WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Онтология» Ст.Лесьневского и логика всеединства

В.И.Моисеев

http://www.vsu.ru/~vsue3e06

vimo@vmail.ru

В этой работе я хотел бы обратить внимание читателей на возможность сближения двух позиций в философской логике – позиции польского логика Станислава Лесьневского, представленной его логической системой, носящей название «Онтология» [1 J.Slupecki. S.Lesniewski’s Calculus of Names. Studia Logica, V.3., 1955. – pp. 776], и позиции логических оснований в русской философии всеединства, одна из первых попыток реконструкции которых была предпринята мной в работе «Логика всеединства» [2 Моисеев В.И. Логика всеединства. – М.: ПЕР СЭ, 2002. – 415 с.]. В течение двух месяцев – октября и ноября 2001 года, благодаря Фонду королевы Ядвиги Ягеллонского университета в Кракове, я получил возможность более подробно ознакомиться с работами Ст.Лесьневского и хотел бы выразить Фонду за это свою искреннюю признательность. Перед началом работы я ставил перед собой довольно расплывчатую цель, «поискать чтото общее» в философских подходах Лесьневского и Соловьева. Результат этого поиска превзошел все мои самые оптимистические ожидания. Я конечно предполагал, что нечто общее должно обнаружиться, но того, что эта общность будет столь глубока и плодотворна, и представить себе не мог в начале работы. Ниже я и попытаюсь описать, что же в итоге у меня получилось, но уже сейчас хотел бы отметить, что результатом моего исследования стала некоторая аксиоматическая система, также названная мной «Онтологией», которая во многом по логической форме построена близко к «Онтологии» Лесьневского (дальше я буду «Онтологию» Лесьневского называть «LОнтологией»), а по содержанию выражает основные идеи логики всеединства. Так синтез Лесьневского и Соловьева наиболее наглядно реализовал себя в единстве формы и содержания этой аксиоматической системы.

Чтобы сделать статью относительно независимой от других работ, мне вначале придется хотя бы кратко сказать, что такое LОнтология и что такое логика всеединства. После этого введения я уже непосредственно перейду к описанию и обсуждению своей версии «Онтологии», которую я еще буду называть «Проективномодальной Онтологией».

1. «Онтология» Лесьневского (LОнтология) Об «Онтологии» Лесьневского сейчас на русском языке уже можно коечто прочесть (см. [3 Васюков В.Л. Формальная феноменология. – М., ; Г.Кюнг Онтология и логический анализ языка; Смирнов В.А. ]). Вообще у Лесьневского три логические системы: «Прототетика», «Онтология» и «Мереология». «Прототетика» является логической основой всех остальных систем, в том числе и «Онтологии». В основе Прототетики лежит логическая система, содержащая только пропозициональные переменные, которые могут связываться кванторами, и предложениеобразующие функторы любых порядков, в том числе обычные связки исчисления высказываний. Функторы могут присутствовать в форме констант и переменных, последние также способны связываться кванторами. В разных версиях Прототетики могут приниматься различные аксиомы. В первом приближении можно говорить, что Прототетика – это исчисление высказываний с кванторами по пропозициональным переменным. Во всех системах Лесьневского используются определения в качестве теорем системы. В Прототетике – это так называемые прототетические определения, которые обычно имеют вид эквивалентностей p є q, где p и q – пропозициональные выражения. При построении Онтологии все средства Прототетики обогащаются введением именных переменных, способных связываться кванторами, возможностью определения имяобразующих функторов, причем, вновь функторы могут присутствовать и как константы и как переменные, последние могут связываться кванторами. Наконец, в LОнтологии добавляется двуместный предикат e («эпсилон»), определенный на именных выражениях, и «a e b» читается как «a есть b». В связи с этим функтором, Леcневский использует новый вид определений, который называется им «онтологическими определениями». В простейшем случае такие определения имеют вид а e С є a e a Щ j(a), где С – вновь вводимое имя, j(a) – пропозициональное выражение, содержащее только переменную а в качестве свободной переменной.



В простейшем случае Онтология Лесьневского напоминает обобщение исчисления предикатов без равенства с предикатом e. Кроме того, в LОнтологии принимается новая схема аксиом – так называемое «правило экстенсиональности». Специфической аксиомой является также «аксиома Онтологии», определяющая смысл предиката e. Она выглядит так:

(АО) x e X є $y(y e x) Щ "y"z(y e x Щ z e x Й y e z) Щ "y(y e x Й y e X) В идее предиката e Лесьневский выразил некоторый номиналистический смысл: в выражении «a e b» а должно быть именем единичного материального объекта, например, «Сократ», «Земля», «Варшава», а b может быть как единичным, так и общим именем, например, «человек», «планета». Выражение «a e b» считается истинным только тогда, когда единичный объект, обозначаемый именем а, обозначается также и именем b. Например, если а есть «Земля», b – «планета», то «a e b» читается как «Земля есть планета» и является истинным. Выражение же, например, «b e b», т.е. «планета есть планета», уже ложно, так как «планета» не единичное имя.

Таким образом, в основе LОнтологии лежит «субъектпредикатная» структура, выражающая некоторый специальный случай отношения субъекта и предиката. LОнтология представляет из себя логическую систему, выражающую логику этого специального случая субъектпредикатных отношений. Более конкретно, можно говорить о следующих особенностях субъектпредикатных отношений в LОнтологии: 1) субъект рассматривается как единичный материальный объект (это значение имени «а» в «a e b»), 2) предикат рассматривается либо как тот же объект, либо как общее свойство некоторого класса объектов (это значение имени «b» в «a e b»).

Тот факт, что в LОнтологии исследуется специальный случай субъектпредикатной структуры, и служил для меня исходной предпосылкой поиска единства идей LОнтологии и логики всеединства.

2. Логика всеединства При чтении различных философских текстов меня никогда не покидало ощущение некоторой особой логики философии, которую никак не удается выразить средствами существующих логических систем. Я думаю, что все философы так или иначе знают о существовании некоторого собственного философского языка (Lingua Philosophica), интуитивно обучаются правилам его использования при чтении классических философских работ, однако, до сих пор не существует хотя бы первоначального, но ясного изложения принципов этого языка. Какимто непостижимым образом этот язык ускользает от формализаций средствами как формальной логики, так и математики.

Чтобы не быть голословным, приведу один характерный, с моей точки зрения, пример подлинно философского рассуждения, содержащего типичный образец Lingua Philosophica.

Например, в «Первоосновах теологии» Прокл утверждает:

«§ 5. Всякое множество вторично в сравнении с единым. В самом деле, если множество раньше единого, то, с одной стороны, единое будет причастно множеству, а, с другой, множество, будучи раньше единого, не будет причастно единому… Если же первично множество, то единого еще не существует. Но невозможно, чтобы существовало какоенибудь множество, никак не причастное единому. Следовательно, множество не раньше единого…» [4 Прокл «Первоосновы теологии». М: Издательская группа «Прогресс», 1993. С.1112]).

Очень показательно, что наш разум ощущает здесь некую глубинную логику и столь же показательно, что мы ощущаем себя во многом беспомощными, пытаясь выразить эту логику современными понятийными средствами. Как выразить единое, многое, причастность, первичностьвторичность ? Если я попытаюсь использовать для этого основу современного строгого мышления – логику или математику, я сразу же столкнусь с проблемой. Логика вырастает из исчисления высказываний, математика – из теории множеств. В обоих основаниях уже изначально заложено нечто настолько сужающее способность разума, что это сужение как раз не позволяет выразить базовые смыслы Lingua Philosophica. Складывается впечатление, что завоевания рациональности в Новое время были куплены несколько дорогой ценой, которой и оказалась своего рода несовместимость точности и универсальности. Пытаясь быть точными, мы оказываемся не в состоянии выразить столь универсальные смыслы, которые особенно существенны для Lingua Philosophica. С этой точки зрения нам попрежнему есть чему учиться у древних. Мы поражаемся их свободе в использовании универсальных смыслов. Мы както усваиваем эти смыслы, не будучи в состоянии их адекватно выразить. В итоге сознание современного философа оказывается разорванным на область точныхнеуниверсальных апперцепций и универсальныхнеточных перцепций, если использовать терминологию Лейбница. Универсальному, но смутному знанию философ учится в истории философии, которая тем самым превращена в своего рода бессознательное libido современной философской мысли. Точным, но неуниверсальным знанием он обязан современной научной рациональности – царству Super Ego современного философствования. Не пришло ли время сблизить эти два полюса, совершить своего рода психоанализ современного философского сознания, попытавшись расширить образ философской рациональности на универсальные интуиции древних ? Не претендуя, конечно, на полное решение такой задачи в этой работе, ниже я очень схематично попытаюсь поговорить о некоторых первоначальных возможных предпосылках одной современной версии Lingua Philosophica.





В истории русской философии общепринято сегодня выделение такого направления, которое в современной российской историографии получило название «русская философия всеединства» [5 см. напр. Акулинин В.Н. Философия всеединства. Новосибирск., 1990.; Хоружий С.С. Всеединства философия // Русская философия. Малый энциклопедический словарь. М., 1995. С. 102110.]. Основателем этой философской школы является замечательный русский философ Владимир Сергеевич Соловьев (18531900). К представителям этой школы также обычно относят братьев С.Н. и Е.Н.Трубецких, С.Н.Булгакова, В.Ф.Эрна, С.Л.Франка, П.А.Флоренского, Н.О.Лосского, Л.П.Карсавина, А.Ф.Лосева и др. Сегодня в России произошло как бы переоткрытие этой философии после десятилетий забвения в годы советской власти. В то же время до сих пор отсутствует более глубокий теоретический анализ основных положений философии всеединства. В своей книге [6 Моисеев В.И. Логика всеединства. – М.: ПЕР СЭ, 2002. ] я попытался восполнить этот недостаток, выдвинув идею существования в русской философии всеединства некоторой единой концептуальной системы – «логики всеединства». В основе логики всеединства лежит представление о некоторой структуре, которая призвана в более строгой форме выразить понятие «всеединство».

С моей точки зрения, логика всеединства – это версия философской логики не только русской философии всеединства, но и одно из наиболее полных представлений Lingua Philosophica вообще. Здесь можно выделить следующие основные положения этой логики:

1. Есть источник бытия («единое») и есть его проявления («многое»). Каждое проявление бытия образуется как результат наложения тех или иных условий на источник и само оказывается источником более низкого порядка. В такой структуре мы находим единство четырех основных элементов: 1) логического субъекта, источника предицирования (я называю его модусом), 2) ограничивающих условий, накладываемых на субъект (ограничивающие условия были названы мной моделью), 3) процедуры образования предикации (эту процедуру я обозначил как проектор), 4) самой предикации – как результата наложения ограничений на субъект в некоторой процедуре предицирования (предикации назывались мною модами). Для выражения отношений всех этих четырех элементов я обычно использовал следующую нотацию: X = YЇZ – «X есть YприусловииZ», где X – мода, Y – модус, Z – модель, Ї проектор как некоторый функтор Ї(Y,Z) = Х, ставящий в соответствие Y и Z моду X. В формуле X = YЇZ Y есть источник бытия, X – проявление этого источника, Z – условия, ограничивающие Y до X, Ї операция выражения источника в своем проявлении. Эта онтологическая тетрада является, с моей точки зрения, некоторым инвариантом любой онтологии, некоторой ядерной структурой всякой философской логики как Lingua Philosophica, т.е. логики тех или иных философий. Здесь можно было бы привести множество примеров. Я пока ограничусь следующими (там, где мне не ясны явные выражения соответствующих категорий у того или иного философа, я ставлю знак вопроса):

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.