WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Вахромов Е.Е.

САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ, АКМЕ И ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЧЕЛОВЕКА. Человек есть существо, принадлежащее к двум мирам. Он не есть существо, исключительно приспособленное к природносоциальному миру, он всегда выходит за его пределы и обращен к другому своему составу в своих творческих актах. Творческие акты суть акты свободы. Без этого предположения нет творчества. Кроме человека природного и человека социального, т.е. существо детерминированного, малой части огромного объективного мира, существует еще человек трансцендентальный, который необъясним извне. Человек необъясним исключительно снизу, как хотели Маркс и Фейербах, как хотят Хайдеггер и Сартр, как хотят все материалисты. В человеке есть чтото совершенно необъяснимое снизу, приходящее из высшего мира. Человек есть трагическое существо именно потому, что находится на границе двух миров, высшего и низшего, и заключает в себе оба мира. Он не может быть вполне приспособлен к низшему миру. И это обнаруживается в раскрытии человеческой природы в истории. И на вершинах цивилизации обнаруживается в человеке зверь и действуют первобытные инстинкты, которые не могли быть побеждены цивилизацией, не проникающей вглубь. Но наряду с этим всегда есть обнаружение и природа духовного человека. Н. Бердяев Социальная ситуация человека в ХХ веке изменилась гораздо более, чем за всю предшествующую многовековую историю человечества. Миновало и осталось в прошлом время, когда философы говорили о свободном и самодостаточном человеке как субъекте, могущем в условиях естественной жизни полностью обеспечить себя и свою семью всем необходимым для воспроизводства жизни, что делало его «хозяином своей судьбы», независимым от цивилизации. Разделение труда и кооперация, развитие науки и производства привели к таким изменениям во всем мире, когда субъектом деятельности на глобальных рынках товаров, технологий и услуг стала фирма, транснациональная компания; в центре внимания оказывается при этом не отдельный человек, а «коллективный субъект», группа в совокупности внутренних и внешних связей. Во всех видах практической деятельности человечества, на производстве, в науке и здравоохранении, даже во многих разделах искусства достижение положительного результата, успеха сегодня связывается с согласованной и целенаправленной деятельностью коллектива, группы, что требует от индивида сознательного самоограничения собственной инициативы и активности во имя достижения общих целей.

Современный уровень организации и технического оснащения производства, науки требует от человека все более длительной, дорогостоящей и трудной процедуры овладения профессиональными знаниями. Получение места в одной из ведущих фирм, исследовательских групп возможно для него лишь в результате острой конкуренции на рынке труда. Необходимо узкая специализация приводит к тому, что с каждым годом снижается для него возможность смены места работы и рода деятельности. Роль отдельного человека внутри фирмы чаще всего сводится к точному выполнению функциональных обязанностей, определяемых менеджментом более высокого звена. Работа требует, как правило, частичного или полного отказа человека от своего индивидуального «Я» в пользу «коллективного Я» в интересах получения группой положительного результата, который во все большей степени понимается как продажа вещественного результата деятельности на рынке. Только после этого индивид может через процессы распределения и перераспределения получить свою личную долю в обезличенном сертификате его вклада в реализованный продукт – деньгах, и только через этот обезличенный инструмент современный человек получает доступ к необходимым условиям воспроизводства своей жизни и жизни своей семьи и близких. Эта новая реальность современного мира предъявляет к человеку, вступающему в самостоятельную жизнь, специфические требования компетентности:

готовности к совместной деятельности в группе, в условиях сочетания внутригрупповой и межгрупповой конкуренции;

умения сочетать свои личные интересы с интересами группы;

способности принимать решения под внешним давлением в условиях ограниченного времени;

способности принимать на себя ответственность за результаты проведения своих решений в жизнь.



Наличие такого социального заказа, выходящего за рамки предмета педагогики, создало основу для выделения психологии, ранее являвшейся составной частью религиозных или философских концепций, в самостоятельную научнопрактическую дисциплину. Формирование необходимого набора индивидуальных и социальных, групповых компетентностей считается в настоящее время центральной проблемой развития человека, которую сегодня пытаются решать через систему образования совместными усилиями педагогика и практическая психология.

В конце Х1Х – первой половине ХХ века, в качестве самостоятельной дисциплины, претендуя на статус «позитивной науки», психология длительное время пыталась выступать абсолютно самостоятельно, не опираясь более на авторитет того большего, чьей частью она была. Отбросив имевшиеся в распоряжении «материнских» религиозных и философских учений ответы на «первые» и «последние» вопросы Бытия, она пыталась опираться исключительно на факты, данные непосредственно. Пользуясь своим понятийнокатегориальным аппаратом, она строила свои теории и гипотезы в своей строго определенной предметной области, используя санкционированные позитивной наукой процедуры проверки гипотез на истинность. Во имя приобретения психологией статуса «позитивной» науки, приносящей «объективное» знание, многие ученыепсихологи пытались рассматривать человека как объект исследования, что потребовало перенести центр внимания с его внутренних, неповторимых, ускользающих и изменчивых качеств, на внешние, воспроизводимые, повторяющиеся в группах. Это позволяет ученому позитивисту выступать под маской «абсолютного наблюдателя», не имеющего пристрастий и не связанного со своим временем, историей и культурой. Вместо попыток разгадки тайны неповторимого индивида, «венца творения», чем занималась традиционная философия, в этом случае стало возможным давать научные, статистически обоснованные заключения по поводу «объекта» абстрактного «среднестатистического гражданина», пусть и не существующего в действительности. В клинической практике психотерапии подобная позиция позволила увидеть в человеке пациента: набор симптомов и течение синдромов, частный случай, подкрепляющий ту или иную теорию, а не страдающего в трудной для него жизненной ситуации человека, не могущего найти решение, соответствующее культурным нормам. Это, в свою очередь, позволило превратить клиническую работу психотерапевта в исследование валидности и надежности той или иной теории, или разновидность, например, уроков психоанализа, благотворным побочным эффектом которых, по мнению Ж. Лакана, может быть и выздоровление» (6).

При этом оказалось возможным подменить смысл, цель жизни человека, рассматриваемые религиозными и философскими системами как истинную, высшую ценность, практической (политической, экономической) целесообразностью. В практической работе это касается и целей клиента, ученика, и целей практического психолога, педагога, психотерапевта. «Позитивная» психология, в силу описанных выше причин, неизбежно говорит о смысле жизни человека только как о «психическом феномене», формируемом индивидом в процессе общения путем интериоризации отдельных фрагментов «смыслообразующих текстов» из культурной среды. Смысл выступает здесь как социально приемлемый коллаж, используемый человеком для самоконтроля и «предъявления по требованию». Подобным образом понимаемый «смысл» (если вообще возможно говорить об этом феномене как о смысле) является неизбежно аморфным образованием, легко изменяющимся под групповым давлением, нестойким, определяющим поведение человека сиюминутными ситуативными приспособительными интересами, сводящим его жизнь к «функционированию», пусть даже и оптимальному. Такое положение дел является основой формирования «зависимого типа личности», человека склонного к зависимости от родителей, табака и алкоголя, телевидения и прессы, идеологии и мифологии; «развитие» такого человека выглядит как история смены субъектов и объектов, от которых он зависит, и форм зависимости. В этом положении основа рождения и развития учений и популярности лидеров, предлагающих человеку и человечеству легкий, «коллективный» вариант достижения ценностей жизни. Все, что требуется от человека – это выбрать «правильное» учение, полностью довериться его лидерам (отказаться от собственного Я в пользу коллективного Я), и терпеливо ждать результата (7).





Строго придерживавшаяся позитивистского канона и имевшая в этой связи академический статус поведенческая психология долгое время пыталась выполнить социальный заказ на формирование управляемого субъекта с определенным набором свойств. Эта линия прослеживалась в бихевиоральном подходе Уотсона и Скиннера и направлениях, выросших в отечественной психологии советского периода, когда создание нового типа общества предполагало целенаправленное формирование «нового» человека. Подобный заказ предполагает формирование личности, в которой отсутствуют глубинные структуры, определяющие само бытность человека. Практика применения этих подходов к 6070 годам ХХ века доказала, что имеются некоторые границы в их применении, выход за которые не только не приносит положительного результата, но и провоцирует реакции индивидуального и социального протеста. Кроме того, выяснилось, что слишком хорошая адаптация к социальному заказу есть форма глобальной дезадаптации, изменение внешних условий приводит к трагедии и даже гибели слишком хорошо адаптированных индивидов даже при минимальном изменении привычной для них среды существования. К этому времени все большему числу философов и психологов становилось ясным, что строгое соблюдение критериев, диктуемых позитивистской философией и методологией науки, не дает ключей к решению проблемы обретения человеком творческой инициативы и креативности, от которых в настоящее время зависит значимый успех в любой сфере жизнедеятельности. Принципиальная нерешаемость проблемы креативности в строго научных рамках выявила необходимость разработки философии жизни, философской антропологии, породила запрос на новый синтез науки, искусства и практики в поиске новой теории, которая должна была решить следующие задачи:

вопервых, она должна была представить концепцию развития человека, отвечающую новым историческим обстоятельствам, требующим инициативы, творческого подхода к решению проблем, интеллекта, а не только приспособления;

вовторых, она должна была расширить утерянный в связи с обособлением от философии и религии горизонт, попытаться дать свои, основанные на достигнутых психологией результатах, ответы на «первые» и «последние» вопросы, хотя бы в гипотетической форме метатеории;

втретьих, она должна была не только наметить широкую и дальнюю перспективу развития человечества, но и указать способы и методы развития и роста человека, наметить пути его самосовершенствования.

Именно этот вакуум пытается заполнить гуманистическая психология и теория самоактуализации. Они исходят из положений о том, что подлинные ценности Бытия существуют, и стремление к их достижению является необходимым фактором полноценного развития человека. Они говорит о необходимости решения проблемы воспитания и развития гармоничной личности, максимально реализующей свой потенциал в интересах личностного и общественного роста, в любых объективных социальных обстоятельствах, с привлечением знаний, накопленных всей цивилизацией, во всех видах и формах культуры. Они считают необходимым такое преобразование общества и его социальных институтов, которое позволит каждому входящему в мир ребенку максимально развить и реализовать свои задатки на пользу себе и обществу. В 1963 г. президент ассоциации гуманистической психологии Д. Бьюдженталь сформулировал пять основных постулатов гуманистической психологии:

1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих: изучение его частных проявлений не позволяет понять его в целостности;

2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений: человек и его проявления не могут быть объяснены теорией, не принимающей в расчет межличностный опыт;

3. Человек осознает себя и не может быть понят наукой, не учитывающей его непрерывного, многоуровневого самосознавания;

4. Человек имеет выбор и не является пассивным наблюдателем процесса своего существования: он сам творит свой собственный опыт;

5. Человек интенциален: он обращен в будущее, в его жизни есть цель, ценности и смысл.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.