WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Личная страница: http://www.vsu.ru/~vsue3e06

email: vimo@vmail.ru

Квантовая модель сознания

В.И.Моисеев

 

 

1. Первоначальные определения квантовой модели сознания

 

Будем пытаться строить модель сознания в духе математики квантовой механики. Условно назовем такую модель квантовой моделью сознания.

Предположим, что с сознанием связано некоторое комплексное линейное гильбертово пространство L, о природе которого мы пока не будем говорить слишком подробно. Пусть на этом пространстве (или на его подпространствах) определены эрмитовы операторы, обладающие вещественными собственными значениями и полными системами собственных векторов из пространства L1 – некоторого расширения пространства L. Для оператора А множество его собственных значений обозначим через exA – экстенсионал А. Через basA – базис А – будем обозначать полную ортонормированную систему, составленную из собственных векторов А. Если L’ – подпространство L, то через basL’ договоримся обозначать некоторый базис L’. Будем далее исходить из представления Шредингера, предполагающего описание состояния квантовой системы в виде нормированного вектора состояния (yфункции).

Предположим, что для сознания определены различные состояния сознания Еa (Е – от латинского Ego), каждому из которых сопоставлена некоторая группа коммутирующих эрмитовых операторов Аa, определенных по крайней мере на подпространстве L’ пространства L. Через basАa обозначим базис собственных векторов оператора Аa. Тем самым предположено, что состояние сознания Еa состоит из множества элементов (образований сознания), среди которых можно выделить некоторый набор базисных элементов (обозначим его через basЕa), к суперпозиции которого могут быть сведены все остальные элементы этого состояния сознания. Например, множество чувств может быть описано как некоторый базисный набор аффектов и множество смешанных состояний чувственности, выступающие как суперпозиции основных «чистых» чувств (ведь говорят же, что «человек испытывает смешанные чувства»). Если Х – элемент состояния сознания Еa, У – элемент базиса basЕa, то через |Х> и |У> обозначим нормированные кетвектора из пространства L, сопоставленные Х и У соответственно, и вероятность обнаружить У в Х положим равной квадрату модуля скалярного произведения |У> и |Х>: |<У|Х>|2. Операторы Аa, сопоставленные состояниям сознания Еa, будем далее называть операторами сознания. Они будут играть роль наблюдаемых в квантовой теории сознания, и собственное значение а для собственного вектора |У> будет выражать результат количественного выражения элемента У, в принципе способное быть полученным в измерении. Если состояния сознания Еa и Еb обнаруживают признаки дополнительности своих элементов, то таким состояниям должны быть сопоставлены некоммутирующие операторы сознания Аa и Аb соответственно. Наоборот, полная совместимость состояний сознания должна выражаться коммутирующими операторами сознания Аa и Аb. Дополнительность состояний сознания Еa и Еb понимается в том смысле, что каждый базисный элемент одного состояния сознания может быть представлен в общем случае как только нетривиальная суперпозиция базисных элементов другого состояния сознания. Например, чувства и мысли относятся, как правило, к дополнительным состояниям сознания, что выражается в их взаимной неопределенности выражения в терминах друг друга. Попытка рационально выразить переживаемое чувство приводит, как правило, к неопределенной многозначности таких выражений. С этой точки зрения чувство может быть представлено как «случайная мысль» (термин «случайный» употребляется здесь в смысле случайной математической величины), дающая распределение своих частных реализаций на базисном множестве рациональных структур. Наоборот, всякая мысль могла бы быть представлена как «случайное чувство», интерферирующая по множеству чистых чувств. Здесь мы имеем дело с дополнительными характеристиками чувства и мысли. Чувство не есть только чувство, но это также и «случайная мысль», т.е. это «чувствомысль» с определенной составляющей чувства и неопределенной составляющей мысли. Наоборот, мысль есть «мыслечувство» с определенной составляющей мысли и неопределенной составляющей чувства. Принимая во внимание другие состояния сознания, мы должны будем предположить, что образование сознания может быть определено относительно многих (возможно, всех ?) состояний сознания, выступая таким образом как некоторая комплексная сущность. И лишь множество тех состояний сознания, в которых данное образование способно быть выражено определенно, позволит дать ему какуюто спецификацию, например, назвать его «мыслью» или «чувством». В общем случае образования сознания все сделаны из одного синтетического «нечто», лишь в той или иной степени определяя в этом «нечто» те или иные его составляющие.



Важной специфической чертой квантовой модели сознания, в отличие от квантовой механики, является возможность изменения степени дополнительности состояний сознания в отношении друг к другу. Математический аппарат, который здесь необходимо использовать, должен будет ввести некоторый переменный параметр, который в каждом своем значении будет играть роль, подобную постоянной Планка в квантовой механике. Этот параметр я далее буду называть параметром дополнительности [ab] состояния сознания Еb по отношению к состоянию сознания Еa (чтение индексов в обозначении [ab] должно будет таким образом проводиться справа налево). Не вдаваясь в технические детали, пока можно лишь заметить, что это вещественное число, что здесь возможна некоммутативность [ab] № [ba], и уменьшение параметра дополнительности для двух операторов сознания Аa и Аb будет приводить к повышению области пересечения basAa и basAb, включающей в себя общие базисные собственные вектора этих операторов. Изменение базисов, повидимому, предполагает изменение операторов, так что, точнее говоря, здесь необходимо будет иметь в виду некоторые последовательности состояний сознания {Еai}Ni=1 и соответствующих им операторов {Aai}Ni=1 и базисов {basAai}Ni=1, меняющих свое отношение с такими же последовательностями другого состояния сознания. Для выражения того факта, что два состояния сознания Еa и Еb через свои операторы характеризуются параметром дополнительности [ab], я буду использовать запись Еa #[ab] Еb.

Среди всех состояний сознания выделим в первую очередь следующие три:

Центральное состояние сознания Ес – это область рациональномыслительной спсобности нашего сознания, то, что обычно называется «рассудком», Текущее состояние сознания Еt – область опыта, с которой в данный момент сознающий субъект себя отождествляет, Рефлективное состояние сознания ЕR – своего рода «ментальное зеркало», позволяющее представлять в себе все иные состояния и образования сознания и передавать это представление центральному состоянию сознания. Именно благодаря такому «зеркалу», центральное состояние сознания может образовать у себя образ себя.

По мере того как возрастает параметр дополнительности [ab] состояния сознания Еb по отношению к состоянию сознания Еa, неопределенность выражения чистых образований Х из Еb в состоянии Еa нарастает (под чистым образованием состояния сознания Еb имеется в виду такое образование сознания, которое является базисным элементом состояния сознания Еb). Предположим, что здесь существует некоторый верхний порог роста [ab]+ параметра дополнительности, начиная с которого можно считать, что каждый чистый элемент Х состояния Еb дает однородное распределение вероятностей по всем элементам базиса Еa. В этом случае достигается максимальная энтропия выражения в состоянии сознания Еa, и образование Х можно считать бессознательным в Еa (Еaбессознательным). Таким образом, феномен бессознательности может быть связан с достаточно высоким значением параметра дополнительности состояний сознания. В первую очередь здесь речь должна идти о Есбессознательности, т.е. о бессознательности в центральном состоянии сознания, поскольку, говоря о «бессознательном», мы в качестве точки отсчета всегда предполагаем наш рассудок, наше «дневное» и «бодрствующее» состояние сознания.

Каждое состояние сознания можно рассмотреть как своего рода «экран сознания», который позволяет различать или не различать те или иные образования сознания, различать с разной степенью определенностинеопределенности. Наиболее «имманентными» («своими») в экране сознания являются, повидимому, его базисные элементы. За ними идут суперпозиции («смеси») базисных элементов, но обладающие ненулевой информативностью, т.е. неоднородностью распределения по базису этого состояния сознания. Завершают этот ряд полностью неопределенные образования, дающие однородное («энтропийное») распределение по базису. Если Х – некоторое образование состояния сознания Еb, Еa какоето состояние сознания, то представление Х в Еa в виде чистого состояния (в том числе в результате редукции суперпозиции Х по базису Еa) можно интерпретировать как своего рода «изображение» Х в экране этого состояния сознания и обозначать через Хa. Таким образом, чем меньше величина [ab], тем точнее «изображение» Хa воспроизводит «оригинал» Х.





После такого рода предварительных определений обратимся к развитию квантовой модели сознания, в том числе на материале различных примеров.

  2. Психоаналитическая и квантовая модели сознания   В этом параграфе я предполагаю провести краткий сравнительный анализ достаточно влиятельной сегодня психоаналитической модели и квантовой модели сознания. Главной моей целью будет показать возможность переинтерпретации основных психоаналитических понятий в терминах квантового подхода. Одновременно это поможет понять и конструкции квантовой модели.

Понятию «Эго» в психоанализе можно сопоставить центральное состояние сознания Ес. Среди остальных состояний сознания специально можно выделить состояния «СуперЭго» (обозначим его символом ЕS) и «СубЭго» (обозначим его через EI – от латинского “Id” («Оно»)). Бессознательность этих состояний сознания относительно «Эго» может быть выражена как достаточно большое значение параметров дополнительности [CS] и [CI], приводящих к взаимной неопределенности образований этих состояний сознания и центрального сознания. Конкуренция всех этих состояний сознания может быть проинтерпретирована как борьба за захват текущего состояния сознания Еt, которое в общем случае может отождествлять себя только с одним из дополнительных состояний сознания. Здесь надо отметить, что текущему сознанию Еt особенно должен быть сопоставлен некоторый «плавающий» оператор сознания Аt, зависящий от времени t, со своим переменным базисом basAt. Этот переменный оператор постоянно может переопределять свои параметры дополнительности [tX] с другими состояниями сознания ЕХ. В итоге могут возникать две основные конфигурации, когда текущее состояние сознания Et в большей мере отождествляет себя с «СубЭго» ЕI или «СуперЭго» ЕS.

Здесь, вслед за Фрейдом, можно было бы принять, что одной из существенных характеристик центрального сознания является «принцип реальности», в то время как дополнительные состояния сознания ЕI и ЕS характеризуются некоторыми ценностноцелевыми установками, например, «принципом удовольствия» для ЕI или тем, что можно было бы назвать «принципом долга», для ЕS. С этой точки зрения состояния сознания ЕI и ЕS представляют из себя «царства целей» для реалистичного, но чисто функционального, центрального сознания Ес. Следовательно, здесь мы имеем дело с дополнительностью таких модальностей сознания, как «средствоцель». Образования центрального сознания – это вообще по преимуществу «средствабезцелей», в то время как образования ценностных состояний сознания ЕI и ЕS – это преимущественно «целибезсредств». Прямое согласование этих образований в общем случае затруднено, так как они могут относиться к разным полным наборам наблюдаемых величин сознания. В этом случае, чем более определена цель (должное), тем более неопределенным является средство ее достижения (сущее), и наоборот. Искусство реализации целей – это вообще практика снижения дополнительности между сознаниемсредством и сознаниемцелью. Однако дополнительность сущего и должного, повидимому, все же уступает дополнительности между собою двух видов дожного, идущих со стороны «СубЭго» и «СуперЭго». Эта повышенная дополнительность, повидимому, может быть представлена как та высокая мера их несовместимости, которая особенно резко подчеркивалась Фрейдом и выразилась в его в целом пессимистическом взгляде на человеческую природу. Выражаясь языком квантовой модели, можно сказать, что с точки зрения Фрейда величина парметра дополнительности [SI] слишком высока, и нет надежды на ее существенное снижение. И это при том, что оба дополнительных состояния сознания ЕI и ЕS одинаково важны для центрального сознания, и слишком большое и длительное увеличение дополнительности хотя бы для одного из них приведет к разного рода аномалиям сознания.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.