WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |

Валентинас Мураускас

ОБОЖЕСТВЛЕННОЕ ЗНАНИЕ

или

ПОЗНАННЫЙ БОГ

(Второе приближение)

1. ТОЧКИ ОПОРЫ

1.1. Мой мир под солнцем. Трудно в этом усомниться, не правда ли? Были времена, когда бесспорным казалось, что наш мир, Земля плоская и единственная. Затем она превратилась в центр вселенной. Еще позднее стала одной из множества планетных пылинок в холодящем бесконечностью пространстве. Человек начал себя осознавать ничтожной частичкой грандиозного действа. Религии пытались поддержать веру в то, что человек не только биологическая песчинка на свалке вселенной, однако большинство их социальных методов, рассчитанных на среднестатистического глупца начала эры, безнадежно устарели. Кроме того, большинство религий опирается на страх, и по этой причине религии ведут паству в обратном декларируемому направлении. Кардинально изменилась и сама паства. Несовместимость религиозного и научного мировоззрений заставляет людей либо выбирать между знанием и верой, либо стать скрытыми шизофрениками, вобрав в себя несмешивающиеся субстанции. Вместе с тем происходит модернизация религий в процессе их дальнейшей адаптации к социальным заказам, окончательно затмевающая их исконные цели.

Глубоко укоренившийся абсолютизированный "научный подход" уничтожает саму возможность гармоничного СОзнания. Большинство уверено, что исчерпывающе знает свой мир: в учебниках утверждаются абсолютные истины и абсурдным кажется заново учиться познавать мир. Мир зазубриваем как таблицу умножения, и он, перестав быть живым, превращается в отталкивающую вонючую падаль. Будучи его частью, издыхаем, опережая собственную смерть. Участие в таком действе, незаметно превращает нас в бесчувственные, отчужденные, коекак выполняющие заложенные социумом программы биокомпьютеры.

Обычной стала уверенность в том, что цепь принципиальных открытий нашего мира завершилась, и в нашем знании, как и на глобусе, белых пятен не осталось. Однако довольно длительная пауза свидетельствует лишь о странности грядущего знания. Странность его в том, что приходит время более широкого распространения Знания, переплавившего в одно такие, казалось бы, несовместимые противоположности как рациональность и иррациональность, субъективный опыт и объективность научного подхода. Кончается эра абсолютизации дуальностей. Приходит время нового взгляда на пространство, себя и знание.

1.2. Компонуя очередную модель реальности и зная, что ограничения языка ограничивают адекватность описания мира, приходится применять слова в их редких, предельных значениях и вводить прижившиеся непереводимые термины других культур. Чтобы шагнуть в сторону современной строгости научного языка из неопределенности метафор и не попасть в область абсолютной причинности, желательно относиться к применяемым терминам как к иероглифам, давая контексту раскрыть их смысл. Василий Налимов, продемонстрировав системный подход к языкам, высветил и вероятностную природу смысла слов, когда ввел такие категории как функция распределения смысла слова, континуальность и дискретность. Потому в попытке проникнуть в предельную проблематику существования не избежать использования граничных (редких) смыслов слов. Чтобы упростить понимание редких значений слов текста предлагается словарь смыслов слов, используемых в данном тексте. Это ни в коем случае не вызов лингвистам, занятым, напротив, поиском статистически доминирующих смыслов слов и их описаниями.

1.3. В данной модели реальности скомпоновались известные и далеко не новые идеи разных традиций и культур, однако основа ее Тибетские воззрения, известные по работам Тартанг Тулку. Основные термины Пространство, Время и Знание, как основополагающие понятия модели взяты оттуда же, и требуют пояснения. Тартанг Тулку разделяет понятия пространство, время, знание обыденного состояния сознания и предельное их осознание, названное Большим Пространством, Большим Временем, Большим Знанием. Обладая минимальным знанием физики и математики нетрудно понять, что за этими терминами подразумеваются сосуществующие многомерные и всевозможные континуумы пространств и времен. Лишь сосуществующее пространство большей размерности, чем наша трехмерность, может убрать парадоксальность из основного заявления всех религий и учений "одна точка есть все точки". Термин Большое Знание близок к распространенному пониманию Абсолюта, Бога, Творческого начала вселенной, сверхразума, Махамудры, но имеет преимущество незасоренное смысловое поле, уберегающее сознание от трафаретных толкований и якобы очевидных стереотипов понимания. Тем более что наш интеллект, отученный верить, декларирует свою готовность знать. Остается ему в этом помочь.



1.4. Возможный взгляд на жизнь как на личную эволюцию высвечивает необходимость осознанного выбора направления развития собственного осознания реальности. Принятие идеи эволюции осознания придает неожиданный ракурс видения завалов раздражающего интеллект мистического знания. Нетрудно убедиться, что эксплуатация любой модели мира, не ведущей к увеличению сложности осознаваемой картины мира через тренировку внимания, не относится к личной эволюции. Осознание личной эволюции подразумевает лишь один выбор стремление к более многомерному восприятию реальности, выключающему дуалистическую логику. Второй вариант это признание своей неготовности к выполнению упомянутого выше выбора. Признание неготовности оставляет шанс.

1.5. Как бы подтверждая единство развития осознания, обнаружились параллельные мысли в гипотезе Анатолия Бича "Физическая сущность времени" ("Логос, Киев, 1998). Второе "приближение" модели к реальности дополнено и с учетом этой гипотезы.

2. МИР, ВСТРЕТИВШИЙ НАС 2.1. Основой нашего понимания мира является принцип причинности. Накопленный опыт утверждает, что успешность нашей жизни основана на способности увидеть причины и прогнозировать следствия. По принятым физической наукой взглядам наш мир является "причиннонепрерывным", т.е. в нем любому событию найдется место в причинноследственной цепочке, и нет нужды призывать "скрытую переменную" или беспричинный фактор. Более того, и сегодня утверждается, что если такой фактор и присутствует, то его обнаружение и, следовательно, научная легализация невозможны.

Познакомившись с колоссальным количеством экспериментального материала в области так называемых "паранормальных явлений", уверенность в "причинной непрерывности" нашего мира гаснет. Тем, кого впечатляют авторитеты, следует вспомнить, что еще полвека назад Юнг заметил, что в механистическое научное миропонимание, основанное на причинности, благодаря физикам проник принцип неопределенности. Поверхностно понятый большинством принцип неопределенности не смог противостоять инерции мышления. Его суть в том, что причинность следует признать статистической, а не абсолютной. Каждое правило обязательно имеет исключение, вопрос лишь в уровне его вероятности. Следовательно, проявление причинности условно, а это означает, что причинность лишь частный случай более общей закономерности. Так уж исторически сложилось, что наше миропонимание опирается на бесспорно статистически достоверный и поэтому абсолютизированный принцип причинности, отбрасывая в сторону все, что уникально или редко. Таким образом мы приучаемся не обращать внимания, игнорировать упрямо не укладывающиеся в прокрустово ложе принципа причинности маловероятные факты. Естественно, для решения каждодневных задач обыденной жизни нет нужды "ловить вероятностные хвосты" событий. Привычным стал аргумент "этого не может быть потому, что этого не может быть никогда". Так была упрощена и сужена модель реальности, в результате приучившая Запад к "практичным" состояниям узко фокусированного внимания. Эти состояния и склонили путь развития Запада в сторону технологического изобретательства как самого естественного для фокусированного сознания. Так сознание, обнаружившее себя в трехмерном мире и уверовавшее в абсолютность причинности, добровольно отказывается от перспективы развития осознания и становится еще одним "вечным" объектом трехмерности интеллектом. Этот процесс "закрывания себя" в консервной банке трехмерности демонстрирует каждое "нормальное" развитие ребенка. Вера в маловероятное настораживает интеллект.

2.2. Трехмерность "нашего" мира, преподнесенная воспитанием и закрепленная научным знанием, кажется очевидной и бесспорной. Изученные физикой закономерности позволили почувствовать могущество интеллекта в отношении трехмерного мира. И действительно нет запрета человеку чувствовать себя богом трехмерного мира. При этом упускается из виду, что это вывод интеллекта, который сам является обреченным аборигеном нашей трехмерности. Мы как интеллектуальные существа способны осознавать всего три измерения пространства и время. Но это всего лишь предел возможностей нашего сегодняшнего осознания. Если по какойто причине удается допустить, что не реальность трехмерна, а наше осознание неспособно на большее, на нас вдруг обрушивается водопад подтверждений. В зависимости от развития личности это событие вызывает или глубочайший страх, стирающий подобный опыт из памяти, или становится вечным источником энергии для поиска. Однако попытка привычными способами изучения расширить сферу "понимания" за пределами трехмерности является самоубийственной сверхзадачей интеллекта. Но потом оказывается, что от такой задачи издыхает не интеллект, а только его доминирующая роль. Как раз об этом и речь.





2.3. История вопроса четвертого и более высоких измерений пространства, кроме интеллектуальных предельных упражнений, знает заявление Успенского, что увидеть более чем трехмерный мир, глазами не удастся. Сегодня это перефразируется так: трехмерный объект, будучи срезом четырехмерного, принципиально не в состоянии воспринять четвертое измерение объектов. Но сегодня же интеллект, зная проблематичность исследования сознания, позволит предположить, что возможности нашего сознания и есть тот единственный мостик в пространства высших измерений. Интеллекту даже льстит предположение о его многомерной природе. Казалось бы, интеллектуальные упражнения управления вниманием, предложенные Тартанг Тулку, расшатывающие трафаретное восприятие пространства и времени, способны приоткрыть более широкое восприятие пространства и времени. Однако детализация открывающегося иного восприятия затруднительна изза индивидуальности и многозначности его описания языками трехмерности. Поэтому и предлагаются упражнения для практического знакомства вместо бесполезного описания. Удачное личное исследование высших или других измерений способно подарить опыт более полного осознания реальности, относительно бесконфликтно превратить интеллект в одного из слуг искателя, но от этого возможность передать этот опыт языками трехмерности растет незначительно.

Это подтверждает опыт великих учителей и пророков. Их явно не трехмерный опыт оставил дошедшие до нас туманные, иногда противоречивые, легенды и учения. Учителя современности тоже не могут однозначно сформулировать цель их путешествия. Ограниченному трехмерностью интеллекту это просто подарок для защиты своей исключительной роли. Отсюда вывод: интеллектуальное исследование многомерной природы реальности без практического знакомства бесполезно. Это похоже на замену любви изучением любви.

2.4. Западная наука, философию и метафизику оставив чудакам, ощутила себя всемогущим, бесконтрольным творцом мира и взялась замещать Бога в трехмерности, создавая технологии. Как метод добычи знания о трехмерном мире самим человеком сотворенная наука низвела людей на уровень управляемых инстинктами стадных животных и на этом уровне аргументации взялась судить о том, что полезно человечеству, а что нет. Ненаучное стало синонимом глупого, недостойного внимания. Метод познания мира стал способом его видения.

Поначалу грубые силовые методы управления мнением общины переросли в слаженно функционирующую информационную технологию, методично и насильственно программирующую сознание. Так технологический подход, редуцировав науку в слугу технологического творчества, не только не служит конкретному живому человеку в его индивидуальной эволюции, но даже затрудняет ему встречу один на один с реальностью. Наука, абсолютизировав закономерности трехмерного мира, всей мощью доказательств и внушения отрицает саму возможность иного осознания реальности. Так соткана непроглядная занавесь научного знания. Метафизика и мистика стали уделом людей странных, если не сказать крепче.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.