WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Борчиков С.А.

Творческое воображение воображения Содержание Предисловие. Трансцендентальный и ноэматический идеализм I. Понятия «воображение» и «творческое воображение» 8 1. Понятие «воображение» по В.И. Далю 2. Понятие «воображение» у И. Канта 3. Предикация «воображения» «творчеством» II. Схема понятий «новое» и «схема» (элементы ноэматической метафизики) 13 1. Природа – эйдос 2. Миф – paradeigma 3. Tecnh – tecnhma 4. Искусство – идея 5. Культура – парадигма 6. Мышление – ноэма III. Символистическая теория творчества (элементы ноэматической эстетики) 23 1. Эманоловление 2. Символ ноэмы 3. Творческое уподобление IV. Ноэма «воображение воображения» (элементы ноэматической гносеологии) 28 1. Ноэматическая апперцепция 2. Гносеологические функции воображения.

Воображение и знание 3. Дередукция воображения Итоги. Ноэматическое развитие идей Канта Примечания Предисловие.

Трансцендентальный и ноэматический идеализм Иммануил Кант – от этого имени у каждого любителя Софии перехватывает дыхание. Во всяком случае я, когда открываю томик трудов Канта, испытываю ощущение, будто прохожу мимо дома, в котором родился.

Кант вошел в мировую философию как основатель грандиозного феномена, имя которому «трансцендентальный идеализм». Рассматривать воображение в отрыве от этого феномена – всё равно что разглядывать гайку, свинченную с автомобиля, не ведая о самом автомобиле. Исследуя воображение, необходимо всегда держать под рукой трансцендентальные интенции кантовского учения.

Однако будет плохой услугой Канту, если просто копировать его мысли. К тому же хорошо известно, что даже механический пересказ историкофилософ­ской предметности – уже интерпретация, зависящая от эталона интерпретации, к которому причастен интерпретирующий. Что касается темы воображения, то таких эталонов в общем случае я вижу два: 1) материалистическипсихологический – относящийся к воображению как к определенному комбинированию с первичными чувственными данностями (ощущениями, восприятиями, представлениями и т.п.) и 2) идеалистическиантипсихологический – относящийся к воображению как к самостоятельной форме сознания, задействованной не только и не столько на чувственные формы, сколько на высшие – духовноинтеллектуальные – способности человека.

Частной формой второго является тот эталон интерпретации, в русле которого поведу разговор я. Я называю его «ноэматическим идеализмом». Ноэматический идеализм своим далёким предком имеет кантовский идеализм, а среди своих приложений – ноэматическую метафизику, ноэматическую эстетику и ноэматическую гносеологию, из которых я буду черпать мои теоретические положения. Особо выделю ноэматическую эстетику, которая отличается от трансцендентальной эстетики Канта тем, что её в первую очередь интересуют не априорные чувственные формы, а гносеологические предпосылки и проблемы творчества.

Пару слов за неимением бьльших возможностей о термине «ноэматический». Ноэматический – значит имеющий в своем основании ноэму. Под ноэмой я подразумеваю мысль, мыслящую самоё себя. Ноэма – это корпускула; ноэзис – это процесс, в который разворачиваются ноэмы. «Ноэзису» соответствует прилагательное «ноэтический». О ноэме и ноэзисе под разными углами зрения писали А.Ф. Лосев[i] и Э. Гуссерль[ii]. Поскольку воображение – это одна из способностей сознания, постольку сознание, обращающееся к нему, представляет сознание, мыслящее себя, т.е. ноэтически воображающее себя таким, каким ему представляется истина воображения. Самомыслительность при этом налицо, и ноэматическая методология оправдана.

I. Понятия «воображение» и «творческое воображение» 1. Понятие «воображение» по В.И. Далю Начну я, как ни странно, с живого великорусского языка, чтобы впредь не упрощать проблему. Вот что сказано в словаре Даля по поводу воображения:

«ВООБРАЖАТЬ, вообразить что… давать вид, образ, вселять в видимый образ, олицетворять, представлять в образе… представлять себе мысленно, изображать умственно; думать, полагать, мнить… Воображенiе… способность изображать в уме чувственные и отвлеченные предметы; возможность сочетания и мысленного живописания умственных картин»[iii].

Уже даже из этого нефилософского определения можно вычленить три философских аспекта понятия воображения.



1) Воображениекак – воображение как способность и, конкретно, как способность давать образ, вселять в образ, олицетворять.

2) Воображениечто – воображение, которое требует дополнения «что»: что принимает вид, вселяется в образ, олицетворяется? Ответ: а) чувственные предметы, b) отвлеченные предметы.

3) Воображениегде – воображение, которое требует пояснения, во что вселяется или в чем находится образ, т.е. какова его природа? И здесь проглядывают три варианта ответов:

а) видимая природа (чувства, изображения, представления), b) личная природа (олицетворение, субъект, личность), с) умственная природа (в уме, в абстракции, в мыслях).

Эти определенности нельзя забывать. В противном случае можно опустить гений Канта ниже обычного словоупотребления. С точки зрения ксловудополнительности я и буду рассматривать понятие воображения у Канта – в основном по «Критике чистого разума»[iv].

2. Понятие «воображение» у И. Канта Сразу бросается в глаза то, что Кант постоянно характеризует воображение как одну из «способностей»[v] человеческого сознания, при этом сохраняя один из основных языковых смыслов – «вселение в образ»: «...Воображение должно сводить многообразное [содержание] созерцания в один образ...»[vi] Но дальнейший анализ показывает, что Кант вскрывает такие характеристики этой способности, заметить которые обычный язык, будь он даже великорусский, не способен. Вот эти характеристики в аспекте воображениякак.

1) Априорность.

«…Воображение есть способность a priori определять чувственность…»[vii] 2) Трансцендентальность.

Воображение имеет «трансцендентальную функцию»[viii], которая лежит в его основе как некое условие. «Это первоначальное и трансцендентальное условие есть не что иное, как трансцендентальная апперцепция»[ix].

3) Спонтанность.

«…Способность самостоятельно производить представления, т.е. спонтанность…»[x] «…Мы должны… отличать простую восприимчивость внешнего созерцания от спонтанности, характеризующей всякое воображение»[xi]. Спонтанность – это субстанциальная самостоятельность и естественная самодеятельность воображения.

4) Синтетичность.

«Синтез многообразного», пожалуй, одна из главнейших характеристик воображения. «Под синтезом… я разумею присоединение различных представлений друг к другу и понимание их многообразия в едином акте познания»[xii]. При этом «…синтез созерцаний сообразно категориям должен быть трансцендентальным синтезом способности воображения…»[xiii] 5) Ассоциативность.

Ассоциативность (связывание) близка к синтезу, но всё же эти понятия следует развести, поскольку синтез у Канта более примыкает к трансцендентальному, а ассоциативное связывание, скорее, к эмпирическому и рассудочному сознанию. «...Свя­зывание не есть дело одного лишь чувства и созерцания...»[xiv] «...Воспроизведе­ние представлений должно подчиняться правилу, согласно которому представление вступает в связь в воображении скорее с одним, чем с другим представлением. Это субъективное и эмпирическое основание воспроизведения согласно правилам называется ассоциацией представлений»[xv].

6) Продуктивность.

«Поскольку способность воображения есть спонтанность, я называю её иногда также продуктивной способностью и тем самым отличаю её от репродуктивной способности воображения, синтез которой подчинен только эмпирическим законам, а именно законам ассоциации, вследствие чего оно нисколько не способствует объяснению возможности априорных знаний…»[xvi] #) Ноэматичность.

Этой характеристики у Канта нет, но я вынужден её добавить, иначе теория воображения не получает логической законченности.

Поскольку воображение есть вселение (Даль) или сведение (Кант) в образ, постольку такое свершение осуществляется человеком либо осознанно, либо нет. В части характеристик (1ё3): априорности, трансцендентальности и спонтанности, оно осуществляется только неосознанно, в части же характеристик (4ё6): синтеза, ассоциативности и продуктивности, оно происходит осознанно, хотя пределы осознания весьма подвижны. За нижними пределами – отскок в неосознанность трансцендентальной спонтанности, за верхними – перескок в мыслительное воображение, которым человек способен пользоваться исключительно целеположенно.





«Исключительно», однако, не означает, что мыслительное воображение возникает потому, что ктото так захотел – дай, думает, сделаю, чтобы априорное воображение могло бы само себя воображать и мыслить. Нет, и в имманентных глубинах мыслительного воображения заложена характеристика спонтанности. И тем не менее невозможно пользоваться продуктами мыслительного воображения, не зная, чтo оно есть, и тем более не зная, чтo оно есть в качестве своей творческой модификации.

Знание воображения детерминирует ноэзис, элементом которого как раз и выступает воображение. У кошки моей, Мурки, нет воображения. Она не знает, что такое образ, что такое олицетворение, что такое ум, мысль, априорность, трансценденция, синтез и правила ассоциации. Все эти ноэматические данности не могут существовать без ноэзиса, в котором они разворачиваются и синтетически объединяются, создавая предпосылки и апперцепциальное поле для мыслетворчества.

3. Предикации «воображения» «творчеством» Творчеством я занимаюсь тридцать лет. И столько же – размышлениями о том, что есть творчество. Если бы мне дали возможность говорить о творчестве столько, сколько захочу, то об этом я проговорил бы тоже тридцать лет.

Написав это, я вообразил себя стоящим за кафедрой и говорящим, говорящим без умолку, без перерывов на еду и отдых, на общение с друзьями и на любовь, на занятия философией и самим творчеством, и... мне стало скучно. Я поймал себя на том, что в отличие от творчества воображение – штука скучная.

Скучно воображать то, чего не было, нет или не будет. Скучно воображать красный цвет, если я его никогда до тех пор не видел[xvii]. А что не скучно? Не скучно творить то, чего никогда не было, то, что становится благодаря тебе. Тот же красный цвет, к примеру. Скучно воображать себя великим философом, не скучно творить себя им.

Из приведенных примеров становится ясно, что воображение и творчество – вещи различные и в какихто отношениях даже несоизмеримые. Воображение – всего лишь одна из огромнейшего количества способностей сознания, участвующих в творчестве. Воображение может способствовать творчеству, а может и не способствовать и даже отвлекать. Например, буйное воображение Обломова, как известно, не выливается в писательский труд, в то время как воображение Гончарова породило «Обломова».

Тем не менее ничто не мешает способности воображения синтезироваться с предикатами творческой деятельности. Чтобы не растекаться мыслью по древу, попробую рассмотреть это предицирование прямо на постулируемых определенностях.

1) Что значит быть творческим в аспекте воображениякак? – Априорность. Непонятно, как она стыкуется с творчеством. Кажется, априорность нельзя творить, она есть или её нет. Впрочем откуда ей взяться? – Трансцендентальность тоже не может быть сотворена. Она есть или её не знают. Вместе с тем выход к трансценденции и способы с ней связывания (= трансцензус) вплотную зависят от уровня философской культуры и искусства мышления, а посему возможности воображения в части обнаружения новых трансцендентальных форм увеличиваются.

– Спонтанность, хотя самобытна по определению и также сотворена быть не может, все же сродни творчеству. Любой мастер знает, что творчество – колоссальный труд, труд схватить, обуздать, приручить и направить в нужное русло спонтанную музу.

– Возможности воображения в части новых форм синтеза ещё выше. Сама способность синтеза априорно предзадана, но типы, виды и формы синтеза могут развиваться, совершенствоваться и сотворяться.

– Ассоциативное связывание в еще большей степени обладает творческим потенциалом. Оно зависит от практического освоения человеком тех или иных культурных практик, в которых формы ассоциаций могут весьма и весьма разниться.

– Продуктивность – это и есть собственно творчество. Однако Кант мало внимания уделяет анализу процесса творческого продуцирования. Он, хотя и не идеализирует, но все же питает слабость к чувственнопредметным образам, которые весьма снижают рамки творчества. Образ – не столько продукт, сколько носитель продукта творческого воображения.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.