, удовлетворяющие эту потребность. Таким образом, рассматриваемый период развития (старший дошкольный и младший школьный возраст) можно считать сензитивным периодом для развития указанных механизмов психологической защиты.



В целом детская система психологической защиты является гибкой и носит приспособительный характер, предполагая подстройку ребенка не только к своим переживаниям, но и к требованиям социума, в первую очередь, непосредственных воспитателей.

Сравнение особенностей психологической защиты взрослых и детей обнаруживает явное преобладание защитного поведения у взрослых по сравнению с детьми (большинство различий значимы при р = 0,001 и р = 0,01). Дети значительно реже, чем матери, используют такие защитные механизмы, как отрицание, вытеснение, регрессия, проекция, замещение и формирование реакции, и реже, чем отцы, такие механизмы, как отрицание, вытеснение, замещение, проекция и интеллектуализация. Компенсация – единственный защитный механизм, который в равной степени используется взрослыми и детьми.

В интенсивности использования психологической защиты дети отличаются лишь от матерей, но отличие это имеет уже противоположный знак: интенсивность детских защит значимо выше. Матери, таким образом, используют МПЗ чаще, чем дети, но и оказываются более способными располагать их в диапазоне приемлемого функционирования. Дети же реже, чем взрослые в целом, обращаются к психологической защите, но если используют ее, то есть большая вероятность сверхинтенсивной ее эксплуатации, что представляет угрозу психическому здоровью ребенка. Таким образом, можно говорить как о большей развитости психологической защиты у зрелой личности, так и о большей уязвимости детской личности в отношении собственного неадекватного защитного поведения.

В соответствии с одной из задач работы был исследован характер влияния особенностей психологической защиты родителей на построение ими отношений со своим ребенком. Обнаружено, что все десять исследованных критериев детскородительского взаимодействия подвержены этому влиянию хотя бы в некоторой степени. При этом требовательность и эмоциональная близость с ребенком находятся под наибольшим воздействием психологической защиты (имеют соответственно 9 и 8 корреляционных связей с показателями защитных механизмов). В то же время строгость, сотрудничество с ребенком и воспитательная конфронтация зависят от нее в меньшей степени (12 корреляционные связи). Выявлено также, что защитные особенности матерей оказывают более равномерное влияние на параметры родительского стиля, чем защитные механизмы отцов, где отмечается избирательность этого влияния (больше всего корреляционных связей обнаружено со шкалой требовательности).

Чувствительность к психологической защите таких характеристик детскородительских отношений, как требовательность, контроль над ребенком, эмоциональная близость с ним и удовлетворенность складывающимися отношениями, универсальна, т.е. обнаруживается во всех родительских группах. Другие же характеристики подвержены влиянию защитных механизмов у одних родителей и нечувствительны к особенностям психологической защиты – у других.

Матери и отцы в силу своих полоролевых особенностей могут актуализировать в общении с детьми различные аспекты одних и тех же механизмов психологической защиты. Благодаря этому один и тот же защитный механизм может играть разную роль при организации детскородительского взаимодействия у матерей и отцов. К примеру, защита по типу регрессии играет у них в определенной мере противоположную роль: смягчающую – у отцов (усиливает принятие ребенка и снижает требовательность) и ужесточающую – у матерей (усиливает строгость и снижает эмоциональную близость с ребенком).





Все механизмы защиты можно условно разделить в зависимости от модальности их влияния на стиль взаимодействия с ребенком. Так, часть механизмов оказывает преимущественно благоприятное воздействие на отношения с ребенком, часть – пагубное, влияние других механизмов неоднозначно. В результате исследования установлено, что и у матерей, и у отцов наиболее благоприятно на воспитательном стиле сказывается защита по типу отрицания, так как способствует принятию ребенка, установлению с ним доверительных отношений, общей удовлетворенности. Детскоотцовским отношениям благоприятствует, кроме того, защитная регрессия, которая положительно связана с принятием ребенка. Зато у матерей данный способ защитного поведения является, напротив, самым неблагоприятным в структуре их отношений с детьми: он положительно коррелирует с фактором строгости и отрицательно – с факторами эмоциональной близости с ребенком и удовлетворенности отношениями. У отцов самым дезорганизующим механизмом защиты является замещение: способствует воспитательной непоследовательности и конфронтации, препятствует установлению доверительных отношений с ребенком. Проведенный анализ показывает, что защитных механизмов, оказывающих негативное влияние на воспитательный стиль родителей, больше, чем влияющих положительно или не влияющих вообще.

Анализ корреляций между показателями интенсивности родительских защитных механизмов и их воспитательным стилем обнаруживает принципиально разный характер этих связей у матерей и отцов. У отцов, как и предполагалось, сверхинтенсивная эксплуатация психологической защиты отрицательно сказывается на характере отношений с ребенком (снижает требовательность к нему, что в дальнейшем способствует развитию у ребенка защитной агрессии), а защита низкой интенсивности играет в большей мере позитивную роль (положительно связана с требовательностью и воспитательной последовательностью).

У матерей же ни минимальный, ни даже высокий уровень функционирования психологической защиты не оказывает такого влияния на организацию отношений с ребенком, как уровень социальнонормативный. Причем характер этого влияния нельзя рассматривать как благоприятный, поскольку предполагает повышение основных факторов гиперопекающего стиля, а именно, тревожности за ребенка и контроля, и ослаблению одной из самых важных для гармоничных детскородительских отношений характеристик – принятия ребенка. Если учесть, что социальнонормативный уровень интенсивности защитных механизмов, по определению, свойственен большинству матерей и обусловлен социокультурными особенностями общества, то полученные результаты дают основание утверждать, что сами по себе социальные условия нашего общества не способствуют установлению гармоничных отношений в семьях между матерями и детьми.

Сочетание у взрослых в одной и той же семье определенных механизмов психологической защиты может давать эффекты взаимного усиления или взаимной компенсации. При эффекте усиления некоторые сочетания защитных механизмов могут повышать вероятность создания гармоничных отношений взрослых с детьми (например, защитное отрицание матери в сочетании с отрицанием отца) или, наоборот, неконструктивных отношений (например, механизм регрессии матери в сочетании с вытеснением отца). Компенсирующий эффект может проявляться в случае, когда негативные последствие защитной активности одного родителя нейтрализуются позитивными последствиями психологической защиты другого (так, недостаток воспитательной последовательности в результате частого обращения отца к замещению может быть компенсирован, если для матери характерно отрицание). Скорее всего, усиливающий эффект будет наблюдаться и при определенных наложениях защитных механизмов у одного из родителей. Эффект компенсации в данном случае не столь вероятен, так как личность родителя становится носителем противоположных тенденций и предсказывать результат соответствующей внутренней борьбы без дополнительных исследований было бы поспешным.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.