WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

КНИГА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

911 классы

БЕРЕЗНИКИ

ТИПОГРАФИЯ КУПЦА ТАРАСОВА

2001

ББК 74.266.7

П 68

Составители:

А.БОЧАРОВА, И.БОЧАРОВ, кандидат исторических наук, Е.ГЕРГЕРТ, О.ИГНАТЬЕВА, Л.КАМАКАЕВА, П.МИКОВ, Н.РУСАКОВА, А.СУСЛОВ, кандидат исторических наук (ответственный за выпуск) Книга для чтения предназначена для аудиторной и самостоятельной работы учащихся 911 классов школ, гимназий, лицеев и других средних учебных заведений при изучении курсов «Права человека», «Обществознание» и других.

Издание осуществлено при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (National Endowment for Democracy).

Права человека: Книга для чтения. 911 классы. – Березники: Издательский дом "Типография купца Тарасова", 2001. – с.

ISBN ЛР № © Пермская городская благотворительная общественная организация Центр поддержки демократических молодежных инициатив, © Пермское областное отделение международного историкопросветительского, правозащитного и благотворительного общества "Мемориал", © А.Бочарова, И.Бочаров, Е.Гергерт, О.Игнатьева, Л.Камакаева, П.Миков, Н.Русакова, А.Суслов, От составителей Это книга для чтения. Чтение подобранных в ней материалов, на наш взгляд, даст возможность получить дополнительную информацию по проблемам, касающимся прав человека. Практика преподавания прав человека в различных регионах России, в том числе и в Пермской области, показала, что работа учащихся с публицистическими и художественными произведениями остро необходима. Такая работа чрезвычайно полезна для выработки самостоятельного критического взгляда на действительность.

В этой книге есть серьезные научные статьи, злободневная публицистика, отрывки из художественных произведений, документы.

Преподавателям следует обратить внимание на то, что тексты книги для чтения тесно тематически увязаны с изданными ранее методическим пособием «Права человека: методика преподавания в школе (911 классы)», Пермь, 2000, и дидактическими материалами «Права человека: дидактические материалы (911 класс)», Пермь, 2000. Любые фрагменты книги для чтения можно читать и обсуждать во время уроков. Можно предлагать их и для домашнего чтения. Вопросы, которыми тексты сопровождаются, могут быть поставлены для обсуждения в классе и могут быть рекомендованы для самостоятельного осмысления. Практически любая подборка материалов может стать предметом дискуссии. Кроме тематически подобранных материалов, в книгу особым разделом включены важнейшие документы, которые лежат в основе правовых норм в области прав человека.

Использование этой книги ни в коем случае не предполагает отказа от дополнительной работы с иными изданиями хрестоматийного характера, прежде всего, с трехтомником московского Молодежного центра прав человека и правовой культуры «Права человека. Книга для чтения (59 классы), ч.13», М., 19982000.

Мы надеемся, что эта книга будет полезна и интересна молодым людям, всем тем, кто заинтересован, чтобы в обществе, которое они будут формировать, права человека уважались в значительно большей степени, чем сейчас.

I. ВВЕДЕНИЕ В ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Марек Новицкий Что такое права и свободы?* [* Новицкий М. Власть и единица. http//: www.hro.org/ngo/discuss/marek.] Существует европейская конвенция по правам и свободам человека. Чем отличаются права и свободы? Если я говорю, что у меня есть право на чтото, это значит, что те, у кого есть власть, должны поработать и сделать чтото для меня. Если бы имелось право на работу, то это означало бы, что царьбатюшка или президент, парламент, министры должны поработать и сделать так, чтобы я нашел работу по своей специальности недалеко от своего места жительства. Если говорится, что есть право на обучение, то это значит, что обязанностью тех, у кого есть власть, является организация системы школ, таких, чтобы я мог послать своего ребенка в школу учиться. Это не значит, что все школы будут бесплатные, что государство должно за все платить. Но правительство ответственно за то, чтобы такая система работала.

Если у меня есть право на чтото, значит, есть обязанность у власти. Если же у меня есть свобода на чтото, это значит, что есть такой район в моей жизни, в который те, у кого есть власть, не должны вмешиваться. Мое право – это обязанность власти чтото сделать, моя свобода – это запрет ей действовать в какойлибо области.



Часто к нам приходят люди и говорят: «Вы занимаетесь правами человека, помогите мне, меня жена бьет, или – погода нехорошая, или – денег у меня нет». Это не проблемы прав человека. Права человека – это только то, что происходит между властью и единицей, это не проблемы соотношения между единицами: мной и моей женой, соседом, ребенком.

Права человека – это только когда с одной стороны – власть, а с другой – человек, подчиненный этой власти. В какомто смысле можно употреблять язык прав человека в отношениях между школьником и директором, родителем и ребенком, потому что здесь тоже есть какаято власть, но отношения между равноправными партнерами не могут быть описаны на языке прав человека. Были такие попытки, но они оказались неудачными. И теперь, если ктото говорит о правах человека, то он имеет в виду отношения единица – власть.

Об основных понятиях теории прав человека Если строить теорию прав человека, то нужно взять за основу какието понятия. Никакой науки нельзя построить, пока не приняты основные понятия. Нельзя построить физики, если не принять того, что все понимают, что есть время, длина, масса. А потом уже определить, что такое скорость, ускорение и прочее. Нельзя построить математики, пока не дано точное определение, что такое множество. А потом на основе этого можно строить математику.

Так, основным понятием теории прав человека является человеческое достоинство. Я не в состоянии дать этому понятию четкое определение. Это – достоинство, которое есть у всех. И у ребенка, который только что родился, и у того, кто сидит в тюрьме. Потому что они – люди. Как это получается? Объясняется поразному.

Например, для христиан. Они будут думать согласно трудам святого Томаса, где говорится, что человек похож на своего Бога, и из этого получается, что часть достоинства Бога переходит к человеку. Ктото может перенести это человеческое достоинство из другой религии, но интересно то, что если пройти этот путь, то получается список прав и свобод, который мало зависит от того, какую религию мы взяли вначале за оправдание этого человеческого достоинства.

Я не до конца понимаю, как это получается, что права человека одинаковы и что они слабо зависят от философии и религии, но такое явление можно зафиксировать. Еще имеется другое понятие – личное достоинство. Это достоинство появляется и растет у человека, когда он хорошо ведет себя. Если он поступит плохо, он может его потерять. Но не об этом речь. Речь идет о человеческом достоинстве, которое есть у всех нас.

– Согласны ли Вы с автором, что принципы прав человека могут применяться только в отношениях между человеком и государством? – Проиллюстрируйте примерами мысль М.Новицкого: «Отношения между равноправными партнерами не могут быть описаны на языке прав человека».

Сергей Ковалев Права человека как национальная идея* [* Известия, 1998, 15 апреля.] БЫЛ ЛИ СЭР ИСААК НЬЮТОН ЗАПАДНИКОМ? Чаще всего концепцию прав человека попрекают ее происхождением. Обычно говорится следующее: эта идея – порождение западной культуры, насквозь пронизанной индивидуалистическим мировоззрением. А у нас в России (Китае, Заире, Республике Сандвичевы Острова) индивидуализм никогда не был основой национального бытия. Западный европеец или американец руководствуется в жизни исключительно материальным интересом, а материальный интерес разъединяет людей. А для русского (китайского, заирского и т.д.) человека на первом месте стоят духовные, а не материальные ценности; соответственно, естественной основой нашей общественной и государственной жизни является не «общественный договор», не «система сдержек и противовесов», а соборность. Или, сказать порусски, консенсус. Поэтому мысль о том, что граждане имеют какието индивидуальные права, которые могут вступать в противоречие с общественными (читай: государственными) интересами, несовместима с русской (заирской и пр.) национальной идеей.

Мне не хотелось бы вступать в рассуждения относительно таких деликатных предметов, как органическая чуждость моих соотечественников низменным материальным интересам. Любой, кто участвовал когдалибо в спорах, возникающих, например, внутри гаражного кооператива, может составить по этому поводу самостоятельное суждение. Но мои оппоненты имеют в виду, конечно, более возвышенные предметы: культуру, мировоззрение, исторический путь страны. Что ж, позволю себе лишь два замечания. Вопервых: уверены ли они, что правовые, договорные отношения, разработанная система процедур, направленных на достижение компромисса, разъединяют, а не соединяют людей? И вовторых: по части духовности и соборности мы, возможно, и уникальный народ, но вот по части рассуждений на эту тему мы отнюдь не уникальны. Немецкие философы разглагольствовали об особых свойствах германского национального мировоззрения, несовместимого ни с «французским рационализмом», ни с «англосаксонским торгашеским духом», еще в начале XIX века. Кстати, именно у Гердера, Фихте, Гегеля позаимствовали идею «целостного национального мировоззрения» наши ранние славянофилы. Правда, в самой Германии такого рода философия вышла из моды после 1945 г.





Есть ли зерно истины в утверждениях современных почвенников? Да, есть. Действительно, основы системы прав человека, как и основы современного демократического государственного устройства, были разработаны в XVII–XVIII вв. в Западной Европе (прежде всего в Англии и Франции) и Северной Америке; там же новая теория была впервые применена в политической практике. Тогда же и там же были разработаны основы современной физики. Но можно ли считать современную физику «западнической» на том основании, что сэр Исаак Ньютон жил в Англии? Конечно, философские концепции и общественные институты заимствуются не так легко, как естественнонаучные открытия. Любой народ в своем политическом развитии выбирает пути и формы, сообразуясь с собственной культурой, с собственными национальными традициями. Вот о культуре и о традициях я хотел бы поразмышлять.

СЛУГИ ОТЕЧЕСТВА У АЛТАРЯ ОТЕЧЕСТВА Некоторые специфические черты русской национальной традиции в самом деле не способствуют укоренению в России уважения к правам человека. Это, прежде всего, склонность к сакрализации государственной власти и патерналистские ожидания. Мы привыкли относиться к государству как к некоей внешней силе, которую мы можем подетски обожать или подетски ненавидеть, но за действия которой мы не несем никакой ответственности. А вот оно, государство, отвечает за все, включая погоду. Ясно, что при таком раскладе нам действительно не нужны никакие права, как не нужны они трехлетнему ребенку.

Социальные истоки этой психологии понятны. Она была порождена исторически сложившейся особой ролью государственного аппарата в русском обществе. В течение веков государственная власть воспринимала себя как единственную общественную реальность в России, а все остальное – культуру, экономику, науку, религию, собственных граждан, наконец, – в лучшем случае как объект деятельности. В худшем же случае любая общественная активность, претендующая на независимость от государства, воспринималась как досадная и злокозненная помеха, подлежащая немедленному устранению. Так, например, обстояло дело в течение семидесяти пяти лет существования коммунистического режима.

Эта установка на тотальность государства не могла, разумеется, пройти бесследно. Она и не прошла: обратите внимание, что и по сей день в газетных публикациях и даже в устной речи слово «государство» употребляется почти как синоним слов «Россия», «общество», «народ». Так, рассуждая о необходимости поддержать отечественную науку или образование, редкий журналист удержится от оборота типа «этого требуют интересы государства». Конечно же, он имеет в виду, что этого требуют интересы страны, но язык – великий разоблачитель – ясно указывает, что он плохо различает или совсем не различает общество и государственную власть. В его сознании они едины – как еще недавно были едины народ и партия.

Но язык – это еще и великий мистификатор, и языковые подмены не всегда происходят стихийно. Бывают и небескорыстные мистификации. Кто же заинтересован в том, чтобы национальные интересы устойчиво отождествлялись с интересами государственной власти? Разумеется, сама власть и заинтересована.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.