WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

Так, материал II  Всеросийского собора 1923 года на стр. 117 даются со ссылкой на  издания 1919 года; вызывает недоумение имя матери Введенского на с.135, польская транскрипция «ТроицкоСергиевская  лавра»  (с.125) тоже удивляет в России всегда говорят и пишут "ТроицеСергиевская лавра" с ударением на слоге Сер, и др. На стр. 125 же, упоминая работу А.И. Введенского "О борьбе с атеизмом" автор замечает: "Текст этого реферата пропал".  Читатель сокрушается; но что делать: пропал  так  пропал. Но  на  стр.  143  начинается изложение этого реферата  со  ссылками на свидетельства. Целесообразно было бы на стр. 125 дать ссылку, хотя бы: подробности ниже), "Краткая философская энциклопедия" в 1858 году, там смерть 1946, здесь в 1925. Боже мой! Да это два разных человека. И как я сразу не разобрался! Ну что я! Обнаружено  еще  одно  методологическое  бельмо.  Почему  же о знаменитом тезке (совпадает  всё: фамилия, имя, отчество, тем более инициалы, а на биографические даты и места у нас не очень обращают внимания, и даже в справочниках иногда вовсе не печатают, особенно места рождения и смерти) крупного теоретика обновленческого движения и, разумеется, практика, но уже помельче я  у  Машкевича  так  ничего  и  не обнаружил, хотя сопоставление  с менее известным в специальных читательских кругах Алексеем Ивановичем Введенским (1861 1919) есть в примечании на с. 44, и попался.

К тому же в книге отсутствует хотя бы краткий именной  указатель, что при нынешней компьютерной  технике  редактирования  не  составляет  проблемы составить враз, а читателю это позволило  бы сразу четко различать и сопоставить трех Введенских, почти современников и примечательных для российской духовной истории людей. Кстати, меня  удивляет,  почему,  например  в  упомянутом фолианте "Русская  философия. Малый энциклопедический  словарь" тоже нет машкевичевского Введенского Александра, Алексея тоже нет, хотя есть, скажем, статья "Жидовство", статья "Тимашев" есть, а статьи «Острогорский М. Я." нет.

Утешаю себя тем, что в том, что я не сразу разобрался с обоими Александрами  и  одним  Алексеем Введенским (имеющими, кстати, отношения к проблеме, вокруг которой написана книга, о чем свидетельствует хотя бы наша цитата из книги Галактионова и Никандрова  выше), только моя читательская, русская вина. Должон (плутоватодиалектное вместо должен. В.Г.) был знать. Сам догадаться, хоть лопни. Учесть на будущее.

Читаю  дальше.  Интересные  эпизоды  общения  с  коммунистическим начальством, внутрицерковных схваток, портрет чуть ли не фотографический Введенского, впечатляющий образцы проповедей и просто выступлений героя книги.

Встречаю в ссылках  и  в  тексте  фамилию  Г.  Якунина, депутата постперестроечных Верховных  Советов  России  и  первой  постсоветской  Государственной Думы, сперва соратника, а затем противника Российского Христианскодемократического Движения, моего однокашника Виктора Владимировича Аксючица.

Аксючиц  учился  курсом  ниже  на  нашем  факультете, на отделении, как помнится, научного  коммунизма,  где,  кстати,  и большинство поляков; я был с ним вместе в интернациональном (сирийцы,  югославы, вьетнамцы, из  Советского Союза сам Аксючиц, к примеру, из Риги, ныне независимая Латвия) стройотряде; мы хорошо были знакомы через его земляка русского из Риги, великого ныне философа Виктора Фёдоровича Шаповалдова кучу книг и учебников написал и работает в МГУ, с котором мы жили в одной комнате студенческого общежития, но давно его не видел.

Нынешний государственный флаг Российской Федерации впервые был предложен Аксючицем, можно сказать, он его крестный отец.

А примерно после 21 сентября 1993 года а России В.В.Аксючиц переменил цвет знамени своего движения на желтокрасночерный, и, кроме того, что он бывает на мероприятиях с участием популярного политика А.И. Лебедя, а также знаком с А.В. Руцким (о чем я сам лично у Александра Владимировича спрашивал во время получасовой с ним беседы пешком по Караваево), мне ничего сейчас неизвестно; как пишут в наших газетах на эту тему, Аксючиц перешел в стан краснокоричневых, то есть некоей помеси коммунистов и так называемых фашистов, написав при этом три книги (рецензия), а  Глеб Якунин остался верен, что ли, новым демократическим рыночным ценностям.

После того, как у отца Глеба (Якунина)  гдето в прямо в Думе депутатнационалист Лысенко (кстати, арестованный позже и что самое удивительное, с согласия Госдумы, за террористический акт против самого себя, как предполагалось, им же самим   устроенный с целью раскрутки имиджа, в его собственном думском кабинете якобы врагами; но пришлось выпустить не нашли доказательств, между тем и избирательная кампания прошла; без Лысенко, конечно) отобрал Серебряный крест (не насовсем, а чтоб Якунин его не носил, как он объяснял по телевизору, когда ему сурово внушали: "Ты зачем крест у человека отнимаешь?", поскольку,оказывается руководство Церкви его лишило такого права, а крест отнять чтото не может) и, кстати, убедил общественность в справедливости своего поступка, политическая карьера Якунина, отца Глеба, стала закатываться; во вторую Думу он уже не прошел, сейчас о нем уже почти ничего не слышно.

Якунин после августовского путча 1991 года как член какойто комиссии стремился раскрутить сенсацию вокруг проблемы сотрудничества ряда церковных деятелей (особенно Русской Православной Церкви) с КГБ, государством, КПСС и т.п., называл фамилии, должности. Ряд таких названных Якуниным сотрудников и церкви и КГБ при случае выступали по телевидению в передачах типа токшоу, публика задавала вопросы насчет сотрудничества. Я сам видел такие передачи по телевидению,  что отвечали уличенные? «Да, мы беседовали с представителями спецслужб, в высоких партийных кабинетах. Если мы чтото сделали не так, пусть о  том нас судит Бог.» Да и на самом деле! (См. выше наше восклицание насчет ЦРУ и т.п.). Сказал же Иисус Христос, как пишут газеты: всякая власть от Бога. Не всякое государство, не всякая партия, не всякая спецслужба, а именно всякая власть обшиииииииииииииииирное понятие. Внутренне чувствуемая, интуицией.  Особенно та, которая над душой стоит, так, что не выпрямиться.

Да, действительно, эпитет в названии книги при слове "государство" "коммунистическое" надо было, наверное, взять в кавычки, потому что от коммунизма в "коммунистическом государстве" было только название. Все остальное от вполне лукавых правителей. Правильную теорию коммунизма из марксизма, на насколько я знаю, вывели иезуиты, Кальвез, например.

Как пишет ваш покорный слуга в соавторстве с  П. Ставиньским  и А. Моревой, в практике совершения моления "надо хорошо знать и в точности совершать механику ритуала, или отдаваться полностью внутренним,  подсознательным, импульсам, "интуичить" (но последний путь проб и ошибок весьма коварен)" (Гринько В. С., Морева А. М., Ставински П. Исторические традиции борьбы россиян и европейцев за независимость: некоторые вопросы объективации и ретрансляции субъектами исторического процесса потоков латентной информации в универсуме // Провинция России: тенденции, факторы и перспективы социокультурной динамики / Материалы круглого стола "Регионы России" III Международной Кондратьевской конференции. Кострома, 18 22 мая 1998 г. М. – Кострома, Издво КГПУ им. Н. А. Некрасова, 1998, с. 157 161.).

  А.И. Введенский и ему подобные вступили на путь внедрения своей индивидуальной мистики, устранения личной неуютности, тем самым нарушив соборный коллективный древний архетипный мистицизм Русского канонического (сравни с.136 рецензируемой работы) православия.

Ничего хорошего из таких обновлений ни для церкви, ни для России, ни для самого Введенского тоже, не получается. Насиловать географическую, биологическую предрасположенность этнического менталитета, переделывать его с умеренно северного на ярко южный, извините, можно, но что будет с человеком, поменявшим в сорокаградусный январский  мороз свои тяжелый  тулуп русского ритуала  на  уютную набедренную повязку аборигена  Гавайских островов, не знающих перепада температур, где снег и лед являются чудом? Что немцу здорово, то русскому смерть, и наоборот. Во многом.

  В  книге  Мариуша  Машкевича содержится объективное (не концептуальное) подтверждение того, что к крушению Российской империи, в том числе наряду с другими разрушителями, приложили руку спонтанные, аутентичные (не инспирированные соблазнами меркантильного свойства, а только лишь, с их точки зрения, экспериментальным  ли  любопытством, политической ли целесообразностью, логической ли необходимостью развития эпохи) энтузиасты, разъедавшие ткань империи и по линии конфессиональной, и по линии духовной, и по линии  идейной, и по многим другим линиям.

Практически при попустительстве народа, застрявшего своим менталитетом (экое преступление!) в веке XV XVI, а тем более при попустительстве власть предержащих, особенно во времена Николая II. Что самое интересное, обновители и реформаторы, прогрессоры (по футурологической терминологии фантастов А. и Б. Стругацких) внешнего происхождения: по генезису, по впитанной  духовности, по уровню развития и взаимодействия со средой, по савонаролизму проповеди.

Правда, вербуются потихоньку коллаборационисты и из местных. Замаскировавшись в аборигенной среде, они возмечтали помочь народу со "средневековым" образом жизни догнать и вступить во время, в котором выросли и ощущали себя сами, то есть время революций, реформ, познания, интеллектуальной экспансии.

Но четыре века отсталости за недели революционного скачка стопятидесятимиллионный народ, даже такой великий, как русский, в своей массе преодолеть не может, хотя прогрессоры тащат его изо всех сил, не шадя ни себя, ни ведомый народ, обрекая его практически на геноцид.

Хотя есть пример и Моисея. Чем в глобальной, многотысячной перспективе кончится соревнование шустрого западнического менталитета и косного, неуклюжего менталитета, так сказать, восточного, в данном случае российского? That is the question! Вслед за автором (с.132) вижу за крушением обновленцев сразу же после II Собора (1923 г.) руку набирающего силу Сталина, идущего на смену смертельно больному Ленину со своей концепцией создания Российского государства, а тем более после собора III  и реализации концепции Москвы как третьего Рима, но не в интерпретации Введенского (коммунистический экуменизм, с. 136; аналогия в политике Л.Д. Троцкий перманентная мировая революция), а по пути, скорее американскому, соответствующей русифицированной, сталинизированной  концепции "явного предначертания".

В общем, книга полезная, остро современная, несмотря на вполне строгую академичность.

Разумеется, Введенский имел право иметь свои взгляды и бороться за их воплощение как его душе угодно было. Но и его оппоненты имели все права бороться за свои устои доступными им средствами. Ведь мы все (не все!) знаем, что так называемые права человека вообще, а свободы совести в частности это права гегемона, который всегда их эластично трактует исходя из своей  выгоды.

"Победителей не судят", пишет  М. Машкевич (с.147), имея в виду тактические шараханья обновленцев в надежде на стратегическую победу. Коллаборационизм с "коммунистическим" режимом  в   России, при всем том, что антиколлаборационистская часть православной церкви, возглавляемая Тихоном, не говоря уж о "карловацких раскольниках", которую Ленин называл черносотенной, была обречена на физическое уничтожение, или, хотя бы на полное подавление   («Чем  больше  число  представителей  реакционной  буржуазии и реакционного духовенства удастся по этому поводу (поводом в этот раз явилось "сопротивление" ''церковников" изъятию  церковных  ценностей  в  пользу  помощи  голодающим  Поволжья. В.Г.)  расстрелять,  тем  лучше.  Надо  именно  теперь  поручить  эту  публику  так,  чтобы  на  несколько  лет  ни  о  каком сопротивлении они не смели и думать".  Ленин В.И. Товарищу Молотову. Наш современник, 1990, №4, с.169. Письмо можно датировать примерно мартом 1922 года. Это из того же письма, которое М. Машкевич цитирует на с.59 с уточнением "от 19 марта"), не принес лавров обновленцам, их услугами одни воспользоваться не успели, другие не смогли, третьи не захотели, пренебрегли. Так называемая (Лениным, в частности) "черносотенная" линия  в русском православии полностью восторжествовала  в 1943 году при поддержке  Сталина и сейчас она  еще жива. Желтоголубая, наверное, она,  провозгласила  полную  автокефалию (и не одну)  в  Киеве, а красная (из трех упомянутых Машкевичем на с.41 сторон) ушла в основном  в историю, в литературу (см, выше нашу цитату из "Золотого теленка").

Из других достоинств книги отметим наличие при ней представительной подборки источников, обстоятельную библиографию.

Нужна такая книга.

Авось когонибудь да  и  наставит на путь истинный,  увлечет тем или иным аспектом в науку, в религию, в политику.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.