WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |

Немудрено, что после нескольких региональных премьер подряд (разумеется, везде прошедших «на ура»), насыщенных общением не только с прессой, но и первыми зрителями картины (в числе которых были даже заключенные настоящих колоний) все участники тура немного подустали. Однако за эти несколько дней они также напитались позитивными эмоциями и искренней благодарностью аудитории, как и она – добрым и непошлым юмором КАНИКУЛ. Поэтому, хоть времени на беседу у нас и было в обрез, продюсер самой ожидаемой российской комедии сезона не мог не поделиться с читателями «БК» своими яркими впечатлениями, окрепшими ожиданиями и приподнятым настроением… «БК»: Анатолий Вадимович, каковы Ваши первые ощущения от тура? Удалось ли сделать всё, что планировалось изначально и насколько изменился Ваш взгляд на перспективы проката по итогам первых показов, первых впечатлений зрителей? МАКСИМОВ: Изначально планировалось выехать в тур вместе с актерами – ведь лучше известных артистов никто не сможет продвинуть кино. Но проблема в том, что актерам нужен некий «подиум», то есть вся творческая группа, которая идет на встречу с аудиторией, нуждается в поддержке. И наша задача – правильно «подать» артистов, создать возвышение для тех, кто выступает перед зрителями.

Почему так важно было привезти с собой хорошее оборудование, правильный свет и грамотно работать с этим? Потому что, когда к вам приезжает актер – он тут же перестает быть тем недосягаемым, красивым и удаленным, как на экране. Как только с ним все начинают фотографироваться и трогать руками, то он сразу же из мечты превращается в обыденность… Поэтому у нас с собой и целый самолет со сложной аппаратурой. Казалось бы, разве нельзя просто купить актерам дорогие авиабилеты и отправить их в тур одних – ведь и так всё будет хорошо? Но я сам видел одного крупного голливудского актера, впервые приехавшего в Россию (не буду называть его имени) в рамках такого промотура и… Просто в зале был верхний свет. И вот вышел этот актер, который – мечта, который просто небожитель, но в этот момент он для меня перестал быть этой мечтой – только потому, что его образ изменился... И я тогда четко понял и теперь знаю, что звёздное имя окружает магия, а магия – это темнота, это работа по правильной «подаче» звезды, а в этот момент такая работа не состоялась и он мгновенно перестал для меня быть той звездой, какую я видел раньше… И вот сейчас сохранить звёздный статус тех, с кем мы работали и в то же время дать им возможность открыто контактировать с аудиторией – вот этот баланс мы ищем. Эти премьеры – достаточно дорогое и сложнопостановочное зрелище – и для нас, и для промокампании. Но в конце мы получаем живую реакцию зрителя. Конечно, везде разную, но я её запомнил с первого показа и продолжаю ещё ощущать на других показах. Это похоже на то, как будто Вы входите в прилив – Вы чувствуете энергию зала, как физически существующую в мире вещь – это то, что вас толкает в плечи и опрокидывает, такой ток… Именно поэтому очень важно правильно «зайти» к аудитории после фильма. Это не наше ноухау, но это важно – не ждать конца титров (ведь аудитория расходится на титрах), а выйти к залу «живыми титрами фильма» и почувствовать этот встречный импульс! Когда так получается, тогда и есть ощущение, что происходит правильная вещь. Превзошли мы свои ожидания или не дошли до них – я бы даже это здесь не мерил. В этом туре всё было сделано правильно. Потому что на 10 ключевых территориях мы сами увидели, что может произойти в зале, если всё получится, если соберется зал и будет хороший показ… Да, мы получили сейчас достаточно благоприятную гамму первых впечатлений, но мы твердо понимаем, что это картина второго уикенда. Потому что всётаки есть ощущение общего противодействия аудитории: мол, «комедия – ну и что, подумаешь – сколько их таких уже было?». А с другой стороны, мы получили надежду, что, может быть, информация уже чуть быстрее распространится, чем хотелось бы, потому что это достаточно взрывная, эмоциональная вещь, а ведь эмоции, по сути, долго не живут. Но всё равно – нужно время, чтобы каждому успеть обзвонить друзей/родных и рассказать о своих эмоциях.

И мы очень радовались большим премьерам: когда в зале тысяча человек и больше – это замечательно, потому что каждый человек какимито ниточками связан с другими людьми – так мы приближаем нашу надежду на второй уикенд, когда, как мы рассчитываем, фильм будет работать понастоящему. Сейчас мы потратили целый бюджет на рекламную кампанию, но мы понимаем, что даже этого недостаточно – слишком уж негативный тренд сформировался. Существует специфическое отношение к отечественному кино, специфическое отношение к комедии и все подходы к малине прочно загажены. Поэтому надежда одна – как можно большее количество людей, которые расскажут другим: «Нет, это стоит посмотреть! Нет, это всётаки немножечко другое кино!» Именно в этом смысл тех премьер, которые мы делаем. Никакого открытия тут нет: в 50е годы, пока крупные Голливудские студии не слились с крупными телеканалами в одно целое, существовал жанр «Roadshow» – творческая группа фильма, объезжая города, как бы говорила: «Смотрите, раз мы здесь, это не просто кино – это важное событие!». На самом деле наша главная задача (и мы это поняли давно) – это вот какая метафора: создатели фильма – как архитекторы и строители моста. После того, как мост закончен, они встают под ним и ждут, когда по нему пойдут первые люди. Потому что если первые люди пройдут и при этом никто не погибнет, то и мы не погибнем, потому что мы там внизу стоим и ждем, упадет ли нам чтонибудь на голову или нет. И в этом весь драйв такого тура и в этом его главная идея.

В принципе, идея КАНИКУЛ – это такая «ультраидея кино»: ведь любой фильм – это маленькие каникулы, которые человек позволяет себе сам, когда отключается от реальности. А просмотр фильма в кинотеатре – это «каникулы в случайной компании», если можно так назвать. И когда человек смотрит кино один – никогда он не получит этого эффекта. Да, в кинозале может звонить мобильный телефон, ктото может ходить тудасюда, разговаривать, раздражать, но всё равно даже эти разнонаправленные энергии действуют в итоге, как магнит. Знаете, как бывает: когда к куче стальных опилок поднести магнит, то опилки вдруг – ррраз! – и соединяются вместе, образуют какуюто странную композицию. Если Вы – одна опилка, то Вы никогда не сможете составить никакой красивой композиции, поэтому так важно смотреть фильмы с живой аудиторией, в зале. Кино недалеко ушло от греческого театра – где люди садились на ступеньках на холме для того, чтобы переживать во время праздника какоето действо. Ничего не изменилось – сейчас это ощущение коллективного переживания ровно то же самое. И мы в этом контексте тоже немного такие «бродячие музыканты», только не в телеге, а на самолете, которые летают из города в город...

«БК»: Вернемся с небес на землю, к жестокой реальности. Не могу не задать больной вопрос: планируете ли Вы какието серьезные антипиратские меры на протяжении проката картины? Ведь фора перед «пиратами» у нас обычно небольшая… МАКСИМОВ: Да, день или два, как правило… То, что произошло сейчас можно вот как объяснить. Есть такое понятие – «эмоциональная справедливость», а есть – практическая. Пиратства не стало меньше, но оно видоизменилось немножечко, потому что кризис подрубил позиции пиратов, которые уничтожают ради выгоды. Остались пиратыманьяки, которые уничтожают не за деньги – и поэтому им ничего не угрожает. Я имею в виду интернетпиратов, которые просто выкладывают фильм в Сеть. Вот таких пиратов стало больше, потому что с кризисом сжался рынок DVDпиратства. Плохую копию за 100 рублей, даже за 120, потребителю покупать уже стало тяжеловато, поэтому в больших городах, где налицо большое проникновение интернета, основным видом пиратства стало скачивание кино из интернета.

Что касается DVDпиратства. Так вот, знаете, есть люди, которые тырят по карманам, а есть Робин Гуды такие – мол, украдука я у богатых, чтобы отдать бедным. И вот тут мы вне опасности – мы ведь не очень богаты, с нас и братьто особо нечего… Потому что, даже если говорить о популярном фильме – вот, например мы продали 2 млн. лицензионных дисков АДМИРАЛА – но это шикарно, это очень много. А объем пиратской продукции, даже по официальным оценкам ОБЭПа – около 15 млн. дисков. И это ещё самая консервативная оценка – Вы представляете, насколько соотносятся эти цифры с реальностью.

У нас героическая была борьба – про себя так странно говорить, но это правда. Мы сделали всё, что можно (полностью перекрыть доступ к фильмокопии, естественно, мы не можем) в отношении того, чтобы, по крайней мере, в крупных городах блокировать «пиратку». Но в данном случае речь идет только о государственных компаниях… К сожалению, даже самые вооруженные граждане не могут патрулировать улицу эффективно, здесь должна работать система. Мы в режиме народной дружины ополчения уже «отстояли» на этом посту 6 лет. И я считаю, что на этот раз это уже просто не эффективно, так что в этом направлении мы не будем ничего делать. Эмоционально это больно, конечно же, но всё, что мы будем делать в отношении пиратства, мы будем делать в интернете.

«БК»: То есть торренты сейчас всётаки стали серьезнее влиять на боксофис? Именно этот вид пиратства сейчас представляет основную угрозу для кинопроката? МАКСИМОВ: Да, это основная угроза. Торренты сейчас гораздо страшнее, чем любая уличная «пиратка». Ведь любой диск ещё надо купить, а из интернета скачивают уже совершенно бесплатно… Можно, конечно, какието действия предпринимать и по DVD, но только если будут какието реальные уголовные дела, если будут аресты. Но упрашивать милиционеров – мол, посмотрите, вот тут на углу лежит диск с нашим фильмом, а потом ждать в засаде и брать с поличным – это не эффективно уже. Даже с колоссальным потенциалом «Первого канала». Но здесь не надо рассказывать об этой проблеме с телеэкрана, она и так для всех очевидна – надо уже чтото делать. А у «Первого канала» нет своих вооруженных формирований, чтобы обеспечить порядок – это дело милиции, но милиция системно этим не занимается. Если звёзды не зажигают – значит, это комунибудь нужно, но бороться с пиратством – это не моя профессия. И мы же понимаем, что то, что происходит сейчас с «пираткой» – это рукотворный кризис, это сделано нарочно, для того чтобы определенная часть заинтересованных в этом работников государственных органов получала от этого достаточно стабильный доход. Они просто считают это меньшим злом. Хуже, если бы они крышевали карманников – да, наверное, но намто от этого не легче… Вот возьмем, например, Тверскую область – там такое пиратство «карибское», там просто легальных магазинов нет… Я на самом деле там зашел в магазин и владельцу сказал: «Слушай, я не милиционер, мне просто интересно – у тебя диски легальные вообще есть?» Он ответил: «Не знаю, не задумывался, но, наверное, есть…». И мы потратили с ним полчаса и просмотрели несколько тысяч наименований и нашли один лицензионный диск! Даже в базе он не был зафиксирован, но хозяин магазина повертел его в руках и говорит: «Вот этот, помоему, настоящий!» Хотя эта ситуация абсолютно решаема – например, в конце 80х годов в Англии 80% рынка DVD (это реальные цифры, я говорил со специалистами) было пиратским. Проблему решили за 3 года. Просто была государственная кампания – и всё сделали… «БК»: Но у нас же всё это ещё и в менталитет русского народа упирается – воровство не считается воровством… МАКСИМОВ: Нет, это целиком зависит от работы органов: или они эту работу делают – или не делают. Здесь, к сожалению – и я совершенно ответственно говорю – этого не делают, потому что есть более важные проблемы. Это очень сильно подрывает позиции кино. Полноценного кругооборота денег нет: те фильмы, что не выходят в кинотеатрах, могли бы потом хорошо продаться на DVD – а в итоге совсем «пролетают». И это увеличивает зависимость от государства всех, кто производит кино, потому что государство не занимается проблемой видеопиратства, а только дает деньги на кино – деньги, которые возвращать не надо… «БК»: Кстати, о возврате средств. После просмотра фильма ясно, что он достаточно универсален и удался для самой широкой по возрасту аудитории. Но всётаки – на какую аудиторию Вы делаете большие ставки: на молодежную или всётаки более возрастную – в том числе и по результатам фокусгрупп и первых показов? Ведь боксофис КАНИКУЛ СТРОГОГО РЕЖИМА зависит от того, пойдет ли на них сейчас в кино аудитория «за 30» и «за 40»… МАКСИМОВ: Мы уже знаем, это уже как математическая формула: если мы хотим «уйти» за $20 млн. боксофиса – значит, необходимо привлечь и внимание возрастной аудитории. Если мобилизовать всю молодежную аудиторию принудительно, она всё равно не соберет $20 млн. И никакой «телевизор», вообще ничего не поможет.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.