WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 68 |

Виктор Феллер

Введение

в историческую антропологию

Оглавление

Предисловие

Часть первая

К новому типу «тотальной истории»

История и научная парадигма

Составные части исторического знания

Является ли история куновской «нормальной наукой»?

Историография и историческая наука

Становление социальной истории

Революция в «нормальной науке»

Историография – не наука!

Сообщество историков и ученых

от имманентности к трансцентдентности

От социальной истории к исторической антропологии

Франция: становление исторической науки

«Анналы»: ментальности в истории

Плодотворный кризис

Примечания

Часть вторая

На историсофском поле: история в тисках между вещью и эго

Историзм и историцизм

Спекулятивная философия истории

Историзм

Четыре органа репрезентации

Кризис спекулятивных и метаисторических концепций

Развитие исторической мысли: от Дильтея – к Анкерсмиту

Эпистемологическая философия истории

Англоамериканские корни эпистемологической философии

Кант как Конт

Коллингвудовская герменевтика

Постмодернизм и историческая ностальгия

Постмодернизм как «радикализация историзма»

«Ужас полдня»

Ностальгия и миф

«Тоска по раю»

Сверхсознание или Логос?

Четырехмерное прошлое

Мифическое яйцо исторической ностальгии

Сакральность мифа и профанность истории

Экскурс в юнговскую типологию

Психологические функции и установки

Юнг и Аугустиновичуте: рациональность против иррациональности

Экстраверсия – интроверсия

Символ, идея, архетип

Интертипные отношения

Ассиметричные отношения

Общие выводы для нашего исследования

Возвращение бога

Неокантианство и неогегельянство

Аксиология неокантианства

Антипозитивистская установка зрелого неокантианства

Позднее неокантианство: вместо отнесения к «ценности» – проявление «формы»

Критика Трельча – гегельянец против неокантианца

Риккертианство как совершенная критическая форма

Метафизические основания истории

Прогноз об историзации метафизики

Почему Шпенглер так популярен?

Значение спекулятивной историософии

Общенаучный контекст современной историографии

Неудержимая позитивизация истории

Культурологизация Духа и социалицизация Культуры

Этнография – наука историческая

Гирц: выход из антропологического тупика

Рождение историзма от … «естественного человека»

Этнография как история longue duree

Историческая семиотика Лотмана

Семиология как основа монадологии

Семиотический анализ мифа как языка собственных имен

Примечания

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В глубинах метаистории: поиск собственных оснований

Сogito и sensation

«Переживание – выражение –понимание»

Концепт Sensation

Господство «человека рационального»

История и естествознание

«Легкая» борьба и трудный диалог

Автономия исторического сознания

Антропология против естествознания

Событие и эпоха

I век до н.э.: становление событийности

«Человек рациональный» как историческая проблема

Восхождение к событию

Гносеологический и онтологический аспекты Sensation

Событие как платоновская идея

Идеализм как инфляция платоновской идеи

Событиебытие

Свобода в событии

О «коллективных сущностях» в истории

О каузальности и телеологии

Универсальная история

Священная история как основа универсальной истории

Значение периодизации в истории

Дерелятивизация истории

«Дочерние варианты» События: опыт и эксперимент

Предыстория исторического сознания

Прогнозы историков

«Прогнозирование прошлого»: основы ретросказательной техники

Сценарное моделирование будущего

Практическая польза прогнозов

Прогнозирование «мелких» и «крупных» событий



Эмансипация исторического сознания

Демифологизация XVIIXVIII столетий

Историзация сознания как процесс мифозамещения

Историзация как материализация времени

Детские болезни исторического сознания

Кризис истории – кризисность эпохи

Ловушка каузальности

Перекосы «процессуальности» и «контекстуальности»

Эстетика и история

Иерархия интеллигенций

Миф о фениксе

Начало нового времени

Структурирование нового времени

Ритмика откровения и циклика жизни

История и темпоральность: духовное тело на скелете цифр

Все дело в «идеяхзолушках»

Исторические понятия, имена и «идеальные типы» Вебера

О «духе» и «стиле» Нового времени

Примечания

Часть четвертая

Интеллектуальная история просвещения /взгляд на историю XVIXX столетий с вершины 17501850 гг./

Sensation как «практикующий разум»

Рукопожатие через века – с лордом Болингброком

Контекстуальный и процессуальный аспекты Sensation

Sensation не инструмент, а «дар Божий»

Точка отсчета – 1750 год

Становление идеологии просвещения

Рождение «гражданского общества»

Метафизика суверенитета и социальности

Обмирщение жизни и секуляризация мысли

Генезис исторического сознания

Становление эпистемологии истории

Робинзонада деизма

Verum et factum convertuntur

Вико: рационализация Священной истории

Историософские проекты Просвещения

Становление «человека рационального»

Формирование основной модели

Формирование экономической и политической моделей

Что первичнее: демократическая или либеральная идея?

О «доброте» человеческой природы

Биографические размышления об эпохе

История европейской мысли в рамках эпохи

Построение нарративной интриги

Начальность лейбницевой мысли

Значение гегелевской системы

Недооцененный Шеллинг

Кризис идеализма

Становление позитивизма

Социализм

Миссия эпохи Просвещения

«Слои» и «срезы» истории Нового времени

Век науки (17801880 гг.)

Институционализация научного собщества

Идеологические функции науки

Изменение общенаучной парадигмы и начало научной революции

Кризис идеологических функций науки

Размышления об интеллектуальной и ментальной истории

Первый заход в тему

Второй заход

Методологические выводы

Десакрализация власти в эпоху Просвещения

Сакральность власти или священность народа – носителя власти?

Освященная мифом или религией?

Особый случай: католическая традиция власти

Философия истории – философия власти

Гердер: от религиозной метафизики истории – к историософии

Гумбольдт и Ранке – становление истории власти

Авторитеты текучего общества

Структурирование нашего эона

Структурирование времени

Конструирование признаков времен

Примечания

Источники

Предисловие

Лучше всего историческую антропологию определить как междисциплинарную область, в которой об истории говорят как о становлении человека, а проблемы антропологии надеются решить, вглядываясь во «времена большой длительности» и пытаясь понять и обосновать, что произошло с «человеческой природой» за столетия и тысячелетия исторического развития.

Так, М. Элиаде, вглядываясь в современного человека, в его архаические глубины, видит в нем ностальгические образы утраченного рая, «внезапно пробужденные музыкой, подчас даже пошлейшим романсом», то прошлое, которое «может быть истолковано на тысячу ладов: оно отражает то, что могло бы быть, но чего не было; в нем сквозит томление всего сущего, становящегося самим собой, только переставая быть чемто другим; навеянная романсом тоска по иным странам и временам, будь то старое доброе время, Россия с ее бакалейками, романтический Восток, Гаити с киноэкрана, американский миллионер, экзотический принц…». К.Г. Юнг, напротив, погружаясь в архаику, всматривается в будущее. Он констатирует закат эона Рыб, с надеждой вглядывается в перспективу эона Водолея, имеющего «человеческий облик» и со страхом – в символику следующего за Водолеем эона, обозначенного «символом Copricornus (чудища, соединившего в себе черты козы и рыбы, горы и моря, антиномий, созданных из элементов двух животных). Это странное порождение легко принять за прообраз Бога Творца, который противоположен «человеку» – Антропосу».





Э. Кассирер подчеркивает ограниченность дарвиновского эволюционизма и предлагает видеть «нечто новое, что достижимо только скачком. «Теорией мутаций, – как описал свое учение Хуго Де Фриз, – я называю утверждение о том, что свойства организмов складываются сразу и возникают из предыдущих без заметной подготовки, без переходов». Таким образом, переход от природы к «культуре»… всегда является переходом, который хотя и можно выявить, но нельзя дальше объяснить на основе причинноследственных рассуждений». Э. Кассирера дополняет К. Гирц, который обращает внимание на три фундаментальных открытия, сделанных в ХХ столетии в эволюционной антропологии и еще не вполне осмысленных до сих пор, на то, что необходимо отказаться «от взгляда на характер отношений между физической эволюцией и культурным развитием как на последовательный процесс» и признать этот процесс «совмещением или взаимодействием»; что «основная масса биологических изменений, создавших современного человека и выдвинувших его из непосредственных предков, произошла в центральной нервной системе, особенно в головном мозге»; наконец, что «человек, с точки зрения физиологии, является неполным, незавершенным животным».

Ж. Ле Гофф, один из инициаторов дискуссии об исторической антропологии, говоря об этнологизации истории в ХХ веке, подчеркивает, что «этнология побуждает обратиться к дифференции исторических эпох и обратить особое внимание на область lonque duree, на то почти неподвижное время, которое определил Фернан Бродель в знаменитой статье» и обращает внимание на «нарастающее в гуманитарных науках, включая этнологию, критическое отношение к неподвижному». Он вопрошает: «В то время как этнология вновь берет на себя груз историчности, когда Жорж Баландье показывает, что нет обществ без истории и что понятие о неподвижных обществах – иллюзия, разумно ли историку предаваться вневременной этнологии?» Остановимся на этом вопросе и сделаем его отправной точкой наших размышлений об истории человечества, как, вопервых, истории человеческого и надчеловеческого сознания и его форм; вовторых, истории, увязанной с биологической эволюцией или эволюционной антропологией как наукой; втретьих, этнографизированной истории в lonque duree; вчетвертых, истории культуры, включая сюда историю религии, мифа, гнозиса, метафизики.

Сам охват тем и задача синтеза парадигмы (ибо междисциплинарность исторической антропологии и ее допарадигмальное состояние должны быть преодолены) заставляют нас оставаться преимущественно на историософском дискуссионном поле и спускаться на землю историографии лишь для того, чтобы сразу же погрузиться в глубины метаистории. И все же, мы не хотим упускать из виду земли и ее обитателей, и событийности как таковой, напротив, поставив «историческое событие» в центр нашей рефлексии.

В этой книге предпринята основательная попытка очертить предмет исторической антропологии и даже существенно прояснить ее формы, могущие стать основанием (метафизическим, логическим, феноменологическим) ее парадигмы, включая «наиболее тонкую структуру знания», включающую, по Т. Куну, решенные «задачиголоволомки».

В тени этой цели находится еще более важная цель – проследить пути развития исторического сознания и найти его когнитивные источники, выяснить, наконец, существует ли оно за пределами метафор и ставшего привычным словоупотребления. Одним словом, имеет ли оно собственный орган репрезентации, аналогично религиозной благодати или философскому Cogito. В книге эти две интенции сливаются в одну, основную: рассуждения об исторической антропологии приводят к убеждению, что историческое сознание, да, вот оно, существует; размышления об историческом сознании наполняют структуры и формы исторической антропологии материей, смыслом и жизнью.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 68 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.