WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 51 |

В.А.КУВАКИН

 

РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ

В

РОССИИ

НАЧАЛО

XX ВЕКА

 

 

         МОСКВА

         «МЫСЛЬ»

 

863 К 88

РЕДАКЦИИ

ФИЛОСОФСКОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ

К10501117

 004 (01)80 780.                    0302010000                    © Издательство «Мысль». 1980

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ 

3

Глава первая. «НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ». ФОРМИРОВАНИЕ, ЭВОЛЮЦИЯ, УПАДОК

16

§ 1. Богоискательство как социальнополитическое явление

17

§ 2. Религиознофилософские собрания как выражение мо­дернистских тенденций в православной идеологии

21

§ 3. Второй этап формирования богоискательства

23

§ 4. Реакционная роль богоискательства в годы первой рус­ской революции и ее поражения

31

§ 5. Так называемый «духовный ренессанс начала XX в.». Его сущность и социальный смысл

39

§ 6. Эсхатология против революции. Разложение «нового религиозного сознания»

48

Глава вторая. МЕЖДУ «СВЯТОЙ РУСЬЮ» И ОБЕЗЬЯНОЙ. В. РОЗАНОВ

55

§ 1. Становление взглядов

§ 2. Философские чревовещания. Ведущие темы

63

§ 3. Розанов — философ консервативного мещанства

68

Глава третья. МИСТИЧЕСКИЙ «РЕВОЛЮЦИОНЕР» Д. МЕРЕЖКОВСКИЙ

75

§ 1. Вехи интеллектуальной биографии

§ 2. Основные черты мышления

86

§ 3. Историософия. Религиозный модернизм

88

Глава четвертая. ПО ТУ СТОРОНУ РОССИИ

106

§ 1. Послеоктябрьский идеализм: внешнее выражение

108

§ 2. В Каноссу... с троянским конем

119

§ 3. «Континентокеан», или проект создания в России госу­дарства фашистского типа

124

§ 4. Эмигрантская философская периодика: летопись разложения

129

Глава пятая. РАЗРУШЕНИЕ СОЗНАНИЯ КАК «РАЗРУШЕНИЕ» МИРА. Н. БЕРДЯЕВ

141

§ 1. Эволюция взглядов

§ 2. «Пневматология» Бердяева: солипсистский авантюризм

153

§ 3. В борьбе против человеческой истории: историософские конструкции Бердяева

167

§ 4. «Русская идея» в антикоммунистическом мифотвор­честве Бердяева

172

Глава шестая. МЕТАФИЗИКА ВСЕЕДИНСТВА — «ПОЗИТИВНЫЙ» ПРОДУКТ «НОВОГО РЕЛИГИОЗНОГО СОЗНАНИЯ». С. БУЛГАКОВ

185

§ 1. От «легального марксизма» к религиозной философии

308

§ 2. Методологические аспекты философии, всеединства

201

§ 3. Антиномизм как средство борьбы с разумом и познанием

205

§ 4 Слово и бытие. Платонизм на службе православия

210

§ 5. Софиология: двусмысленность, возведенная во всеединство

213

§ 6. Наперекор историческому процессу: историософия Булгакова

218

Глава седьмая. ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ Л. ШЕСТОВА — ВНУ­ТРЕННИЙ КРИЗИС РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИИ В РОССИИ НАЧАЛА XX В.

§ 1. Мировоззренческая эволюция § 2. От шекспировских трагедий к «философии трагедии» § 3. Некоторые черты нигилизма Шестова § 4. На перепутье § 5. «Философия трагедии» или трагедия богоискательства? Глава восьмая. «НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ» И СОВРЕМЕННОСТЬ § 1. «Советологические» исследования религиозной философии. Структурные и методологические аспекты § 2. Богоискательство и шаблоны «советологического» мыш­ления § 3. Религиозная философия в России начала XX в. и религия в СССР ЛИТЕРАТУРА УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Аннотация издательства Выходные данные Марксистская критика русской религиозной филосо­фии XX в. — задача важная и актуальная. Она обуслов­лена не только потребностями академического интереса, но прежде всего процессами, протекающими в обще­ственной жизни современности. В мире происходит еже­дневная и ежечасная борьба за умы и сердца людей. «Эта борьба, — говорится в Программе КПСС, — отра­жение в духовной жизни человечества исторического про­цесса перехода от капитализма к социализму» (4, 357) *.



В условиях все большего возрастания роли субъектив­ного фактора в историческом процессе, увеличения соци­альной активности современного человека усиливается степень влияния на общественное сознание собственно надстроечных факторов. Это ведет, в частности, к тому, что международный империализм вынужден все чаще отказываться от попыток лобового экономического и во­енного давления, делая ставку на идеологическое воздей­ствие и активную пропаганду буржуазного мировоззре­ния.

«Положительные сдвиги в мировой политике, — отме­чалось на XXV съезде советских коммунистов, — разряд­ка создают благоприятные возможности для широкого распространения идей социализма. Но, с другой стороны, идейное противоборство двух систем становится более активным, империалистическая пропаганда — более изо­щренной. В борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам. Здесь нужна высо­кая политическая бдительность, активная, оперативная и убедительная пропагандистская работа, своевременный отпор враждебным идеологическим диверсиям» (5, 74).

Главной мишенью идеологических нападок империа­лизма является советский человек, его убеждения и идеа­лы. Антикоммунисты стремятся извратить смысл герои­ческих усилий советского народа по строительству социа­лизма и коммунизма, пытаясь выработать универсальную * Здесь и далее первая цифра означает номер источника в спи­ске литературы, помещаемом в конце книги, затем курсивом — номер тома, если издание многотомное, и далее — страницы источ­ника (прим. ред.).

методологическую основу для критики теории и практи­ки строительства новой жизни в СССР, и потому пося­гают не только на настоящее, но и на историческое про­шлое нашей Родины.

Русской религиозной философии XX в. современные антикоммунисты отводят в этой связи совершенно уни­кальную роль, что обусловлено несколькими причинами. Вопервых, в рамках этой философии идеологами эксплу­ататорских классов были подведены мировоззренческие итоги многовековой истории самодержавноимпериали­стической России. Вовторых, религиозная философия этого периода явилась последним «ответом» на победо­носное революционноосвободительное движение, идео­логической альтернативой ему. Втретьих, буржуазная философия в России начала века формировалась в борь­бе с марксизмомленинизмом и потому «пальма первен­ства» среди антиленинцев и антисоветчиков принадлежит именно ее представителям.

Несмотря на различие политических взглядов русских религиозных идеалистов начала века: от черносотенства и монархизма до буржуазного либерализма и мелкобур­жуазной квазиреволюционности, — социальную сущность их философских систем составляли процессы интеграции, слияния интересов различных эксплуататорских классов и прослоек перед лицом их исторического крушения. Слияние в начале века интересов эксплуататорских клас­сов и различных групп внутри их в одно пестрое и про­тиворечивое целое определялось объективными условия­ми — борьбой этих классов против общего и одинаково опасного для них врага — пролетариата и крестьянства. Обобщая опыт революции 1905—1907 гг., В. И. Ленин указывал: «Помещики и капиталисты превосходно знают того врага, с которым приходится им бороться, превос­ходно чувствуют, что революция связала победу поме­щичьих интересов с победой частной собственности на землю вообще, победу крестьянских интересов с уничто­жением частной собственности на землю вообще...» (2, 17, 312).

Процесс консолидации эксплуататорских классов, на­чавшийся в конце XIX в., стал явным и быстро прогресси­рующим сразу же после первой русской революции. «За время после 1905 года и особенно в течение войны, — писал В. И. Ленин в 1917 г., — класс капиталистов и при мыкающих к ним помещиков в России сделал больше всего успехов в деле своей организации» (там же, 34, 58). Тенденция к объединению перед лицом социальных рево­люций закономерно отразилась и в области мировоззре­ния. «Вехи» — сборник статей реакционных философов и идеологов кадетского, буржуазномонархического на­правления стал призывом к сплочению всех господствую­щих классов для борьбы с народными массами. «Про­грамма «Вех» и «Московских Ведомостей» (один из главных органов черносотенцев. — В. К.) одинакова и в философии, и в публицистике», — писал В.И.Ленин. И далее: «Победоносцев только честнее и прямее говорил то, что говорят Струве, Изгоевы, Франки и К°» (там же, 19, 170—171). По мере обострения классовых противоречий в России начала века основная тенденция общественного сознания эксплуататорских классов проявлялась, таким образом, в сползании на все более реакционные и кон­сервативные позиции. «...Буржуазия, из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом, поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое. Отживающая буржуазия соединяется со всеми отжившими и отживаю­щими силами, чтобы сохранить колеблющееся наемное рабство», — писал В. И. Ленин (там же, 23, 166).





Для марксистского анализа истории русского идеа­лизма начала века это положение В. И. Ленина имеет большое методологическое значение, и оно принимается в качестве предпосылки настоящего исследования. Это означает, что, ни в коем случае не забывая о противо­речиях и борьбе за власть внутри господствующих классов, о гегемонии буржуазной идеологии над фео­дальнопомещичьей, нужно рассматривать религиозноидеалистическую мысль этого периода как подведение итогов духовной истории самодержавноимпериалистиче­ской России ее идеологами: религиозными философами, социологами и теологами.

Исторически сложилось так, что большинство мысли­телей этого направления оказались после Октябрьской революции в эмиграции, где они продолжали усиленно работать над созданием мировоззренческой альтернативы марксизмуленинизму, пытаясь философски реконструи­ровать старые идеи и идеалы, увековечить образ той Рос­сии, которая уже навсегда канула в Лету. Это обусловило превращение эмигрантских философов в международных антикоммунистов, составивших первоначальный кадро­вый базис современной «советологии». «Антикомму­низм, — подчеркивается в Программе КПСС, — отраже­ние крайней степени деградации буржуазной идеологии» (4, 358). В этом смысле судьбой русского буржуазнопомещичьего мировоззрения в XX в. является его неук­лонное скатывание к антикоммунизму и антисоветизму.

Обращая внимание на процесс образования единого антикоммунистического идеологического фронта между­народного империализма и на необходимость борьбы с ним, В. И. Ленин указывал: «...эмиграция всеми сила­ми и средствами работает над разрушением Советской власти и восстановлением капитализма в России... Было бы весьма поучительно... систематически проследить за важнейшими стремлениями, за важнейшими тактически­ми приемами, за важнейшими течениями этой русской контрреволюции» (2, 44, 5; 40). Следуя этому ленинскому указанию, автор стремился критически рассмотреть основные философские и социологические идеи предста­вителей контрреволюционной эмиграции, проследить эта­пы их идейной и политической деградации, а также прие­мы использования идеологического багажа русской контрреволюции современным антикоммунизмом.

По мере углубления в критический анализ русской религиозной философии XX в. перед автором все более настоятельно вставала задача ее общей оценки в свете значимости и масштабности событий, связанных с кру­шением почти тысячелетнего социальноисторического бытия эксплуататорских классов России и образованием первого в мире социалистического государства. В самом деле, мы ведь имеем здесь не механическую смену сле­дующих друг за другом исторических событий, а столкно­вение двух эпох — прошлой и будущей, которые на ка­което время переплелись, «наложились» друг на друга в ходе ожесточенной и всеохватывающей борьбы. В. П. Ленин придавал большое значение временной спе­цифике исторического процесса. «...В конкретной исто­рической обстановке, — писал он в 1905 г., — переплета­ются элементы прошлого и будущего, смешиваются та и другая дорога» (там же, 11, 74).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.