WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |

Культура в свете материалистического понимания истории основывается на динамике общественноисторического развития. Суть последнего составляет «последовательная смена отдельных поколений, каждое из которых использует материалы, капиталы, производительные силы, переданные ему всеми предшествующими поколениями; в силу этого данное поколение, с одной стороны продолжает унаследованную деятельность при совершенно изме­нившихся условиях, а с другой — видоизменять старые условии посредством совершенно измененной деятельности». В этом плане понятие «культура» фиксирует человечески содержательный аспект общественных отношений, ее можно определить через вовлеченные в процесс общественного производства объекты (предметы, знания, символические системы и т. п.), способы деятельности и взаимодействия людей, механизмы организации и регуляции их связей с окружением, критерии оценок окружения и связей с ним. Здесь культура понимается как процесс, результат и поле реализации потенций человека в данную эпоху.

Понятие «культура» необходимо раскрывать в его дифферен­циальнодинамических срезах, что требует использования кате­горий «общественная практика» и «деятельность», связывающих между собой категории «общественное бытие» и «общественное сознание», «объективное» и «субъективное» в историческом процессе. В современной отечественной философской литературе понятие «деятельность» предстает как одна из наиболее фунда­ментальных характеристик человеческого бытия. В самом деле, общеизвестно определение человеческой истории, а именно история — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека. Вместе с тем также общепринятым является положение о том, что человек представляет собой «деятельное природное существо», которое само себя утверждает в мире, в своем бытии. Таким образом, через понятие «деятельность» выражается специфика социальной формы движения материи.

Предметная деятельность человека является основой, подлин­ной субстанцией реальной истории человеческого рода: вся сово­купность предметной деятельности выступает движущей пред­посылкой человеческой истории, всей истории культуры. И если деятельность представляет собой способ бытия общественного человека, то культура — способ деятельности человека, ее техно­логия. Можно сказать, что культура является истори­чески и социально обусловленной формой человеческой деятель­ности и представляет собой исторически изменяющуюся и истори­чески конкретную совокупность тех приемов, процедур и норм, которые характеризуют уровень и направленность данной дея­тельности, взятой в ее изменениях и отношениях. Иными сло­вами, культура — способ регуляции, сохранения, воспроизве­дения и развития всей общественной жизни.

Именно в этом ключе в диалектикоматериалистической философии при рассмотрении производства человека «как воз­можно более целостного и универсального продукта общества» используется термин «культивирование веек свойств обществен­ного человека». Последнему необходимо умение (способность) пользоваться множеством вещей — тогда можно говорить о том, что он является в высокой степени культурным человеком. Это значит, что каждый отдельный индивид лишь тогда может счи­таться культурным человеком, когда он владеет способами пользования достижениями общества, в котором живет. Ведь общественное производство выступает и как условие, и как пред­посылка деятельности человека, культура же является своего рода принципом связи общества с индивидом, способом его вхождения в социальную жизнь. Развитие способности пользоваться тем, что создало и накопило общество, овладение спо­собами пользования характеризуют процесс культивирования человека.

В этом видении культуры на первый план выходит такая ее черта, как воспроизведение деятельности по исторически задан­ным основаниям — схеме, алгоритму, коду, матрице, канону, парадигме, эталону, стереотипу, норме, традиции и пр. Именно наличие некоторых определенных схем, идущих от поколения к поколению и предопределяющих содержание и характер деятель­ности и сознания, позволяет ухватить суть культуры как трансля­тора деятельности, аккумулятора исторического опыта. Следует иметь в виду, что культура — это система последовательных правил деятельности, передающихся от прошлого к будущему, от содеянного к новым деяниям. Она представляет собой откры­тую систему, а ее алгоритмы — открытые алгоритмы, позволя­ющие высвободить практическую энергию действующего обще­ственного человека. Схемы деятельности как глубинное сущностное выражение культуры содержат в себе открытый спектр возможностей. Ведь с точки зрения общественной практики культура представляет собой постоянное движение: «создание, воспроизводство, переделка и разрушение предметов, идей, при­вычек, оценок и т. п. в процессе индивидуальной и совместной деятельности людей, общения и обмена между ними». Поэтому ее необходимо рассматривать как дифференцирован­ное образование, существующее благодаря сложной системе общественного разделения труда, многослойности социальной структуры и культурному разнообразию индивидов.

Известно, что феномен культуры можно характеризовать как с позиции творчества, так и на основе стереотипов (традиций и пр.). В этом случае имеется в виду существование двух форм бытия культуры: результативной и деятельностной. Первая форма в основном связана со стереотипами, вторая — с изменением стереотипов (хотя данное различие нельзя абсолютизировать). Несомненно одно, сами стереотипы делятся на правила, предпи­сания, программы, схемы, модели и на постоянно осуществля­емые, возобновляющиеся при их помощи способы и формы самой деятельности. К наиболее типичным видам стереотипной деятель­ности относятся обычаи, обряды, традиции, стандартизированное поведение. Понятно, что существуют статичные и динамичные традиции: первые характеризуются экстенсивным распростране­нием, длительной трансформацией (она охватывает продолжи­тельные исторические эпохи), вторым присущи интенсивные изменения в пределах данного качества. Во всяком случае, ис­следования свидетельствуют о том, что в применении к арха­ическим обществам можно говорить о традициях во всех сферах жизни — в технике, экономике, искусстве, религии, причем тра­диции можно проследить даже в сфере социальной морфологии. От поколения к поколению передаются не только выраженные словами религиозные и нравственные принципы, но и движения, жесты, рефлексы, чувства.

Общеизвестно, что творчество понимают как деятельность, направленную на созидание нового, критерием же творчества является конечный продукт, который должен обладать новизной. Само собой разумеется, необходимо различать индивидуальное и совокупное творчество — в индивидуальной деятельности творчество проявляется непосредственно, выражает максимум духовного потенциала человека, на уровне жизнедеятельности общества творческий момент дан посредством социальнокомби­нированного труда (тогда мы говорим об историческом твор­честве социальных, профессиональных групп, слоев и т. д.). Имен­но в процессе творчества происходит выход за рамки существу­ющих стереотипов, осуществляется трансформация культуры. Неправомерно абсолютизировать творчество и стереотипы, они необходимые элементы культуры, без них невозможна динамика культуры. Именно комбинация простого повторения, воспроиз­водства и новаторства как высшей формы творчества, связан­ной с коренными, качественными изменениями, лежит в основе культурноисторического процесса.

Существенно то, что культура (изделие техники, шедевр ис­кусства, религиозная догма, философская система, политическая доктрина, научная концепция, просто легенда о веках минувших и пр.) есть произведение людей. Нельзя не согласиться с Л. Н. Гу­милевым, который пишет: «Культура существует, но не живет, ибо без введения в нее творческой энергии людей она может либо сохраняться, либо разрушаться. Но эта «нежить» влияет на сознание своих создателей, лепит из него причудливые формы и затем штампует их до тех пор, пока потомки не перестают ее воспринимать. Последнее же принято называть «одичанием», а не освобождением от устарелых, потерявших значение норм древних мировоззрений, скомпрометировавших себя, как олимпий­ские боги в Римской империи. Уже в I в. до н. э. в этих богов не верил никто, хотя их статуи торчали на всех перекрестках. Эллины и римляне, соблюдавшие разнообразные приметы, при­равнявшие своих полководцев к богам исключительно из под­халимства перед силой и властью, циники и лицемеры, тем не менее сохраняли пустующие капища, ибо ужас перед потерей культуры был сильнее презрения к ней. Какимто шестым чув­ством люди угадывали: культура тягостна, но жить без нее нельзя. И потому самый глубокий упадок не снижал уровень культуры до нуля. А с течением времени начинался новый подъем... Нет, не древней культуры, а нового этноса, который подбирал с земли старые обломки и приспосабливал их к своим нуждам, создавая из них новые орудия». Такова схема динамики, трансформации культуры, в ходе которой изменяется соотноше­ние весомости как отдельных видов творчества и стереотипов, так и в целом стереотипной и творческой деятельности человека в его связи с другими индивидами.

Понимание динамики культуры невозможно без четкого определения направленности социокультурных процессов и воз­можной теоретической оценки ее направленности в плане соци­ально значимых последствий. Это предполагает, по меньшей мере, существование двух теоретических моделей культуры: нормативной, которая синтезирует представления о желаемом состоянии социокультурной жизни и потенциально осуществимых условиях, и дескриптивнообъяснительной, освещающей реаль­ное положение дел и выявляющей причины, факторы и механи­змы его обусловливающие. Нормативная модель культуры — это аналитическая область критериев оценки дви­жения и отдельных социокультурных процессов, и культуры в целом. Данная оценка и лежит в основе принятия социально значимых решений, необходимых для целенаправленных социо­культурных изменений, когда те или иные процессы и явления в культуре поддерживаются, поощряются или нейтрализуются, компенсируются.

В условиях приближающегося третьего тысячелетия все более настоятельной становится проблема управления социокультурными процессами, что требует теоретического обоснования нормативных представлений об обществе и культуре, находящихся под влиянием достижений науки и техники (ядерной физики, микроэлектроники, биотехнологии и т.д.). Обобщение таких нормативных представлений неразрывно связано с «общечело­веческими ценностями», т. е. динамику современной культуры следует рассматривать через представления о совершенствовании общества и культуры, сконцентрированных в категории «культур­ный прогресс».

Основой для оценки реальности с точки зрения культурного прогресса служат такие нормативные и аксиологические пред­ставления, как представления о смысле истории и направлении ее развития, о целях развития общества и культуры. При решении вопроса о направлении движения общества и культуры к новому качеству, о приближении к социальным идеалам невозможно обойтись без категории «культурный прогресс». Кроме того, именно критерии, основанные на социальных идеалах и фунда­ментальных представлениях о целях социокультурного развития, позволяют человеку или социальной группе ориентироваться в случаях, когда необходимо различение «социального добра» и «социального зла». В историческом плане можно проследить преемственность идеи культурного прогресса как критерия оценки людьми своей жизни в настоящем при сравнении ее с прошлыми состояниями и возможным совершенствованием в будущем.

Категория «культурный прогресс» в диалектикоматериалистической философии (а также в ряде направлений современной западной философии) фиксирует гуманистический аспект дина­мики культуры, подчеркивает значимость человека как причины и цели появления и изменения культурных феноменов. Она ука­зывает на поступательный характер движения социокультурной жизни, ее последовательное совершенствование. В этом смысле особую значимость приобретают такие параметры культурного прогресса, как соотношение темпов развития различных сфер культуры и оценка последствий ускорения или замедления этих процессов для культуры в целом, соотношение действия механиз­мов преемственности и инноваций в культуре, непрерывных и дискретных процессов трансляции, а также порождение и распро­странение культурных ценностей, поступательность движения культуры, разумеется, не в абсолютном, а в относительном смысле. В последнем случае абсолютно ясно лишь то, что про­исходит смена культурных форм, т. е. социокультурный процесс является по своей сути объективным. Когда же речь идет о на­правленности данного процесса, на сегодня известно лишь то, что он характеризуется усложнением социальных и культурных институтов взаимодействия людей со своим природным и соци­альным окружением.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.