WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Вайзер Г. А. Смысл жизни и "двойной кризис" в жизни человека. /Психологический журнал, 1998, № 5. – С. 314.

СМЫСЛ ЖИЗНИ И "ДВОЙНОЙ КРИЗИС" В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Г. А. Вайзер

Отражены результаты изучения содержания жизненных смыслов, скла­дывающихся в периоды взросления и старения человека в современных ус­ловиях ломки устоев общества. Наложение социального кризиса на возра­стной обостряет отношение человека к своему прошлому, настоящему, бу­дущему, настраивает на более глубокое понимание смысла своей жизни. В современном обществе происходит поляризация представителей старше­го поколения. У одной части в качестве главных выступают широкие соци­альные смыслы, повышается уровень их действенности, у другой происхо­дит ломка смысла жизни, его сужение до элементарного желания выжить, превалируют индивидуальные смыслы.

Подростки осознают разнообразие складывающихся у них представлений о смысле жизни, возможность их обогащения в процессе взросления и ов­ладения опытом, необходимость преодоления трудностей в реализации смысла своей жизни.

Ключевые слова: смысл жизни, становление смысла жизни, социальный кризис, кризисные периоды возрастного развития, подростковый возраст, период старения человека, широкие социальные смыслы; индивидуальные, групповые, эмоциональные познавательные смыслы.

1. Постановка проблемы и задачи исследования Проблема поиска смысла жизни актуальна для человека на любом этапе возраст­ного развития. Особое значение она приобретает в период "двойного кризиса" воз­растного и социального. Современное состояние нашего общества характеризуется ломкой его устоев. Потому не случайно отечественные психологи обращают при­стальное внимание на проблему становления смысла жизни, его влияние на судьбу человека в сложившихся условиях общественного бытия.

За последние годы значительно продвинуты теоретические исследования в этой области. Несмотря на ряд трудностей, предприняты попытки дать определение ис­ходного понятия: «Смысл жизни идея, содержащая в себе цель жизни человека, "присвоенная" им и ставшая для него ценностью чрезвычайно высокого порядка» [10, с. 15]. Однако наряду с теоретическими, необходимы также экспериментальные исследования, направленные на выявление особенностей становления и проявления смысла жизни человека в современном обществе. Одно из таких исследований проведе­но нами в 1996 и 1997 гг. со школьниками и представителями старшего поколения.

В своей работе мы исходили из положений о становлении смысла жизни, сформу­лированных в основном отечественными психологами в русле изучения проблем раз­вития личности.

В работах Л.С. Выготского и его последователей психическое развитие рассмат­ривается как процесс качественных изменений, которые происходят в психике людей в ходе усвоения ими социального опыта, представленного в предметах человеческой культуры. По мнению Л.С. Выготского, "перестройка потребностей и побуждений, пе­реоценка ценностей есть основной момент при переходе от возраста к возрасту" [5]. Так, в подростковом возрасте происходит "овладение внутренним миром", "возникнове­ние жизненного плана, как известной системы приспособления, которая впервые осознается подростком" [5, с. 327328]. Именно в этом возрасте создаются предпо­сылки для становления смысла жизни, поскольку это "возраст открытия своего "Я", оформления личности, с одной стороны, и возраст оформления мировоззрения с другой" [5, с. 327]. В этом возрасте, как отмечает И.С. Кон, встает вопрос о смысле жизни, который является "наиболее общей, философской формой раздумий личнос­ти" [6, с. 205].

А.Н. Леонтьев в качестве важнейшего параметра личности выделяет "степень иерархизированности деятельностей, их мотивов". Иерархии мотивов существуют на всех уровнях развития и образуют "относительно самостоятельные единицы жизни личности, которые могут быть менее крупными или более крупными, разъединен­ными, или входящими в единую мотивационную сферу" [7, с. 220]. Высокая степень иерархизации мотивов выражается в том, что человек свои действия как бы приме­ривает к главному для него мотиву, т.е. его жизненной цели. Этот главный мотив у одних ограничивается, например, бессмысленной целью создания "державы золота" (как это было у Скупого рыцаря), у других "возвышается до истинно человеческого, не обособливает человека, а сливает его жизнь с жизнью людей, с их благом" [7, с. 221]. В послед­нем случае главные мотивы человека "способны создать внутреннюю психологиче­скую оправданность его существования, которая составляет смысл и счастье жизни" [7, с. 221].



В работах Л.И. Божович и ее сотрудников изучалась проблема устойчивости ие­рархии мотивационной сферы человека. Показано, что "устойчивость ей придают лишь те мотивы, которые связаны с новообразованиями, возникшими в процессе со­циального развития человека (мотивы, идущие от сознательно поставленной цели, убеждений и пр.)" [4, с. 174]. Именно содержанием мотивов, занимающих в иерархии доминирующее положение, определяется направленность личности, ее нравственная устойчивость.

Проблема роли сознания в становлении жизненного смысла рассматривается в ра­ботах С.Л. Рубинштейна. Существуют два основных способа существования челове­ка и соответственно, два отношения его к жизни. Первый способ определяется тем, что "человек весь внутри себя, всякое его отношение это отношение к отдельным явлениям, но не к жизни в целом" [9, с. 351]. Второй способ обусловлен появлением рефлексии. Человек мысленно занимает позицию вне жизни, выходит за ее пределы. "С появлением рефлексии связано философское осмысление жизни" [9, с. 352]. С этого момента «возникает проблема "ближнего" и "дальнего", проблема соотноше­ния, взаимосвязи непосредственного отношения человека к окружающему его и осо­знанного отношения, опосредствованного через "дальнее"» [9, с. 352]. У человека формируется "обобщенное, итоговое отношение к жизни" [там же], в котором отра­жена взаимосвязь настоящего, прошлого и будущего в жизни человека. Это отноше­ние позволяет реализовать смысл человеческой жизни "быть центром превраще­ния стихийных сил в силы сознательные", "быть преобразователем жизни", "непре­рывно ее совершенствовать" [9, с. 385].

В работах Л.И. Анцыферовой сфера истинного бытия человека в качестве лично­сти определяется как "сфера его выхода за пределы себя" [3, с. 5]. Личность экстра­полирует себя в свое будущее, а будущее проецирует в настоящее. Будущее пережи­вается человеком в виде "страстного стремления к своим целям и идеалам, как тяга к обогащению ценностносмыслового пространства собственной жизни оценочными позициями и уникальными взглядами на мир других людей" [3, с. 45]. Отсюда вытекает, что становление смысла жизни определяется тем, как относится человек к про­шлому и будущему, как происходит преломление мира других через отношение к се­бе.

Для становления смысла жизни важное значение имеет выстраиваемая личнос­тью "единая жизненная линия", проведение которой, по мнению К.А. АбульхановойСлавской, заключается не просто "в отделении значимого от незначимого, а в опре­делении меры и масштаба значимости (по критерию достойного или недостойного себя в целом)" [1, с. 39]. На высшем уровне личность "самоопределяется по отноше­нию к ходу в жизни в целом" [там же, с. 36]. Личность вступает в противоречие с об­стоятельствами, "купируя воздействие тех, которые не отвечают жизненной линии" [там же, с. 36]. Анализируя ценностный аспект отношения человека к жизни в целом, автор подчеркивает, что "личностью разрешается противоречие, равное смыслу жизни, жизненномировоззренческого масштаба" [там же, с. 40].

К. Обуховский считает, что "фактором развития личности выступает ее постоян­ная активная устремленность в будущее, эмоционально окрашенная направленность на решение отдаленной, общественнозначимой задачи, выступающей смыслом жиз­ни человека" [8, с. б5]. Он полагает, что в критических ситуациях возрастного развития "благополучный переход в новую фазу зависит от того, является ли жизнь реализацией основной направленности личности на далекую задачу смысл жизни" [8, с. 64].

Изучая фазы жизненного пути, Б.Г. Ананьев показал, что их особенности опреде­ляются не только социальными факторами, но и смыслом жизни [2, с. 67]. С этих по­зиций он проанализировал так называемый "парадокс завершения человеческой жизни", суть которого в том, что "умирание" форм человеческого существования наступает нередко раньше, чем "физическое одряхление" от старости. В условиях со­циальной изоляции происходит ломка, сужение смысла жизни, что приводит к дегра­дации личности. Научные знания о долгожителях подтверждают сохранность лично­сти, когда человек сопротивляется условиям, благоприятствующим такой изоляции [2, с. 72].





Проведенный выше обзор литературы показывает, что в процессе психического развития происходит иерархизация мотивов, возникает рефлексия, складывается обобщенное отношение к жизни, расширяется ценностносмысловое пространство личности, выстраивается единая жизненная линия и выявляются противоречия меж­ду нею и жизненными обстоятельствами, возникает направленность на цели, связан­ные с отдаленным будущим. К подростковому возрасту создаются предпосылки для проявления психологического новообразования смысла жизни, которое развивает­ся на основе становления главного мотива (жизненной цели), выявления противоре­чия жизненномировоззренческого масштаба, выделения и формулирования главной задачи, связанной с отдаленным будущим. Смысл жизни в процессе возрастного раз­вития облегчает межфазовые переходы; его ломка, сужение негативно сказываются на целостности личности, ведут к ее деградации.

Выше мы проанализировали понимание психологического феномена "смысл жиз­ни" в русле проблемы развития личности. Рассмотрим теперь результаты исследова­ния, направленного непосредственно на изучение специфики смысла жизни и его влияния на судьбу человека.

Теоретическими предпосылками нашего исследования являются положения В.Э. Чудновского о том, что "смысл жизни не просто определенная идея, усвоенная или выработанная человеком, но особое психическое образование, которое имеет свою специфику возникновения, свои этапы становления и, приобретая относительную ус­тойчивость и эмансипированность от породивших его условий, может существенно влиять на жизнь человека, его судьбу" [10, с. 16].

Обсуждая проблему становления смысла жизни, Чудновский особое внимание уделяет характеристике так называемых кризисных, переломных моментов в возра­стном развитии, соотнося их специфику с особенностями жизненных смыслов. Учи­тывая биологические факторы возрастного развития, автор особо выделяет два возрастных периода подростковый и период старения. "Если в период взросления при­бывающие жизненные силы, открывающиеся возможности настраивают на поиск перспективы и жизненного смысла, то "биология старости" неизбежно способствует развитию пессимизма, сосредоточивает внимание на ограниченности, смертности бытия человека. Укороченная "биологическая перспектива" затрудняет решение про­блемы "поддержания" смысла жизни, "опрокидывает" ее в прошлое" [там же, с. 21]. Од­нако, как далее отмечает Чудновский, не только прибывающие, но и убывающие жизненные силы направляют поиск смысла жизни, содержание которого изменяется. Так, человек может видеть смысл своей жизни в том, чтобы "отступать медленно, ор­ганизованно,... не капитулировать перед трудностями старения, не сдавать без со­противления свои позиции, обращаясь в бегство или пассивно ожидая неизбежного конца" [там же, с. 21]. Естественно, что на становление смысла жизни у молодого по­коления и его "поддержание" в старости влияют конкретноисторические условия. Возникает вопрос: какова специфика и содержание жизненных смыслов, складыва­ющихся в период взросления и старения человека на современном этапе развития об­щества? Для изучения складывающегося у человека смысла жизни Чудновский выделяет характеристики этого феномена, суть которого состоит в следующем: «возникая в результате сложного взаимодействия внешних и внутренних факторов, он, вместе с тем, эмансипируется от того и другого и начинает действовать как "буферный меха­низм", как система сдержек и противовесов, не допускающая одностороннего подчи­нения внешнему и, вместе с тем, препятствующая превращению человека в раба соб­ственных потребностей, влечений своих непосредственных сиюминутных интере­сов» [там же, с. 19].

"Система сдержек и противовесов", не допускающая подчинения человека "внеш­нему" и "внутреннему", приобретает первостепенное значение особенно в период кризисного состояния общества. В наше время, характеризующееся ломкой устоев общественного бытия, подростки и пожилые люди переживают как бы "двойной кризис", обусловленный не только внешними, но и внутренними факторами. Поэто­му актуальным является изучение специфики и содержания жизненных смыслов в пе­риод взросления и старения на современном этапе развития общества.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.