WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Валерий Кайтуков

Эссе

Содержание:

Восхваление одиночества.

Люди.

Без названия.

Века Гедонэ.

Oда гордости.

Трансформация идолов.

Позор жизни.

Чудо жизни.

Альтернативы существования.

 Назад к списку работ    Восхваление одиночества.

Благословенно будь,одиночество человеческое ибо только ты не несешь в себе лжи корыстных и себялюбивых человеческих отношений. Ты являешься основой и матерью всего великого, созданного человеком, ты спутница гения и мысли. В тиши твоей человек обнимает мыслью звезды и рождает высочайшие творения духа,в тебе он рождается и умирает. Ты всегда с человеком и в шумной толпе, и в постели женщины, в пустыне и на празденстве, ты неразлучно с мыслью,а следовательно, и с человеком. Ты чисто и безмерно. Покой одиночества не омрачают предательство и ложь, зависть, корыстолюбие и мерзости жизни. Ты сладостно ибо наслаждение мыслью и совершенством наедине с тобой не заменят ни пиры с фальшивыми друзьями,ни лживые ласки продажных женщин. Ты гордо, ибо только ты рождаешь гордость в сыновьях и апостолах твоих, а унижения и поношения отчуждаемы тобой,они присущи толпе. В тебе нет горечи утрат и потерь, ибо все теряет смысл и значение в тиши одинокого мышления, когда перед напуганным мысленным взглядом маленького человека, тщясегося стать гигантом, встают во всем величии астральные истины жизни,весь ужас и сияние которых затмевают мелкие человеческие беды, как солнце затмевает звезды. Ты велико и величие твое передается апологетам твоим, ибо в единении с тобой увеличивается сила мысленного взора человека, отрешенного от мирской суеты,и апостолы твои становятся сильными и могучими, способными объять все мироздание одним взглядом. Ты прекрасно, животворяще, ты незаменимо и нет восхваления, которое могло бы исчерпать величие твое в Человеческом бытии. Ты горько но и страдания с тобой сладки. Я люблю тебя и благоговею перед тобой, одиночество, и я неразлучен с тобой до последней конвульсии на смертном ложе. AVE ! Великое и омерзительное одиночество...

 Люди Серая толпа мерзостных людишек бурлит и клокочет в водовороте низменных страстей. Выпученные от жадности и похоти глаза, смердящие алчные свиные рыла, вонючие, потные клешни рук, хватающие и тянущие к себе и под себя. Это скотское месиво простирается до горизонта, и сторонний наблюдатель не увидит различия в этом смердящем вареве людском, ни в сидящих на головах,ни в валяющихся в ногах. Мерзкий смрад низменной пошлости исходит от толпы...

Но нет!..Вдруг как алмаз в навозе, блеснет лицо,озаренное гением ума и вдохновения, вдруг становится видна непоколебимая грудь сильного и гордого мучжины или мелькнет нежное и страстное лицо женщины...

Но водоворот подхватывает и увлекает,затягивает,связывает движения и несет,несет в свои смердящие глубины, и трудно, почти невозможно устоять против его силы.

Поток подтачивает скалу,сель срывает горы,но ничто не сравнимо с мощью потока человеческой пошлости и жадности, себялюбия и жестокости, равнодушия и подлости. Изнемогают под его напором самые умные и сильные, самые нежные и самые гордые, самые добрые и самые смелые, и сорванные им, уносятся на самое дно зловонного потока, откуда уже никогда не услышать голос Человека.

И слабость человека нашептывает поддайся,плыви по потоку со всем мусором, ты же видишь, чем легковеснее и мерзостнее накипь, тем выше она поднимается,ну поддайся же, ведь жизнь одна, и ничто не повторится, поплывем же, свинья и гений одинаково смертны, и в грязной луже тоже счастье, ну поддайся же!!! И новая щепка поплыла по течению. Но если рожден ты гранитной скалой, то и этот выход не для тебя стой, или умри! И над зловонным потоком людским, извергающим миазмы низменных чувств и мыслей, поступков и жизней, возвышаются одинокие гранитные утесы, сверкающие в лучах солнца. К уступам этих утесов, тесно прижимаясь, приникли случайно прибитые к нему нежные и добрые, ласковые и великодушные.

Потому и одни они, что утесы. Встав стеной, скалы закрыли бы поток, но одиноки они,и обтекает их смрадный поток серых людей с рабскими душами, и красота утесов в их гордом одиночестве. Но частицы потока не замечают красоты и гордости гранитных утесов, как муравей необнимает взглядом мироздания. Стоят в одиночестве объятые космической тоской гордые утесы,и стон,не жалобный,но недоумевающий несется в сверкающее небо. Стр. Поток человеческой пошлости не однороден. Внизу, в грязной зловонной тине дна, гниют рядом мерзавцы и нестойкие мыслители, отбросы и несчастные нежные, добрые, ласковые, не нашедшие опоры, не столкнувшиеся с утесом. Тина засасывает безвозвратно, ни жалобы, ни крики о помощи не доносятся из глубины ее, и догнивают заживо попавшие вниз.



А в середине, о, в середине потока то,что приводит в движение всю мерзкую массу человечества "приличные" люди, "порядочные" люди, люди,ни разу в жизни не подумавшие собственной головой, не родившие ни одной мысли, не совершившие ни одного человеческого поступка, лишенные милосердия и нежности,любви и гордости, наделенные лишь рабской душой, мелким себялюбием, грязным корыстолюбием, сентиментальностью, жестокостью и равнодушием. В этом слое потока никто не протянет руку ослабевшему,никто не поддержит падающего. Завуалированный тонким газом цивилизации, смердящий потом скот из далеких времен тащит под себя, сопя и воняя от жадности, деньги, вещи, женщин, наслаждения, жратву и безделье, безделье, безделье! O dolce far niente! Ум и талант, редкие гости в этом мире, не выживают здесь, их безжалостно столкнут в вязкую тину безнадежности и забвения. Здесь растлят нежную, сломают гордого, опошлят умного, и либо повлекут за собой в общем потоке пошлости, либо сбросят, столкнут вниз, в тину. Здесь пресмыкаются перед силой, но не перед красивой силой ума и тела, а перед силой подавления, унижения. Но не всесилен поток. Несмотря на всю силу человеческой мерзости и пошлости вдруг в толчее оскаленных от животной жадности лиц появляются лица, озаренные светом, светом любви и ума, гордости и силы, лица людей, чьи души не придавлены к земле мелкими устремлениями и желаниями, рабской приниженностью и слабостью, лица эти озаряют окружающую серость, расцвечивая ее радостью жизни. Оплевываемые и осмеиваемые толпой "средних" ничтожеств, осыпаемые пинками и ударами окружающих, унижаемые, часто голодные и бездомные, живут одинокой жизнью цветы человечества, и удел большинства из них пьяное забвение или уход за занавес жизненной комедии. Серый поток убивает самых сильных и самых добрых, самых нежных и самых умных, а тех, кто послабее сгибает, скручивает и сталкивает в вязкую тину забвения и опустошенности. Именно эти "порядочные" серые рождают накипь палачей и диктаторов, гестапо и провокаторов, тиранов и полководцев, ради денег и честолюбия посылающих на смерть миллионы.

Стр. И самые мерзкие из серой толпы перегрызая глотки и топча ногами слабых, предавая и убивая, пресмыкаясь и лицемеря, по трупам выбиваются наверх, на головы серой толпы, и эта накипь, смрад которой не передаст человеческий язык, победно вздымается вверх, и чем мерзее, грязнее, легковеснее накипь, тем выше вздымается она, в своем безмерном самомнении ничтожеств, возвысившихся в глазах толпы, тщится закрыть все, покушаясь даже на утесы ума и силы.

Породившая их серость восторженно и завистливо, не вытирая слюны вожделения, текущей из разверстых от жадности ртов, взирает снизу на эту божественную накипь. Созерцание их заменяет толпе скотов собственные радости, отблески жизни на головах толпы озаряют серость и расцвечивают их жизнь.

И о миг вожделенный!..Стечение обстоятельств, слепой случай выносят щепку на недосягаемую доселе высоту, и о блаженство, o dolce far niente! И вознесясь над серой толпой,накипь начинает забывать о собственном ничтожестве и начинает претендовать на непогрешимость и безмерную мудрость, величие и божественное происхождение. И заходясь в безмерном самомнении, накипь устанавливает законы и обычаи, моральные догмы и этические нормы, погрязая в чревоугодии и разврате, проповедует целомудрие и стоицизм, судорожно цепляясь за ничтожные жизни, провозглашает в качестве высшей добродетели отказ от жизненных радостей и самопожертвование.

И не задавая вопросов "Зачем?", "Во имя чего?", не возмущаясь и не восставая, лишь трусливо повизгивая, серая толпа выстраивается в ряды, превращаясь в единое конформное образование, и радостно распевая гимны, уверовав в дарованные им свыше каноны, идет в ногу вперед.





Куда?..

Уничтожать тех, кто не в ногу, тех, чей ум не приемлет убогих истин, вбиваемых в головы накипью, чье мужество и стойкость не позволяют проституироваться подобно окружающим...

...А по берегам потока видны неподвижные фигуры, застывшие в раздумьи. Взор одних устремлен к небу, других к потоку, но ничто не нарушает их величавой неподвижности мыслящих. Ни один из них не ступит в толчею потока,не примет участия в общей суете. Это великие наблюдатели. Отрешаясь от суеты жизни и ее благ,невозмутимо наблюдают и осмысливают они суть жизни.Они вершина ума, и удел их несчастье.

Стр. Течет поток серой пошлости и ничтожества, лишь изредка расцвечиваемый быстро исчезающими брильянтами ума и доброты, течет вперед, извиваясь и бурля, вздымаясь горами накипи и приходя в тихие заводи. Никто не знает, куда течет этот поток. Русло потока изменчиво и бесконечно, никуда он не вольется и ниоткуда не выйдет. Из никуда в никуда.

Апофеоз бессмысленности...

   Назад к содержанию  БЕЗ НАЗВАНИЯ.

Свет фонаря золотил легкие светлые волосы юной девочки. Она была высока, тонка, грациозна. Большие голубые глаза смотрели на меня с нежной, зовущей прямотой невинности. Нежный пухлый рот приоткрыт, как бы в удивлении. И наш поцелуй был нежен и упоителен,губы ее как легкие лепестки коснулись моих глаз, лба, поцелуи ее были неопытны и ласковы, и я почувствовал слезы, и тихий шепот между полудетскими поцелуями.

Нежность, звенящая и пронзительная, заполнила все мое сушество, вытеснив нечистоты, желания, грязь повседневности, осталась только любовь, нежная и ласковая, к грациозной девочке, похожей на длинноногого олененка...

Могучий мужчина с внешностью профессионального атлета сидел и вновь, как полтора десятка лет назад, чувство радостной нежности наполняло его. Теплая слезинка, тихий шепот, неумелые поцелуи: "Меня никто, даже мама, не целовал в губы..."

Годы борьбы, самосовершенствования, годы приобретений моральных, физических, интеллектуальных, годы приключений и испытаний, любви и ненависти, творчества и предательств, жизнь, наполненная, и на самом деле пустая.

Какой смысл в содеянном, пережитом и передуманном, если лучшее воспоминание, дающее осязаемую радость прикосновения к чистоте, осталось далеко, и неповторимо? Город, в котором он родился, не изменился за прошедшие годы. Те же улицы и солнце, и дождь после полудня,те же лица, женщина с сумками, франтоватые мужчины с усами и достоинством, все то же и не то! Он шел по улице и ничего не роднило его с этим городом, где он родился и вырос, где жила его старая любимая мама, ничего, никаких воспоминаний, ни радостных, ни горьких не всплывало в памяти. Только мысль о девочкеолененке иногда проскальзывала в сознании, оставляя после себя саднящее, тупое чувство тоски и сожаления.

Город был тот же самый, горячий, солнечный, душный после недавнего дождя, и в то же время другой пустой и чужой, с другой жизнью и другими людьми,другими заботами.

La vie passes vite, trop vite! Мужчина шел вдоль улицы, сквозь бутафорскипестрый калейдоскоп лиц и одежд, разглядывая лица встречных женщин, оглядываясь вслед красивым и изящным, а в сердце тупой болью отзывалась мысль о потерянной чистоте любви, и всплывало не вполне осознаваемое желание вновь встретить, хотя бы просто увидеть издали свою первую любовь.

Стр. Он понимал всю абсурдность этого желания, страшила возможность вместо грациозной изящной девочки, прелестного огонька жизни, увидеть оплывшую жиром матрону с вульгарным лицом домохозяйки.

Годы борьбы приучили его к решительным действиям, и отметая колебания, мужчина взял телефонную трубку.

Ее голос был такой же низковатый, с капризной хрипотцой и в то же время нежный.

Слушаю вас.

Я хотел бы говорить с В.

Я у телефона.

Возможно, мой звонок покажется тебе странным, но мне хотелось бы встретиться с тобой. Я не был в этом городе много лет, и оп прошествии времени мне очень хочется увидеть тебя, поскольку с тобой связаны некоторые сентиментальные моменты моей жизни.

Я никак не пойму,с кем я разговариваю.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.