WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

ФОРМАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ И ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

В.Л. Васюков

Э. Гуссерль (возникновение термина)

Мы обязаны идеей (и термином) формальной онтологии Эдмунду Гуссерлю, который в своих «Логических исследованиях» (1900/01) различает формальную логику, с одной стороны, и формальную онтологию, с другой. Формальная логика имеет дело с взаимосвязями истин (или пропозициональных значений в общем случае) с отношением выводимости, с непротиворечивостью и общезначимостью. Формальная онтология имеет дело с взаимосвязями вещей, с объектами и свойствами, частями и целым, отношениями и совокупностями. Как формальная логика имеет дело с отношениями выводимости, которые формальны в том смысле, что они применимы к выводам в силу лишь одной своей формы, так и формальная онтология имеет дело со структурами и отношениями, которые формальны в том смысле, что они экземплифицированы, в принципе, всей материей, или, говоря другими словами, объектами всех материальных сфер или областей реальности.

Гуссерлевская формальная онтология основывается на мереологии, на теории зависимости и топологии. Его Третьи Логические Исследования озаглавлены «О теории целого и частей» и состоят из двух глав: «Разница между независимыми и зависимыми объектами» и «Мысли в отношении теории чистых форм целого и частей». В отличие от более известных «экстенсиональных» теорий частей и целого, таких, например, как системы Лесьневского, Леонарда и Гудмена, гуссерлевская теория не затрагивает того, что мы могли бы назвать вертикальными отношениями между частями и целым, когда первые охватывают, включают в себя вторые. Скорее гуссерлевская теория касается горизонтальных отношений между сосуществующими частями, отношения, которые придают единство или интегральность рассматриваемым целостностям. Проще говоря, некоторые части целого существуют просто рядом друг с другом, они могут быть разрушены или удалены из целого, не нанося ему никакого ущерба. Целое, все части которого связаны исключительно подобными отношениями рядоположенности, называется массой или агре гатом, или, выражаясь более технически, чисто совокупным целым. Во многих целостностях, можно даже сказать во всех целостностях, демонстрирующих любую разновидность единства, некоторые части находятся друг с другом в формальных отношениях, которые Гуссерль называет необходимой зависимостью (иногда, но не всегда, он говорит о необходимой взаимозависимости). Подобные части, например, отдельные случаи оттенков цвета, насыщенности и яркости, характерные для данного цвета, не могут с необходимостью существовать в целостности данного типа, без ассоциированности с их дополнительными частями. Имеется огромное разнообразие подобных побочных отношений зависимости, порождающих огромное многообразие типов целостности, которые неразличимы при стандартном подходе экстенсиональной мереологии.

Следует подчеркнуть, что Гуссерль в своих работах не использует какойлибо формальный аппарат в современном понимании смысла этого слова. Его исследования представляют собой скорее анализ с целью выяснения интуитивных оснований и понятий для разработки систем формальной онтологии. И не удивительно, что первый раздел работы П. Саймонса «Три эссе по формальной онтологии» носит название «Формализация гуссерлевской теории части и целого» [Simons 1982].

Гуссерлевская формальная онтология становится более понятной, если обратиться к идеям его учителя Ф. Брентано.

2. Ф. Брентано (дескриптивная онтология) Брентано пропагандировал идею того, что он называл «дескриптивной психологией», дисциплины, которая должна, с одной стороны, дать точное знание структур и категорий ментальной жизни, а с другой стороны, обеспечить эпистемологически достоверные основания других разделов философии.

Эта брентановская дескриптивная психология является, в сущности, дескриптивной онтологией сознания — онтологией ментальных структур. Это влечет тезис о том, что подходящая для каждого рассматриваемого случая форма описания подразумевает нечто вроде таксономии различных видов конституэнт в данной области и различных форм отношений между этими конституэнтами. Возникает нечто вроде установки дескриптивного, или таксономического реализма. Следующий шаг, сделанный учениками и последователями Брентано, в частности Штумпфом, Марта, Твардовским, Мейнонгом, Эренфельсом и Гуссерлем, заключается в перенесении подобной установки в иные области философии. Тем самым мы оказываемся за пределами чистой ментальности и имеем дело уже с некоторым видом дескриптивной общей онтологии.



Внутреннее восприятие — согласно Брентано — является источником нашего знания природы бытия, так же как оно является источником знания природы истины и природы добра и зла. И чтото, что может быть сказано о бытии вещей, которые не воспринимаются во внутреннем восприятии, можно понимать только по аналогии с тем, что мы способны сказать о нас самих как мыслящих субъектах. Отсюда мы получаем также соответствующее трехчленное деление дескриптивной онтологии. Это (1) онтология вещей, (2) онтология состояний дел и (3) онтология оценок.

Онтология вещей возникает, если мы переходим от психологии представления к исследованию непсихологических коррелятов актов представления. Поэтому вещь теперь рассматривается как возможный коррелят представления, включающий простые и сложные смысловые данные. Поздний Брентано в своей онтологии вещей исследует коллективы и пространственные и временные континуумы. Тогда же он приходит и к реизму — доктрине, утверждающей, что существуют только лишь вещи, позднее поддержанному и развитому сначала Твардовским, а затем Т. Котарбиньским.

Онтология состояний дел возникает сходным образом в случае перехода от психологии суждения к исследованию онтологических коррелятов актов суждения. Последние, согласно брентановской экзистенциальной теории суждения, будут иметь следующую первичную форму: существование А и не существование А. (а) «А существует» означает, что А является таким, что каждый, кто судит о нем, очевидным образом должен принять его; (б) «А не существует» означает, что А является таким, что каждый, судящий о нем, очевидным образом должен отвергнуть его;

Наконец, онтология оценок возникает, когда мы переходим от психологии чувств, воли и предпочтения к исследованию онтологических коррелятов соответствующих актов. Еще в своей диссертации, относящейся к 1862 г., Брентано анализирует аристотелевское различение «быть в смысле категорий» и «быть в смысле быть истинным» таким образом, что это можно рассматривать как принадлежащее сфере общей онтологии. Однако без интерпретации взглядов других философов Брентано крайне неохотно формулирует свои собственные онтологические тезисы. Как следствие, повидимому, гораздо больший вклад в онтологию оценок сделали его ученики, которые использовали психологический анализ Брентано в качестве основы для своих исследований.

3. К.Твардовский (развивая Брентано) Что касается онтологии вещей, то здесь среди других учеников Брентано большой вклад был сделан К. Твардовским. Твардовский был, вероятно, первым из брентанистов, кто рассматривал общую теорию предметов, все еще называя ее метафизикой. Понятие предмета у Твардовского дается совершенно брентановским образом:

«Предмет можно описать приблизительно так: все, что представлено посредством представления, признано либо отброшено суждением, желаемо либо отвергаемо эмоциональной деятельностью, мы называем предметом. Предметы бывают реальными и нереальными, возможными и невозможными. Общим для них является то, что они могут быть или же являются объектом (не интенциональным) психического акта, что их языковым обозначением является называние (в вышеизложенном смысле) и что они, рассматриваемые как род... находят свое языковое выражение в названии «нечто». Все, что в самом широком смысле есть «нечто», называется, сперва в отношении к представляющему субъекту, а потом также и независимо от него предметом» [Твардовский 1997, с.78] 4. Н. Коккьярелла (негуссерлевская концепция формальной онтологии) Однако существует и негуссерлевская традиция в формальной онтологии, не основывающаяся на мереологии. Следуя аналитической онтологии, формальная онтология определяется как теория бытия с точки зрения формальной логики, т.е. теория бытия в рамках и на языке элементарных формальных теорий. Главным сторонником данной позиции может считаться Нино Коккьярелла. Принимая, в частности, что каждая наука рассматривает свой специфический «способ существования», Коккьярелла утверждает, что формальная онтология изучает различные формализации, относящиеся к систематической классификации всех «способов» или категорий существования в самом общем виде. Обычно каждый «способ существования» подходит для некоторой специфической формальной онтологии и представляет некоторый тип переменных, для которых синтаксическое правило их применения отражает онтологическое правило для данного «способа» существования [Cocchiarella 1974, pp. 2930]. Тем самым формальная онтология изучает логические характеристики предикации, квантификации по переменным и различные теории универсалий.





Несмотря на отличие от гуссерлевской формальной онтологии, обе разновидности формальной онтологии по большинству вопросов занимают сходные позиции. Само по себе это следует из того факта, что и теория множеств и мереология, используемые для характериза ции онтологических понятий, представляют собой конкурирующие системы в основаниях математики. Спектр вопросов и понятий, на которых они основываются, в значительной степени обусловлен интересами математики.

Во всяком случае, сегодня принято считать, что вторая из них больше занята систематикой категорий и страт, образующих формальную онтологию, в то время как первая систематически анализирует темы противопоставления вариантов формальной онтологии.

5. Лесьневский Особое место среди различных систем формальной онтологии занимает система Онтологии Лесьневского, удовлетворющая определению формальной онтологии в смысле Коккьяреллы, в то время как другая егос система Мереология, надстраиваемая над Онтологией, в точности подпадает под определение Гуссерля. И, фактически, это разделение принимается как само собой разумеющееся во всех исследованиях, касающихся онтологических проблем.

Тонкость, которую следует учитывать в подобного рода рассмотрениях, заключается в том, что Онтология Лесьневского представляет собой как логическую систему, так и систему формальной онтологии. Уникальность ситуации здесь связана с онтологическим смыслом связки «есть», подразумеваемым Лесьневским. По сути дела, теоремы Онтологии Лесьневского — это некоторые онтологические положения, но в то же время это и чисто логические утверждения.

Стандартная семантика обычной логики предикатов задается с помощью понятия модели, представляющей собой некоторое множество с заданной на нем системой отношений и функций. Все что мы можем сказать непосредственно об элементах этого множества, исчерпывается отношением равенства, т.е. мы можем констатировать лишь совпадение некоторых элементов, и ничего больше. Все остальное определяется «внешним» образом, с помощью отношений и функций.

В семантике Онтологии Лесьневского, предложенной 3. Стахняком [Stachniak 1981], множествоноситель модели представляет собой булеву алгебру, отношение порядка которой интерпретирует связку «есть». Все отношения и функции должны быть согласованы с этой базисной булевой структурой. Отсюда предметная область семантики обладает как «внешней», так и некоторой «внутренней» структурой, не проясняемой с помощью отношений и функций. Именно ее и можно рассматривать как некоторую формальную онтологию, с одной стороны, предшествующую всякому последующему прояснению свойств объектов, определяемых отношениями, а с другой стороны, эта структура имеет чисто логическую природу, поскольку детерминирована совместной интерпретацией логических связок и связки «есть».

Таким образом, Онтологию Лесьневского можно рассматривать как некий вид систем формальной онтологии, в которой характеризация онтологических понятий предполагает не теоретикомножественные и не мереологические термины, но лишь термины исчисления имен (в терминологии Е. Слупецкого). Преимущество такой точки зрения сказывается при расширении диапазона понятий онтологических объектов и отношений между ними.

«Гибридный» характер системы Онтологии Лесьневского, являющейся одновременно и логической системой и системой формальной онтологии, заставляет уделить больше внимания сфере взаимоотношения логики и онтологии, удельному весу логических методов в построении систем формальной онтологии.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.