WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

А.С. ВАТОРОПИН

РЕЛИГИОЗНЫЙ МОДЕРНИЗМ И ПОСТМОДЕРНИЗМ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

ВАТОРОПИН Александр Сергеевич – кандидат политических наук, заместитель директора Института социологии и экономики Уральского государственного профессиональнопедагогического университета.

Социология является мультипарадигмальной наукой, и среди ее парадигм мы хотели бы выделить «социальный модернизм» и «социальный постмодернизм». Каким образом они могут быть применены в социологии религии? Социальный модернизм представляет социальный мир (социум) как целостное, рационально устроенное образование, социально дифференцированное и плюралистичное, подверженное, начиная с эпохи Просвещения, непрерывным, комплексным и системным преобразованиям. Последние осуществляются стадийно и необратимо в течение длительного времени, в конечном итоге приобретают глобальный размах и выравнивают различные общества по основным характеристикам. Главным, системообразующим принципом модернизма, по нашему мнению, является принцип социального прогресса. Идея прогресса позволяет наполнить реальным содержанием и смыслом любой из вышеупомянутых принципов и процесс модернизации в целом.

Что касается социального постмодернизма, то определить однозначно его содержание достаточно сложно. Исследователи вкладывают в это понятие совершенно противоположный смысл. Мы будем придерживаться идей «классиков» постмодернизма и трактовок в литературе, которые на них опираются [15]. Итак, социальный постмодернизм отрицает возможность целостного представления об обществе, не приемлет идею прогрессивного развития последнего, не видит смысла в социальном действии, осуществляет деконструкцию социальных связей и, в конечном итоге, провозглашает неизбежность постепенного распада социума, заменяя его фрагментарной виртуальной реальностью (симулакром).

Основные принципы постмодернизма – деконструкция (на наш взгляд, ведущий, определяющий), радикальная плюральность, релятивизм, эклектизм, фрагментарность, замена реальности симулакром, «эпистемологическая неуверенность», бесструктурность, бессистемность. Деконструкция наиболее точно характеризует то, что происходит с космосом, обществом, человеком, когда они рассматриваются с постмодернистских позиций. Возможно ее определение как теоретической процедуры демонтажа любого рода целостности, в т.ч. социальной, любого обнаруженного смысла в силу принципиальной убежденности в невозможности их существования.

Представляется, что обе парадигмы, их основные принципы генетически связаны между собой. Это относится, например, к одному их важнейших модернистских принципов – «социальному плюрализму» и постмодернистской «радикальной плюральности». Последняя возникает вследствие абсолютизации принципа плюрализма. Аналогичным образом связаны и другие принципы: комплексность и системность, с одной стороны, эклектизм, хаос с другой, и т.д. Другими словами, радикализация и абсолютизация принципов модернизма, осуществленная в теории и социальной практике, создала условия для возникновения постмодернистских концепций, а затем и постмодернистской парадигмы (это, впрочем, не означает, что постмодернизм идет на смену модернизму: обе парадигмы сосуществуют и еще, видимо, длительное время будут сосуществовать в социальных науках, включая социологию).

Учет генетической связи между указанными парадигмами позволяет предложить новый комплексный метод исследования социальной реальности, предполагающий их динамическую интеграцию. Для того, чтобы применить его к религиозной сфере, целесообразно ввести и проанализировать «парадигмальные» по своему значению понятия «религиозный модернизм» и «религиозный постмодернизм» (вероятно, точнее было бы определение «социальнорелигиозный», однако представляется, что, учитывая изначальный социологический контекст статьи, вполне допустимо для краткости употреблять предложенные термины), которые репрезентируют рассмотренные выше исследовательские парадигмы в религиозной сфере. Рассмотрим эти понятия подробнее. Начнем с религиозного модернизма. Можно дать следующую его дефиницию: религиозный модернизм это парадигмальное понятие, которое устанавливает взаимосвязь, характер взаимодействия между религией как целостной динамичной духовносоциальной подсистемой и обществом как социальной системой, находящейся в процессе модернизации.



Проанализируем это понятие: соотнесем его с имеющимися в религиоведческой и социологической литературе подходами, выявим его характер и структуру, рассмотрим позиции, которые религия может занимать по отношению к модернизируемому обществу. Исследованием проблем, связанных с религиозным модернизмом, занимались многие авторы [см. напр. 610]. Анализ литературы свидетельствует:

1. Религиозный модернизм обычно рассматривается с конфессиональной точки зрения. Так, исследовались модернистские тенденции в православии (соответственно, речь идет о православном модернизме или модернизации православия) [11, 12], в католичестве (католический модернизм) [13], в протестантизме (протестантский модернизм) [14] и т.д. Интегративное понятие «религиозный модернизм», пользуется гораздо меньшей популярностью.

2. Авторы вкладывают неодинаковый смысл или делают различные акценты, говоря о модернизации той или иной религии. Можно выделить два основных подхода к пониманию сущности модернизационных процессов в религиозной сфере.

Первый подход (его возможно определить как религиоведческий) связан с исследованием внутренней логики эволюции определенной религии, с изменениями в ее догматике, ритуалах, организационной и иерархической структурах и т.д. При этом модернизация может быть настолько серьезной, что приводит к появлению расколов, ереси и конфликтов. Самые яркие примеры – Реформация в Европе и Раскол в Русской Православной Церкви после никонианских реформ.

Второй подход (он может быть определен как социологический) выявляет отношение той или иной религии к модернизируемому обществу. Данное отношение, вопервых, отличается в рамках различных религий, вовторых, может изменяться в рамках одной и той же религии в определенные периоды времени. Так, М. Вебер показал, что протестантизм способствовал становлению «духа капитализма», тогда как созерцательные религии (буддизм, индуизм и др.) не были нацелены на практическую повседневную деятельность «в миру» [15]. Русское православие первоначально боролось против социалистического варианта модернизации, но со временем РПЦ перешла на значительно более лояльную по отношению к социализму и советскому государству официальную позицию [12]. Подчеркнем, что трансформация социальной позиции данной церкви не сказалась существенным образом на основах ее вероучения, иерархической структуре и т.п. Впрочем, представителей второго подхода сами по себе проблемы внутренней модернизации той или иной религии интересуют мало, их предмет сфокусирован на социальной сфере (отличие социологического подхода от религиоведческого). В целом мы разделяем данный подход, хотя он не поднимается до парадигмального уровня.

Необходимо, на наш взгляд, развести понятия «модернизация религии» и «религиозный модернизм». Под модернизацией религии будем понимать процессы, связанные с изменением ее внутреннего содержания; их изучают представители религиоведческого подхода. Правда, представляется, в предложенном контексте термин не очень удачен, поскольку нередко обозначает такие эволюционные процессы в какойлибо религии, которые не могут быть отнесены к «современным» (например, возврат к идейным истокам религии). Тем не менее, он утвердился в указанном значении в религиоведческой литературе. Что касается религиозного модернизма, то введем ограничения на использование этого понятия (некоторые авторы употребляют иногда последнее как синоним «модернизации религии» [16]) и будем обозначать им только процессы, идущие в социальнорелигиозной сфере и имеющие отношение к социальной модернизации.

Особо заметим, что социологический подход к религиозному модернизму позволяет преодолеть его узкоконфессиональный характер. Со времен Конта и Дюркгейма принято исследовать социальные аспекты религии, нередко абстрагируясь от вероисповедальных различий. Религия рассматривается как некий специфический социальный феномен, выполняющий определенные функции в обществе, которые инвариантны по отношению к конфессиям. Сказанное не означает, что социологу в принципе безразлично внутреннее содержание конкретных вероисповеданий. Так М. Вебер анализировал догматику и этику мировых религий. Однако подобного рода интерес имел социальную подоплеку, а выводы не ограничивались рамками какойлибо из религий. В результате, если подходить к религиозному модернизму как социологическому понятию, можно говорить о его надконфессиональном, универсальном характере.





Структуру религиозного модернизма можно рассматривать в двух плоскостях: с одной стороны как религиозномировоззренческий, психологический и социальный аспекты взаимосвязи религии и модернизируемого общества, с другой как взаимодействие религиозного сознания и поведения в контексте стимулирования и реакции религии на социальную модернизацию. В первом подходе ведущим для нас является социальный аспект. Религиозномировоззренческий аспект, связанный с анализом представлений верующих о священном сверхъестественном, о мире и человеке, и психологический, выявляющий предрасположенность людей к определенному восприятию действительности, интересуют нас также только в социальном контексте, и их изучение имеет, безусловно, подчиненный характер в рамках данного подхода.

Второй подход позволяет выявить идеологическую позицию религиозных организаций и мотивационные возможности религии в отношении поведения верующих, а также проанализировать данное поведение, способствующее или препятствующее социальной модернизации. Кроме того, он подводит нас к эмпирической интерпретации понятия «религиозный модернизм», к выявлению соответствующих признаков, по крайней мере, основного их набора (имеются в виду релевантные догмы, идеологические положения; социальнорелигиозные взгляды, ценностные ориентации и психологические установки верующих; их конкретное поведение в смысле морали, а также экономическое и политическое. Это весьма важно, поскольку объект изучения таков, что существует опасность чрезмерного абстрагирования от конкретной социальнорелигиозной действительности и перехода в область неверифицируемых философских рассуждений.

В рамках религиозного модернизма как парадигмального понятия можно выделить две противоположные позиции:

1). Промодернистская позиция, связанная с положительным отношением религии к прогрессивному развитию общества. Обозначим ее «религиозный модернизм» (возможно, точнее было бы «собственно религиозный модернизм»).

2). Контрмодернистская позиция, связанная с отрицательным отношением религии к социальной модернизации («религиозный контрмодернизм»).

Проанализируем указанные позиции. Содержание релизиозного модернизма может существенно отличаться в зависимости от уровня развития общества. Так, позицию поддержки религией капиталистических преобразований в развивающихся странах можно определить как промодернистскую. В то же время стремление консервировать существующие порядки в развитых странах Запада, препятствовать переходу к информационному обществу более подходит под характеристику религиозного контрмодернизма.

Еще сложнее ситуация с отношением религии к социализму. Социализм и капитализм – два варианта модернизационного проекта. В настоящее время в их соревновании победу одержал капитализм, о чем свидетельствует социальноэкономическая и политическая трансформация большинства стран т.н. «социалистического лагеря». Однако об окончательном поражении социализма можно будет судить только по прошествии значительного промежутка времени. Не исключено, например, что тот же «коммунистический» Китай, который сегодня достаточно эффективно развивается, придет к информационному обществу, минуя стадию капиталистических отношений, либо осуществив конвергенцию социализма и капитализма. В этой связи возникает вопрос, имеющий прямое отношение к современной России: как оценивать религиозную позицию поддержки процессов трансформации социалистических стран в капиталистические, либо, наоборот, стремление препятствовать этим процессам? Ответ может быть следующим. Если религия не пытается затормозить социальную модернизацию (неважно, капиталистическую или социалистическую по характеру) в направлении к информационному обществу, то речь может идти о религиозном модернизме. В противном случае мы имеем дело с контрмодернистской позицией.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.