WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

Если удается возвратиться в реальность константного творческого бытия, то дальше идет воплощение её в символы и произведения культуры (f2), т.е. попадание в восходящую виртуальную реальность искусства. Но в этой реальности, тем не менее, светятся две предшествующие реальности. «…Размышление об искусстве приводит нас к выводу, что понятие формы художественной двулико, что различны должны быть форма зиждущая и форма созижденная. […] Последнее – само произведение, как вещь – res – в мире вещей {факт культуры (ВР­)}; первая существует до вещи, как форма ante rem [предвещи]; как действенный прообраз творения в мысли творца {ВРЇ}. […] …Это – уже самостоятельное бытие, определившееся до существенной независимости от самого художника, взыгравшая в его «беременной» (по смелому выражению Платона) душе умная сила, безошибочно знающая свои пути и предписывающая материи свой закон необходимого воплощения»[lxix]. Я бы даже рискнул назвать это зерно зиждущей формы виртусом всей триединой реальности жизниискусства.

Наконец, сюда вплетается и символическое творчество (d). «И то познание, какое мы можем почерпнуть из творений истинно нисходящего искусства {d}, есть познание… о несказaнных иначе, как на языке Муз, томлениях и предчувствиях Мировой Души. Важнее всего в этом правильное определение соотношений, соответствий и соразмерностей между высшим {ВР­} и низшим {ВРЇ}, высотой и глубиной, между признаваемым обычно за основное и существенное {КР} и тем, что кажется лишь привходящим и случайным {ВР}, – и такое правильное определение и меткий выбор отмечаемых черт в действительности, художественно изображенной, находим мы в произведениях истинного искусства, потому что их творцы из проникновения в реальнейшее почерпнули действительное синтетическое постижение изображаемой реальности»[lxx]. Мне кажется, и здесь надо уточнить: не только синтетическое постижение действительности, но и действительное достижение синтетического уровня творческого бытия.

Таким образом, круг интерактивного взаимодействия виртуальных реальностей творческого воображения и творческого бытия замыкается. «Что же дальше? Обладатель призрачных моделей грядущего воплощения, художник, будет ждать нового и опять, хотя поиному, дионисийского волнения, – того, о котором Пушкин говорит: «Душа стесняется лирическим волненьем, трепещет и звучит, и ищет, как во сне, излиться, наконец, свободным проявленьем», – прибавляя тотчас: «И тут ко мне идет незримый рой гостей, знакомцы давние, плоды мечты моей», т.е. те призраки, о которых мы говорили, вылепленные им раньше из пластической туманности аполлинийских снов. И как аполлинийским видением разрешилось тогда дионисийское волнение художника, так аполлинийским воплощением разрешится новая музыкальная волна, которая заставляет пальцы Пушкина тянуться к перу и к бумаге и обещает ему: «Минута – и стихи свободно потекут»»[lxxi].

Разовью немного мысль, раз уж пришлось коснуться этой темы. Дионисийское творчество – это движение к нисходящей виртуальной реальности (d + e), аполлинийское творчество – это движение к восходящей виртуальной реальности (f1 + f2). Естественно, оба они проходят через константную реальность жизнетворческого бытия, в результате чего «…символ становится плотью, и слово – жизнью животворящею…»[lxxii] Собственно, это другая формулировка центрального пункта символизма («жизньискусство») в его синтетическом единстве с реальностью творческого воображения.

Заключение. Обзор творческих итогов Я начал своё исследование с анализа вскрывшегося факта множественности константных реальностей, порождающих виртуальную реальность [раздел I]. Этот факт навязчив, и опровергнуть его довольно трудно. Окончательное его признание даже в форме гипотезы повлекло за собой прояснение различных ролей, свойственных разным константным реальностям. Выявились виртуализирующие, базисные, гносеологические и т.д. константные реальности. В итоге вскрылась сложная, многоуровневая структура константной реальности вообще.

Далее в связи с этой сложностью возник вопрос: не является ли вся эта многоуровневость игрой абстрактной аналитической мысли, т.е. функцией умствующего познания, искусственно расчленяющего объективно единую природу константной реальности? После такой постановки вопроса для выхода осталось только два пути. Либо признать, что константная реальность является вещью в себе по отношению к виртуальной реальности, и тогда она может сохранять свое трансцендентальное единство, даже будучи множественной (мы этого просто знать не можем). Либо признать, что все уровни константной реальности сопряжены со строго определенными знаниями о них, а посему – с гносеологической виртуальной реальностью, и, следовательно, сами в определенной мере представляют виртуальные реальности особого, нисходящего, типа.

Я пошел по второму пути [раздел II]. Поскольку все реальности, помимо квалификации в терминах «константные – виртуальные», получили дополнительную характеристику в терминах «нисходящие – восходящие виртуальные реальности», сама собой обозначилась проблема, так сказать, точки отсчета всех круговращений по замкнутой лестнице виртуальных реальностей. И такая точка отсчета нашлась в виде абсолютной константной, или эмпирической, реальности. В результате определилась и структура реальности вообще. Всякая реальность в общем виде имеет: три уровня (эмпирическую КР, восходящую ВР и нисходящую ВР), две прослойки между уровнями (ноэматическую и трансцендентальную апперцепции) и одну интерактивную силу – силу воображения, связывающую уровни и прослойки в целое.

На этой стадии исследования со всей остротой встал вопрос о значении способности воображения для реальности вообще и виртуальной реальности в частности. Чтобы нащупать принципы подхода к его решению, пришлось подвергнуть творческой интерпретации учение Канта об апперцепции [раздел III]. Обнаружилось, что именно апперцепции свойственны такие механизмы, как свертывание и развертывание, наблюдаемые при функционировании виртуальной реальности. Кроме того, сама апперцепция в эмпирии своего бытия демонстрирует свертывание и развертывание собственной константной реальности – в чистое самосознание (восходящая ВР) и в объективную реальность (нисходящая ВР). При этом, естественно, задействованы ноэматическая и трансцендентальная синтетические характеристики апперцепции. Более того, я выдвинул гипотезу об апперцепции как виртусе самого феномена ВР. И если человек всё это осознает, то творческая актуализация подобных знаний позволяет ему в какойто мере предопределять свое пребывание в виртуальной реальности.

Наконец, мною были рассмотрены виртуальные возможности творческого бытия и сопутствующего ему творческого воображения [раздел IV]. Творческое воображение, как всякая реальность, не избежало членения на три уровня: эмпирию творческого бытия человека, восходящую и нисходящую виртуальные реальности. Причем анализ виртуальной природы творческого воображения по схемам Н.А. Носова, И. Канта и «Специальной теории ВР» показал приемлемость такого теоретического подхода. Более того, обнаружились чудесные созвучия данным виртуальным интерпретациям в эстетических концепциях романтизма и символизма. На сем исследование подошло к финалу, в итоге осуществив синтез теории виртуальной реальности и теории творческого воображения.

Комуто этот синтез и выдвинутые при этом гипотезы могут показаться плодом моей фантазии, комуто – дедукций чисто умозрительного разума. Однако ни та, ни другая оценка не будут отражать действительности, поскольку осуществление отмеченного синтеза не просто происходило в моих образах или мыслях, а (как я уже говорил)[lxxiii] эмпирически занимало время моей жизни, или творческого бытия (год до и год после конференции «Виртуальная психология», плюс в параллель с этим – участие в интернетдискуссии «Как возможно творческое воображение?»). Жизнь – это не образы и не мысли, а реальность, точнее – константная реальность, а когда вкупе с образами и мыслями, то виртуальная реальность.

Возвращаясь в связи со сказанным к моделям мыслительной ВР (модель 5) и ВР творческого воображения (модель 8), хочу заметить, что и там, и там константной реальностью является бытие человека, только в первом случае это мыслительное, во втором – творческое бытие. Впрочем они вполне могут и пересекаться, накладываясь друг на друга. Насколько мышление – творчество, а творчество – мыслительно, настолько они вместе представляют единое мыслетворческое бытие. Единению способствует и то, что нисходящая виртуальная реальность у них одна – воображение.

Эту величайшую роль воображения в творческом бытии человека отмечает философская традиция последних четырех веков начиная с Лейбница и Канта и кончая Гуссерлем, Хайдеггером и Сартром. Хочется надеяться, что и мне удалось внести посильный вклад в данную классическую традицию.

Примечания i Москва, Институт человека РАН, 12 апреля 2000 года.

ii Борчиков С.А. Метафизика виртуальности. (Опыт единой теории виртуальной реальности). // Труды лаборатории виртуалистики. Выпуск 8. М.: Институт человека РАН, 2000.

iii См. мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения» и, в частности, примечание 44.

iv Носов Н.А. Виртуальная реальность. // Вопросы философии, 1999, № 10. С.158.

v Там же.

vi Носов Н.А., Жданов В.Ф. Виртуальная психология творчества. // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики. Выпуск 4. М., 1998. С.101102.

vii Носова Т.В. Виртуальные события в детском воображении. // Виртуальные реальности. С.103104.

viii Носов Н.А. Виртуальная реальность. С.158.

ix Там же. С.160.

x О понятии «ноэма» см. мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения» и, в частности, предисловие.

xi Исаак Сирин. Творения иже во святых отца нашего Аввы Исаака Сирианина, подвижника и отшельника, бывшаго епископом христолюбиваго града Ниневии. Слова подвижнические. М., 1993.

xii Носов Н.А.. Виртуальная реальность. С.156.

xiii Борчиков С.А. Метафизика виртуальности. С.3741.

xiv «Воттутбытие» или «здесь и сейчас бытие» – термин М. Хайдеггера.

xv См. мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения» и, в частности, IV.1.

xvi Борчиков С.А. Метафизика виртуальности. С.2628.

xvii См. мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения», I.1.1.

xviii Лейбниц Г.В. Сочинения в 4х т. Т.1. М.: Мысль, 1982. С.406, 415. Т.2. М.: Мысль, 1983. С.133.

xix Кант И. Критика чистого разума. М.: Мысль, 1994. С.100.

xx Там же. С.504.

xxi Там же. С.100. (Ср. с цитатой в моей предыдущей работе «Творческое воображение воображения», IV.1, примечание 42).

xxii Там же, С.501.

xxiii Там же.

xxiv Там же. С.510511.

xxv Здесь и далее в цитатах вставки в фигурных скобках представляют мои интерпретации.

xxvi Лейбниц Г.В. Т.3. М.: Мысль, 1984. С.373.

xxvii Кант И. Критика чистого разума. С.512.

xxviii Там же. С.502.

xxix Там же. С.505. Более полно цитату см. далее примечание 33.

xxx Там же. С.102.

xxxi Там же. С.504.

xxxii Там же. С.505.

xxxiii Там же.

xxxiv Там же. С.104.

xxxv Там же. С.70.

xxxvi Там же. С.107108.

xxxvii Там же. С.512.

xxxviii Там же. С.116.

xxxix Там же. С.117.

xl Там же. С.110.

xli Там же.

xlii Там же. С.117.

xliii Антология мировой философии. В 4х т. Т.3. М.: Мысль, 1971. С.286.

xliv Кант И. Критика чистого разума. С.100.

xlv Там же. С.114.

xlvi Там же. С.111.

xlvii Там же. С.112.

xlviii Там же.

xlix Там же. С.113.

l Там же. С.114.

li Там же. С.111112.

lii Более подробно эти темы рассмотрены в моей предыдущей работе «Творческое воображение воображения» и, в частности, в разделах II, III.

liii 1) Носов Н.А. Виртуальная парадигма. // Виртуальные реальности. С.92. 2) Носов Н.А. Виртуальная реальность. С.157.

liv См., в частности, мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения», I.2.

lv Кант И. Критика чистого разума. С.511. (Ср. с цитатой в моей предыдущей работе «Творческое воображение воображения», I.2.5, примечание 15).

lvi Борчиков С.А. Метафизика виртуальности. С.2832.

lvii Белый А. Искусство. // Его же. Символизм как миропонимание. М.: Республика, 1994. С.241.

lviii Там же. С.242.

lix Там же.

lx См. мою предыдущую работу «Творческое воображение воображения», IV.1.

lxi Новалис. Афоризмы и фрагменты. // Шульц Г. Новалис, сам свидетельствующий о себе и своей жизни. Челябинск: Урал LTD, 1998. С.301.

lxii Там же. С.302303.

lxiii Там же. С.298.

lxiv Там же. С.302.

lxv Там же. С.306.

lxvi Там же. С.307.

lxvii Иванов В.И. О границах искусства. // Его же. Родное и вселенское. М.: Республика, 1994. С.210.

lxviii Там же, с.210211.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.