WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Оглавление этого документа

ФОКУС ИНТЕРЕСА 1

Модели социального мира 2

Объект исследования: индивиды как исполнители социальных ролей 3

Предмет исследования: социальные роли и их исполнение 4

Способы познания индивидуального 4

Идеология исследования гуманистический подход 5

Уровень анализа: микропроцессы 6

Язык исследования 7

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ СТРАТЕГИЯ 8

Чем отличается качественный метод от количественного? 8

Итак, приступая к исследованию, какую стратегию выбрать? 11

ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ 12

Каков ракурс интереса? 12

В чем смысл поисковой стратегии? 12

Какие новые аспекты процесса могут быть изучены? 13

Каковы возможности применения качественной стратегии в нашем обществе? 14

Выводы: 15

Вопросы для обсуждения: 15

Рекомендуемая литература: 16

I

МЕСТО В СИСТЕМЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Во введении мы определили качественный метод как особый способ сбора, обработки

и анализа данных путем аналитического раскрытия субъективного смысла

высказываний индивида. Сам по себе метод это способ, нейтральный инструмент,

используемый социологами. Однако в каких случаях и для каких целей необходим

подобный инструмент?

Для ответа на этот вопрос необходимо представить это понятие в более широком

исследовательском контексте. Когда мы говорим «качественный метод», то сразу

мысленно представляются два возможных поля рассмотрения этого понятия.

С одной стороны, как «метод» он может быть рассмотрен в более широком поле социального знания как часть иной методологической и теоретической системы взглядов на социальный мир и фокус интереса социологии. Другими словами, каковы теоретические предпосылки для применения этого метода? С другой стороны, «качественное» предстает в дихотомии качественноеколичественное, жесткиемягкие, значениячисла. В чем суть такого противопоставления? Что меняется в стратегии исследователя при обращении к качественному методу? Первоначально представим его место в системе социологического знания в целом, а затем рассмотрим его как стратегию в сравнении с количественной техникой.

ФОКУС ИНТЕРЕСА Начнем с более широкого обзора с места качественного метода в системе социологического знания.

Моя коллегабиолог была искренне удивлена, когда я попыталась раскрыть ей суть качественной социологии. «Как можно изучать жизнь общества на основе субъективных свидетельств отдельных людей? Это все равно, если бы я изучала поведение биологического организма на основе жизнедеятельности одной клетки. В биологии их анализируют только в статистической совокупности». Да, действительно, в биологии это так. Но тем и отличаются естественные науки от общественных. В общественных науках мы имеем дело с объектами, которые обладают субъективными характеристиками, исходя из их личностных характеристик, предшествующего опыта, биографического пути. Это привносит момент непредсказуемости, вариативности в их поведение и взаимодействия с другими людьми. Люди поразному реагируют на одни и те же слова, поступки, призывы.

Так, например, реклама определенного товара у одного вызывает желание покупать только рекламируемые продукты, а у другого никогда не покупать то, что тебе навязывают средства массовой информации.

Субъективные характеристики всегда были аспектом социологического изучения это отличительная черта социологии как науки, имеющей дело с человеческими существами. Однако интерес к собственно субъективному возникает не всегда.

Наоборот, классическая социология стремилась избавиться от субъективизма как слабой стороны и искала способы усиления объективности данных.

Когда и почему социологи концентрируются на субъективном? Модели социального мира В сущности, проблема соотношения социального и индивидуального всегда была центральной для социологии. Начиная с периода ее формирования в XIX веке, ключевой проблемой оставался вопрос о взаимодействии общества и индивидов.



Однако в эпоху индустриального общества преимущественным аспектом была проблема социального порядка: каким образом индивиды могли бы подчиняться влиянию общества во имя сохранения социальной стабильности. Поэтому в отношениях этих двух сторон взаимодействия, которые описывались как субъект и объект, гражданин и государство, индивид и общество, акцент ставился на изучении второго как «сообщества индивидов». Общество анализировалось как объективная и независимая реальность, которая противостоит индивидам преимущественно в форме принуждения.

Субъективные характеристики индивидов нивелировались путем обобщения массовых данных и применения закона больших чисел (количественный анализ). Эта тенденция сохранилась и в современном позитивизме.

Позднее, в начале XX века, особенно с развитием процессов индивидуализации, появился и другой ракурс рассмотрения, который ставил акцент на второй части этого отношения «общество индивид» и сосредоточивал внимание на индивидах как относительно самостоятельных по отношению к обществу, созидательных и автономных субъектах (Г. Зиммель, Дж. Мид). Такая модель концентрировалась на рассмотрении «общества в индивидах».

Если центральной проблемой первого дискурса (обществоиндивид) являлась проблема социального порядка (социальных закономерностей, массовой репрезентации), то сутью второго дискурса (индивидобщество) стала проблема относительной свободы и социального выбора индивидов (социальные типы, отклонения от нормы). Из второго аспекта рассмотрения пришло понимание того, что субъективное измерение обязательно должно присутствовать в социальной картине мира и приниматься во внимание при социологической интерпретации. М.

Вебер для этого ввел понятие субъективного значения (смысла).

Итак, в рамках социологии могут сосуществовать разные модели социального мира, одна из которых ставит в центр своего интереса исследование социального, а другая субъективное, индивидуальное. В рамках первой индивидуальное представлено в виде социальных ролей (врача, служащего, отца и т. д.), другая, сосредотачивая внимание на индивидуальном, концетрируется на социальных ролях и их исполнении (как N. исполняет свои роли врача, служащего, отца).

Используя образы известного американского социолога Питера Бергера, можно представить взаимоотношения личности и общества в этих теоретических построениях более зримо. С точки зрения позитивистской социологии, считает П.

Бергер, общество предстает в виде гигантской системы социального контроля, имеющей сходство с тюрьмой, где индивиды представлены как одноликие заключенные, не выражающие большого желания вырваться из ее застенков (из рамок этих ролей) [8]. Смягчая эти мрачные образы и используя ставшую популярной аналогию с миром театра, Бергер отмечает, что в таких теоретических построениях социальная реальность представляется «театром марионеток с ширмой, за которой скрыты струны,... где куколки репетируют предписанные им маленькие роли в трагикомедии, которую предстоит поставить в кукольном театре» [8, с.113].

Итак, в позитивистской социологии единицей социального анализа является не индивид, а его социальная роль, и люди представлены как марионетки. Человек выступает в основном как объект манипулирования и социального принуждения, обязанный следовать нормам и традициям социума. В таком социологическом рассмотрении индивид «придавлен допущениями социологического анализа» и не имеет претензий на человечность. [34, с. 184].

Объект исследования: индивиды как исполнители социальных ролей В отличие от образа тюрьмы или театра марионеток, которых дергают за веревочки при помощи механизмов социального контроля, в рамках социологии существует и другая модель «человеческой трагикомедии». Здесь субъективному, индивидуальному социальным действиям людей уделяется основное внимание. В такой модели общество представлено «сценой, населенной живыми актерами».

Эта картина социального мира не отменяет предыдущей, считает Бергер, но более адекватно учитывает индивидуальный аспект социального взаимодействия и способность человека привносить свои субъективные смыслы, значения и интерпретации в конкретные социальные ситуации, участником которых он является.





Так, официант, ловко движущийся между столиками, может усердно исполнять свою роль, быть исполненным гордости за свою необходимость клиентам. Но может исполнять свою роль, привнося в нее другой субъективный смысл, представляя себя едким критиком общества сытых. Или почтальон, который развозит почту по домам, может спешить, вовремя доставить почту. Но может спешить руководствуясь собственным мотивом повидать всех своих знакомых, чтобы сообщить им интересную новость.

На лицо две составляющих социальная роль и тот субъективный смысл, который индивиды вкладывают в свои действия. С одной стороны, поведение актеров на сцене регулируется всевозможными внешними предписаниями, установленными режиссером, и, с другой стороны, внутренними, исходящими из самой роли. Тем не менее, живые актеры вольны выбирать играть ли роль мрачно или с воодушевлением, принять ее полностью или дистанцироваться от нее, а то и вовсе отказаться играть, т. е. обладают определенной свободой выбора.

Взгляд на общество с помощью такой драматургической метафоры (Дж. Мид, Э.

Гоффман и другие) существенно меняет общесоциологическую точку зрения.

Социальная реальность предстает как основанная на зыбком фундаменте совместной игры многих актеров, а структуры социального мира как шаткие, непрочные, непредсказуемые. Институты общества оказываются больше условностями или даже фикциями. Вместе с тем, такая модель открывает возможность увидеть социальный мир не столь жестко детерминированным как в предшествующих моделях социологической мысли [8, с. 127 128].

Задача социолога при таком подходе состоит в «расколдовывании» правил этой игры и описании реального механизма, посредством которого приводятся в движение участники «социального маскарада».

Предмет исследования: социальные роли и их исполнение В социологии модель, концентрирующаяся на социальных ролях и их исполнителях, объектом своего исследования делает конкретных индивидов, а предметом интереса служат роли и характер их исполнения.

Отделить социальную роль от ее реального исполнения и субъективных смыслов в этом и заключается основная цель сбора качественных данных о субъектах.

Такой подход в социологии служит для демонстрации определенной степени свободы от социального контроля, для описания вариаций социального выбора в рамках предписанных ролей. Определенная степень свободы от социального детерминизма существует даже в тоталитарном обществе.

В исследовательской практике в проекте «Век социальной мобильности в России» мы столкнулись с таким примером в воспоминаниях о жизни далекой уральской деревни в 3040е годы. В эпоху коллективизации, прослышав про трагические последствия раскулачивания в соседних селах, жители деревни на своем сходе решили опередить действия властей и формально добровольно организовать в своем селе колхоз. При этом они договорились, что каждый хозяин будет попрежнему владеть своей собственностью и обихаживать свою землю, но отчеты будут посылаться в центр от имени колхоза. Им удалось почти в течение десяти лет «играть в эту игру», исполняя роль добросовестных колхозников. На самом же деле, отстранясь от этой роли, они продолжали вести частнособственническое хозяйство (обрабатывали свою землю и ухаживали каждый за своим скотом) и при этом получать такие урожаи, что зерно лежало горами на улице. Они делились им с голодающими соседями.

Определенная мера свободы от предписанной роли колхозников (вследствие удаленности от центра) позволяла им выстроить изобретательную стратегию «манипулирования ролью» для того, чтобы соблюсти собственные корпоративные интересы и избежать раскулачивания. Задача социолога состояла в «расколдовывании» этой социальной реальности и описании расхождения между действительным и формальным исполнением коллективной роли и определении ее социального смысла (как скрытого сопротивления коллективной форме хозяйствования).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.