WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |

В том же году были опубликованы лекции А.Д. Градовского «Национальный вопрос в истории и в литературе». Считая раннее славянофильство «отжившей теорией», как, впрочем, и западничество, автор лекций рассматривал его в качестве «зародыша национальной теории».43 Развившееся под влиянием немецкой классической философии, учение «Московского направления», по мнению Градовского, оказалось в конечном итоге диалектическим отрицанием этой философии, «протестом против установившихся воззрений на цивилизацию».44 Наиболее значимым в данном течении он считал его этический стержень. «Славянофильство было нравственною философиею по преимуществу, — отмечал Градовский,...оно утверждало, что человечество управляется известными сознательными началами, нравственными идеями... Для них первое в отдельном человеке и в народе были его нравственные идеалы, выработанные его свободным сознанием, т.е. творчеством». Значение славянофильства, по мнению Градовского, состояло в открытии этих идеалов русского народа, в православии и общинном быту. Далее данного тезиса автор лекций не шел, указывая, что понимание славянофилами русской истории являлось более глубоким, чем у западников.

Вслед за ДмитриевымМамоновым (лично знавшим основоположников славянофильства) и Градовским, характеристику исследуемому нами течению общественной мысли дал в 1878 году К.Д. Кавелин, некогда бывший его идейным противником. Главными вопросами, по которым он высказывал собственное мнение, попрежнему оставались проблемы сущности, места в общественном движении и «реализма» славянофильской доктрины.

Что касается «реализма», здесь Кавелин был однозначен, утверждая, что «доктрина славянофилов не выдерживает строгой критики».46 Столь суровая оценка тем не менее не помешала ему весьма тепло отозваться о личностях славянофилов и об их течении в целом. Кавелин утверждал, что спор западников и славянофилов, в том виде, в котором он шел в 40е — 50е годы ХIХ века, является фактом прошлого, что противоречие между ними преодолено. Он считал, что негативные оценки «Московского направления» современниками вызваны недопониманием проповедоваемого ими учения, что следует «...строго различать историческую, теософическую, философскую и научную его сторону от тех идеалов, которые носились перед основателями славянофильской школы, — идеалов, для которых они жили и которые они формулировали в своей доктрине». Кавелин решительно отвергал обвинения «Московского направления» в ретроградности, «...в бессмысленном охранении окаменелых форм прошедшего, в невежественном консерваторстве».48 Напротив, он считал, что «Идеалы и славянофилов, и западников, при всем различии, были одинаково чисты, возвышенны и безукоризненны».49 По мнению Кавелина, идеалом славянофилов являлось «...человеческое общество, проникнутое нравственными стремлениями, в котором нет ни вражды сословий, ни антагонизма интересов власти и народа — общество, в котором все люди живут между собою в любви согласии и единении. Они чаяли, что такими должны быть, по природе и историческим условиям, русский народ, славянское племя, что в этом они должны стоять выше других народов, даже тех, которые в остальном опередили их». К.Д. Кавелин являлся, вероятно, одним из первых авторов, сблизивших западничество и славянофильство, провозгласившим фактическое единство «образованного меньшинства» в 40е годы ХIХ века без различия оттенков. Впоследствии данная мысль получила дальнейшее развитие в отечественной историографии.

80a aiau OIO aaea iciaiaiiaaeenu aniuoeie eioa?ana e o?aie? «Iineianeiai iai?aaeaiey» a e?oaao ?onneiai ia?aciaaiiiai iauanoaa. Eiee?anoai ?aaio i iai eaaeiiia?acii aic?anoaao. Oioy neaayiioeeunoai e inoaaony i?aaiaoii i?iaie?a?ueony ioaeeoenoe?aneeo nii?ia, iauaeoeaiuo enneaaiaaiee i iai noaiiaeony ana aieuoa e aieuoa. A oaio?a enoi?eia?aoee 80o aiaia e i?a?iei o?ai iaicia?aiiui iaie auoa i?iaeaiai aiaaaeyaony aua iaia — aii?in i acaeiiaeeyiee neaayiioeeunoaa e ?acee?iuo oa?aiee iauanoaaiiie iunee ?innee e Caiaaiie Aa?iiu OIO aaea.

В 1880 году журнал «Русская мысль» напечатал статью О. Миллера, утверждавшего, что «...как политическое, так и вероисповедное учение славянофилов сводится на чисто нравственную почву».51 Славянофилы стремились, безусловно, провести христианство всюду, и в общественные, и в международные отношения. Весьма критически оценил славянофильство В.С. Соловьев в работе «Очерки из истории русского сознания», впервые увидевшей свет в 1889 году в журнале «Вестник Европы». Основное внутреннее противоречие учения «Московского направления», в конечном итоге погубившее его, Соловьев видел «...между требованиями истинного патриотизма, желающего, чтобы Россия была как можно лучше, и фальшивыми притязаниями национализма, утверждающего, что она и так всех лучше.»53 Положительные стороны славянофильства мыслитель видел в беспощадной критике российских общественных пороков. Одновременно негативная сторона данного учения заключалась, по мнению В.С. Соловьева, в том, что в его основании лежали не «обьективнодостоверные общечеловеческие начала правды», а «предполагаемый идеал русского народа», т.е. в действительности «идеализация исторически сложившегося строя». Зерно славянофильской доктрины автор «Вестника Европы» характеризовал как «...преклонение перед татарсковизантийской сущностью мнимого русского идеала.»55 Таким образом, главный грех «Московского направления» В.С. Соловьев видел в предпочтении самобытных начал общечеловеческим. «...хотя славянофилы и утверждали на словах, что русские начала суть вместе с тем и вселенские, — на самом деле они дорожили этими началами только как русскими. Господствующий тон всех славянофильских взглядов состоял всетаки в безусловном противоположении русского нерусскому, своего — чужому». Негативные оценки, данные славянофильству В.С. Соловьевым, вызвали ответную, апологетического характера реакцию. Ответ философу дали А. Киреев и Д. Самарин, считавшие себя продолжателями дела славянофилов. Позиции обоих оппонентов Соловьева существенно различались.

Киреев рассматривал славянофильство как националистическое учение, сущностью которого он видел желание «союза или вернее, органического соединения государства и Православной церкви». Д. Самарин сущность доктрины «Московского направления» видел в ее религиозном идеале. В отличие от Киреева, он отстаивал тезис об универсализме славянофильского учения. Дискуссия 18891890 годов показала, что учение «Московского кружка» сохраняет политическую актуальность, что разные общественные течения пытаются использовать его идейный арсенал в собственных целях и не гнушаются прямыми искажениями воззрений ранних славянофилов.

Против чрезмерной политизации данной темы были направлены работы В. Лясковского, посвященные А.С. Хомякову 58 и братьям Киреевским 59. Отмечая, что раннее славянофильство не вмещается в рамки ни одного из расхожих политических клише, что оно находится в другом «идейном измерении», автор стремился дать как можно более объективную характеристику взглядов его ведущих представителей.

Помимо биографий Киреевских и Хомякова, книги Лясковского включали в себя подробнейшее изложение их мировоззрения, практически без комментариев. Безусловно, данные работы оказались полезными, чтобы несколько остудить горячность дискуссии, возникшей вокруг темы славянофильства, но для углубления понимания сущности его учения они давали весьма немного.

Столь немного давала и вышедшая в 1895 году монография о семье Аксаковых, написанная В.Д. Смирновым. Автор считал, что «Положительная сторона старого славянофильства вся без остатка исчерпывается его протестом против крепостного строя современной ему России, против закабаления личности, какие бы виды оно не принимало».60 Учение «Московского направления» он характеризовал как «патриархальную утопию», опровергнутую развитием жизни. В.Д. Смирнов явно смотрел на славянофильство с позиций русского либерализма конца ХIХ века, опираясь на источники главным образом «западнического» происхождения. Его книга скорее носила характер памфлета, нежели серьезного научного труда.

Гораздо больше интереса представляла опубликованная в конце 1892 года в журнале «Вопросы философии и психологии» статья П. Виноградова «И.В. Киреевский и начало московского славянофильства». Автор статьи рассматривал вопрос о влиянии европейской общественной мысли на мировоззрения Ивана Васильевича и делал вывод о его значимости. Мировоззрение Киреевского формировалось при значительном воздействии идей европейского романтизма и в особенности философии Шеллинга. Не избежал П. Виноградов и общих оценок славянофильского учения. По его мнению, стремлением данного течения являлось «Обновление цивилизации Православием… и восстановление цельной и здоровой мысли». В ноябрьском номере журнала «Вестник Европы» за 1898 год, проблему соотношений мировоззрения славянофилов и Герцена вновь поставил Н. Белозерский. Как и А.Н. Пыпин, он отметил сходство их отдельных аспектов. Iiaaiay eoia ?anniio?aie? neaayiioeeuneie i?iaeaiaoeee ?onneie ioaeeoenoeeie e enoi?e?aneie iaoeie a iineaaiea ?aou?a aanyoeeaoey O1O aaea, iaiaoiaeii inoaiiaeouny ia iaeioi?uo auaiaao, eia?ueo i?yiia ioiioaiea e ?anniao?eaaaiie iaie oaia.

Исследователи славянофильской проблематики пришли, хотя и не сразу, к мысли о необходимости разграничения теоретического и практического славянофильства. Характер последнего довольно единодушно определялся либеральнопрогрессистским. В целом единодушной оказалась и оценка теоретического славянофильства как утопической концепции. Но от единодушия не оставалось и следа, когда речь заходила о ее сущности. Здесь разброс оценок являлся чрезвычайно широким от «консервативного национализма» до «народолюбия» и «Христианской утопии».

Auei onoaiiaeaii cia?eoaeuiia aeeyiea ia o?aiea «Iineianeiai iai?aaeaiey» iaiaoeie eeanne?aneie oeeinioee, a oae?a iaiaoeiai oeeinioneiai ?iiaioecia.

Naaeaii iainiiaaiiia i?aaiiei?aiea ia ii?aaaeaiiii noianoaa acaeyaia neaayiioeeia e A.E. Aa?oaia.

Iinoaaeaia i?iaeaia i?ioeai?a?ee ai acaeyaao ?aciuo ?eaiia «Iineianeiai e?o?ea». A oi ?a a?aiy oaia neaayiioeeunoaa i?iaie?aei inoaaaouny ??acia?ii iieeoece?iaaiiie, ?oi aanuia nouanoaaiii cao?oaiyei aa enneaaiaaiea.

В начале ХХ века характер обсуждения славянофильской проблематики претерпевает существенные изменения. Работы, созданные в указанный период, носят более научный и нейтральный характер, нежели в предшествующий период. Политическая ангажированность славянофильства снижается, и работы о его родоначальниках и их идеях приобретают академический характер. Большое распространение в начале ХХ века приобретают биографические исследования отдельных видных представителей раннего славянофильства.

С одной стороны, это являлось следствием желания глубже изучить учение «Московского направления», и результатом осознанием факта, что взгляды его родоначальников существенно отличались друг от друга. С другой, наличием идеального повода для написания работ биографического жанра — юбилейными датами (100летие со дня рождения Хомякова и И. Киреевского), приходящимися как раз на начало нового века.

Соответственно, выделим два типа работ, написанных в первые годы ХХ столетия. Вопервых, юбилейные биографии, носящие главным образом популярный характер, вовторых, исследования, посвященные идеологии славянофильства. К первой категории с полным основанием относятся работы об А.С. Хомякове, написанные В.З. Завитневичем, Аф. Васильеым, Ф. Таубе, книгу Г.А. Максимовича и ряд других. Однако нас в первую очередь интересуют исследования, анализирующие спорные вопросы славянофильства. Целый ряд подобных работ замечателен тем, что рассматривает социальноутопические взгляды славянофилов как самостоятельную проблему. К последним, безусловно, относится вышедшая в 1904 году книга Л.Е. Владимирова «А.С. Хомяков и его этикосоциальное учение». Высоко оценивая доктрину, выработанную Хомяковым с единомышленниками, автор отмечает, что она «...состоит из положений не только не обрекающих страну на неподвижность и застой, а, совсем напротив, дающих постоянные и мощные толчки для самого разностороннего нравственного и умственного совершенствования... Все славянофильское учение, выше всего, в деле человеческого совершенствования, ставит выработку этического склада личности на Православной основе».64 Таким образом, позитивное значение славянофильства, как социального учения, заключался по мысли Л.Е. Владимирова, в выработке «идеи этической личности». В этом отношении оно значительно опережает мыслителей Западной Европы, заинтересовавшихся этой проблемой лишь в ХХ веке.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.