WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |

РОСТОВСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

А. Н. ЕРЫГИН

ВОСТОК

ЗАПАД

РОССИЯ

(СТАНОВЛЕНИЕ

ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО

ПОДХОДА В

ИСТОРИЧЕСКИХ

ИССЛЕДОВАНИЯХ)

Ответственный редактор

кандидат исторических наук

А. И. Нарежный

РОСТОВНАДОНУ

ИЗДАТЕЛЬСТВО РОСТОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1993

ББК ЮЗ (4+5+2)

Е 80

Печатается по решению кафедры философии

Ростовского государственного университета

Рецензенты:

доктор философских наук Т. П. Матяш, доктор философских наук Г. В. Драч Редактор Л. Г. Ткаченко Ерыгин А. Н.

Е 80 Восток — Запад — Россия (Становление цивилиза ционного подхода в исторических исследованиях).

Ростов н/Д: Издво Рост, унта, 1993.— 120 с.

18ВК 5—7507—0876—4 В монографии рассматривается проблема «Восток — Запад — Россия», ее теоретическая постановка и разработка в русской исторической мысли XIX в.— в творческом наследии П. Я. Чаадаева, К. Д. Кавелина, С. М. Соловьева и Н. Я. Да нилевского. В методологическом отношении она является опытом анализа ста новления и специфики цивилизациейного подхода в исторических исследованиях.

Предназначена для историков и философов, учителей, студентов и стар ших школьников, для всех, интересующихся историей мировой и отечественной культуры.

,, 4402000000—093 _ в „ _.., _. _.

Е М 175(03)93 6е3 °6ЪЯВЛ ББК ЮЗ<4+5+2> I8ВN 5—7507—0876— © Ерыгин А. Н., I ПРЕДИСЛОВИЕ ; На крутых, переломных этапах общественного развития резко! возрастает интерес к прошлому, к историческим судьбам Отечества, к общим проблемам всемирноисторического процесса, к опыту осознания прошлого общественной и исторической мыслью. Россия сегодня находится именно в такой ситуации, и особое значение в развитии современного исторического самосознания общества имеет обращение к русской философской и исторической классике середины : XIX — начала XX вв. В представляемой книге основное внимание [ сосредоточено на философскоисторических и научноисторических 1 идеях П. Я. Чаадаева, К. Д. Кавелина, С. М. Соловьева и Н. Я. Данилев ского, на их понимании и разработке проблемы «Восток — Запад — Россия».

Эта проблема была ключевой для русского исторического мышления той переломной эпохи, которая связана с подготовкой и осуществлением либеральных преобразований 60х гг. XIX в., давших сильный толчок процессам европеизации и капитализации русского общества. Она стоит на первом плане и сегодня, когда вновь открылась перспектива вхождения России в русло общеевропейского цивилизационного развития. Дискуссии о выборе путей дальнейшего исторического существования, происходившие в обществе, охва ченном перестройкой, отразились и в развитии научноисторического и философского сознания и мышления наших дней. Книга А. Н. Еры • гина — одно из свидетельств этого.

; Однако она имеет и более конкретное, практическое назначение.

В университете в целом и на кафедре философии, которую возглавля ет автор книги, формируются новые подходы в изучении гумани тарных наук. Подготовлены программы разработки и выпуска новых учебных спецкурсов по данной проблематике, предполагающие углубленное изучение студентами истории отечественной обще ственной, исторической и философской мысли. Моногра фией А. Н. Ерыгина, планируемой для использования в качестве учебного пособия на историческом, философском и других факульте тах, открывается ряд изданий по данной проблематике.

Основное содержание книги базируется на материалах докторской >! диссертации автора, его предыдущих публикациях, включая моногра фию «История и диалектика», продолжением которой, в известном смысле, данная работа и является.

А. И. Нарежный Отцу моему, ветерану двух войн, посвящаю.

ВВЕДЕНИЕ Как простор этих ханьских вод широк! Переплыть их никто никогда не мог.

Вдоль великого Цзяна на утлом плоту Не уплыть далеко на восток.

Шицзин И вот любуюсь отраженьем странным в колеблющейся влаге. Я давно уже склоняюсь к ней челом венчанным.

Р. М. Рильке Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной, В твоей тоске, о, Русь! А. Блок Восток. Запад. Россия. Сколько жизней прошло через эти реалии человеческого существования. Сколько исторических бурь, кровавых и бессмысленных, пронеслось. Сколько родилось возвышенных чувств. Сколько брошено взглядов, создано исторических и философ ских теорий. Но «тайное все еще мало доступно словам» (Рильке). Что то таит в себе и вечное величие Востока, и непостижимое чудо древнего Запада, и все еще неразгаданная загадка русской судьбы.



Решаюсь прикоснуться к этим реалиям, к этим метафорам и возвести в слово чувства и мысли (и свои собственные, и наши общие, человеческие), сознавая, что в этом вечном, все продолжающем распадаться мире нужна точка опоры — в мысли, как и в душе, ибо сказано: «будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10, 36), Тридцать лет уже занимаясь русской историей, выбираю историо графический путь, благодарно склоняясь к отечественной традиции познания и понимания прошлого, настоящего и будущего. Первый опыт задуманного исследования хочу сделать работой, выясняющей истоки и цели, специфику способа мышления, содержание и результа ты творчества русского историка Сергея Михайловича Соловьева, выразившиеся в концентрированном виде в его историческом мировоззрении. Первым шагом на этом, видимо, долгом пути и является представляемая читателю книга, в которой предпринята! попытка рассмотреть проблему «Восток—Запад — Россия» в историй чежском мышлении Соловьева, взятом в определенном контексте русской мысли 30—70х гг. XIX в. (П. Я. Чаадаев, К. Д. Кавелин,] Н. Я. Данилевский).. Россия сегодня, как и в середине прошлого века, находится в ситуации, которая властно требует осознанного цивилизационного ;• самоопределения и выбора пути дальнейшего исторического развития. •, В ту эпоху главным ответом отечественной мысли на вызов времени;

явилась «русская идея». Специфическое место в рамках этого духовного и мировоззренческого комплекса принадлежит цивилизаци онноисторическим идеям и построениям С. М. Соловьева, далеко еще по достоинству не оцененным в современной литературе. Причина этого, на мой взгляд, двояка.

В идеологическом отношении Соловьев находился ближе всего к западническому, либеральному течению русской мысли. Вместе с тем в ее изучении доминировала такая исследовательская пара дигма, в соответствии с которой исключительное внимание уделялось либо консервативной, религиозноидеалистической философии (осо бенно в западной историографии), либо же материализму и атеизму революционеровдемократов (преимущественно в советской историо графии). В результате в сознании исследователей закрепился разорванный и одновременно односторонний взгляд на русскую мысль XIX в., в соответствии с которым существо и основная направленность «философских стараний русского ума» (Б. В. Яковенко) выражается в полярных модусах консервативного и революционного сознания.

Суть этого подхода к русской мысли хорошо передана метафорой «иконы и топора» (Дж. Биллингтон).

При традиционном подходе идеология и философия либерализма как бы «выпадает» из русской мысли. Н. А. Бердяев утверждал:

«В России никогда не было либеральной идеологии, которая бы вдохновляла и имела влияние. Деятели 60х гг., которые производили реформы, могут быть названы либералами, но это не было связано с определенной идеологией, с целым миросозерцанием»; единственное исключение — Б. Н. Чичерин, по которому, однако, «можно изучать лишь «дух, противоположный русской идее» [184, 171]. В недавней обобщающей работе Ф. Коплстона «Философия в России. От Герцена до Ленина и Бердяева» либералам Кавелину и Чичерину уделено всего несколько строк. В дискуссиях на «круглых столах» 1988 г. по проблемам изучения и преподавания истории русской философии и культуры мыслители либерального направления не были упомяну ты в ситуациях, где этого, казалось, просто нельзя избежать, например в выступлении Э. Ю. Соловьева [192, 137—140]. Прав поэтому Л. В. По ляков, утверждающий, что «русская либеральная традиция в целом и ее философская составляющая в особенности до сих пор составляют : на карте современного общественного самосознания белое пятно. девственной чистоты» [191, 31].

Но, возразит читатель, Соловьев ведь, прежде всего, историк, ученый, исследователь, создатель монументальной «Истории России (с древнейших времен», автор ряда монографий и множества статей, о котором, в свою очередь, существует огромная исследовательская ! литература: так «Персональный указатель литературы (1838—1981)», < изданный в 1984 г., насчитывает двести страниц [205]. С этим трудно 1 не согласиться, но стоит заметить, что философскоиеторические 1 взгляды и исследовательская методология Соловьеваученого (как и идеологов либерализма в эпоху 1861 г. в России Кавелина и Чичери на, которых обычно считают основными представителями так, называемой «государственной школы» в русской историографии) до I сих пор изучены слабо. На это специально обращалось внимание I в статье А. Е. Шикло «История русской исторической мысли (последней трети XVIII—второй трети XIX века в современной [историографии (Некоторые дискуссионные проблемы)» [224], а также в рецензии Б. В. Емельянова, К. Н. Любутина и В. М. Русакова [124] на нашу книгу «История и диалектика (Диалектика и истори ческие знания в России XIX века)» [125].





Данным обстоятельством, видимо, и объясняется тот факт, что в современной историографии, как отечественной, так и зарубежной, является господствующим идущее еще от М. Н. Покровского, но до сих пор не получившее специального научного обоснования представление о решающем влиянии философии истории Гегеля на историческое мировоззрение и методологию Соловьева, Кавелина и Чичерина и даже о существовании особой «гегелевской школы» в русской историографии. Поразительнее всего при этом то, что данное представление в одинаковой мере разделяется и сторонниками идеи о единой научной (государственной) школе Кавелина — Соловьева — Чичерина (М. Н. Покровский, П. Соловьев, В. Е. Иллерицкий, А. Н. Цамутали, Н. И. Цимбаев, В. И. Дурновцев, А. Н. Медушевский, С. Бенсон, К.Д. Гротхузен, А. Мазур), и ее противниками, стремящи мися к обособлению Соловьева от государственной школы (Н. Л. Ру бинштейн, А. М. Сахаров, С. С. Дмитриев).

Лишь в 1988 г.' в статье А, Н. Медушевского был подвергнут специальному рассмотрению вопрос о влиянии «философии Гегеля на формирование концепции государственной школы» [177, 103]. Однако и в этой работе, как справедливо отмечает А. В. Лубский, «доказав в целом гегельянский характер взглядов Б. Н. Чичерина», автор «экстраполирует свои выводы на всю государственную школу» [166, 167]. В «Истории и диалектике» данная проблема рассматривалась на монографическом уровне. Основной результат этого рассмотрения в отношений Соловьева — тезис о сциентистском происхождении и характере философии истории этого мыслителяученого и вывод о том, что его «Наблюдения над исторической жизнью народов» представляют собою своеобразную антитезу «Философии истории» Гегеля. В моей докторской диссертации «Философия истории русского либерализма второй половины XIX века (К. Д. Кавелин, С. М. Соловь ев, Б. Н. Чичерин)» эти идеи получили дальнейшее развитие и дополнительное подтверждение на материале рукописного наследия Соловьева.

Продолжая в данной работе полемику со сторонниками «гегельян ской гипотезы» в отношении исторического мировоззрения Соловьева с учетом нововведенных материалов, не считаю ее самоцелью. Главное в работе — анализ реальной исследовательской методологии Соловь ева, его способа мышления об истории, который, как мне представля ется, обнаруживает такой пласт, что позволительно поставить вопрос об оценке его вклада в становление цивилизационного подхода в исторических исследованиях—в линии, ведущей к «Постижению истории» А. Тойнби. Этим объясняется тот широкий контекст,;

в который поставлено рассмотрение идей и методологии Соловьева;

в его освещении проблемы «Восток—Запад — Россия». А именно:

1) исходное историкометодологическое осмысление цивилизационных возможностей формационной теории, традиционно использовавшейся в советской философской и исторической науке, и специфики цивилизационного подхода к русской истории в классической отечественной традиции XIX—XX вв.; 2) специальное рассмотрение под углом зрения данной проблематики важнейших философско исторических идей П. Я. Чаадаева, К. Д. Кавелина и Н. Я. Данилевско го.

1. ФОРМАЦИИ И ЦИВИЛИЗАЦИИ:

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.