WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Др Ласло Барда

1 хирургическая клиника Института усовершенствования врачей

Н1389 Budapest, Szabolcs и. 35.

Проф. Дердь Берентеи Заведующий травматологическим отделением больницы по ул. Ш. Петерфи Н1441 Budapest, Peterfy Sandor и. 820.

Др Эндре Боднар 2. Beaumont Street London WIN 2DX England.

Др Янош Денеш Заведующий детским отделением больницы им. Апати Н1146 Budapest, Bethesda и.

3.

Проф. Янош Золтан Заведующий отделом пластической хирургии Института усовершенствования врачей Н1389 Budapest, Szabolcs и. 35.

Проф. Енe Маннингер Директор Центрального травматологического института Н1088 Budapest, Baross и.

2325.

Проф. Йожеф Имре Главный врач 1 хирургической клиники Сегедского медицинского института Н6720 Szeged, Pecsi и. 4.

Проф. Пал Кеслер Заведующий хирургическим отделением больницы им. БайчиЖилински Н1106 Budapest, Maglodi и. 8991.

Др Геза Лакнер 1 хирургическая клиника Института усовершенствования врачей Н1389 Budapest, Szabolcs и. 35.

Проф. Имре Литтманн Главный врач 1 хирургической клиники Института усовершенствования врачей Н Budapest, Szabolcs и. 35.

Проф. Петер Магаши Главный врач урологической клиники Института усовершенствования врачей Н Budapest, Szabolcs и. 35.

Др Янош Новак Заведующий ожоговым отделением Центрального госпиталя В НА Н1134 Budapest, Robert Karoly krt. 44.

Краткие данные об авторах этой книги I ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ ХИРУРГИЙ 1. LITTMANN Вернуться к основному содержанию Современная хирургия имеет не только год или месяц, но и день своего рождения:

16 октября 1846 года. В этот день в Главной больнице Массачусетса зубной врач William P. Morton серным эфиром усыпил молодого человека, которому хирург John С. Warren проводил операцию по поводу субмандибулярной сосудистой опухоли. В ходе операции больной был без сознания, не реагировал на боль, а после окончания вмешательства начал просыпаться. Тогдато Warren и произнес свою знаменитую фразу: «Gentlemen, this is no humbug!» (Джентльмены, это не трюк!).

С тех пор эту операционную называют «Ether Amphitheater», этот день — «Ether Day» (днем эфира), а применение эфира — «The death of pain» (смертью боли).

Введение наркоза повлекло за собой грандиозные перемены в области хирургии.

Раньше оперативные вмешательства могли продолжаться всего несколько минут, ибо больные были не в состоянии переносить боль в течение длительного времени.

Блестящие хирургиоператоры, работавшие до появления наркоза, были настоящими волшебниками. Larrey, военный хирург Наполеона, в 1812 году, в битве при Бородине, в полевых условиях провел экзартикуляцию нижней конечности в бедренном суставе за 4 минуты! и за 24 часа выполнил 200 ампутаций. Liston ампутировал конечность за 25 секунд. Н. И. Пирогов производил за 2 минуты удаление камня мочевого пузыря. Conrad V. Langenbeck в Гёттангене за 2 минуты провел резекцию верхней челюсти, именно о нем рассказывают историю, что его коллега, присутствовавший на одной из его операций, отвернулся, чтобы втянуть понюшку табака, а когда повернулся обратно, Langenbeck уже у плеча проводил ампутацию руки! Наркоз внес в операционную спокойствие и тишину, больше не нужно было торопиться. Эфир, а вскоре после него и хлороформ (Simpson, 1847) и закись азота (Wells, 1848) невероятно расширили поле деятельности хирургов, рамки хирур гии, которая, как сказал в свое время J. Balassa, «протянув победоносную руку, расширила свою империю, принеся благословение народам этой страны».

Наркоз очень быстро нашел распространение во всем мире. Уже в декабре 1846 года Liston в Лондоне оперировал под эфирным наркозом. Венгерский хирург Balassa и в России //. И. Пирогов (первым в военных условиях) в начале 1847 года также применили эфирный наркоз.

Первый этап развития современной хирургии с полным правом может быть назван «эрой наркоза", который не только создал возможность для спокойного проведения операций, но и поставил бессознательного, не имеющего возможности сопротивляться больного в полную зависимость от хирурга. Nissen писал, что операция означала для больного большую опасность, чем быть английским солдатом в армии Веллингтона, когда в битве при Ватерлоо из 25 тыс. погибло 15 тыс.

солдат. У оперированных под наркозом больных отмечались нагноения; если же хирург осмеливался вскрыть брюшную полость, больной неминуемо погибал от перитонита. Общая смертность от гнойного заражения после ампутации и резекции (в Крыму, в кампанию 1854—1856 гг.) достигала 86%. «Если я оглянусь на кладбище, где похоронены зараженные в госпиталях, — говорит великий русский хирург Н. И. Пирогов, — то я не знаю, чему больше удивляться: стоицизму ли хирургов... или доверию, которым продолжают еще пользоваться госпитали»...

Второй период развития современной хирургии — это эра антисептики и асептики, чем человечество прежде всего обязано деятельности Semmelweis, Pasteur и Lister. В то время, когда жил венгерский врач Semmelweis, о бактериях еще ничего не знали; чем больше хирург оперировал, тем грязнее становилось его платье. Отсюда и можно было видеть, какой он большой хирург. Руки мылись только после операции. Гениальная интуиция помогла Semmelweis догадаться, что именно перенос разлагающегося органического вещества вызывает губительную родильную горячку и что предупредить ее можно простым мытьем рук в воде с хлорной известью. Semmelweis в венской акушерской клинике наблюдал, что в отделении, где проходили обучение будущие врачи, смертность матерей от родильной горячки была в четыре раза выше, чем в отделении, где обучали будущих акушерок. А ведь эти отделения разделялись лишь небольшим коридором. Будущие врачи приходили в отделение из анатомического театра и проводили обследование рожениц инфицированными руками. Semmelweis понял, что именно «они на своих руках приносили смерть в дом, где изо дня в день рождалась новая жизнь». Он доказал, что смертность в отделении резко снизится, если врачи и студенты будут мыть руки водой с хлорной известью: действительно, после этого смертность здесь стала даже ниже, чем в отделении, где готовили акушерок. В своей книге, вышедшей в Пеште в 1861 году (Die Aetiologie, der Begriff und die Prophylaxe des Kindbettfiebers), Semmelweis все это подробно описывает и обосновывает. Всю свою жизнь он боролся за правоту своего открытия, но мир отказывался верить ему.

Между тем во Франции Pasteur, не врач, а химик, опубликовал результаты своих исследований о взаимосвязи химического процесса брожения—гниения с кислородом воздуха. Результаты деятельности Pasteur в корне изменили ход естественнонаучной мысли. Он отрицал учение Liebig о брожении, установив, что ферментацию вызывают мельчайшие живые существа, которые вызывают также брожение пива, прокисание вина и болезни, приводящие к гибели шелкового шелкопряда.

Деятельность Pasteur — настоящее триумфальное шествие естественнонаучных открытий. Именно его исследования послужили обоснованием учения Semmelweis, основой для экспериментов, которые начал Lister. И хотя Pasteur не был врачом, французская Академия медицинских наук избрала его своим членом.

Lister познакомился с работами Pasteur в Англии; они оказали на него сильное влияние. Наблюдая за процессом заживления открытых и закрытых переломов, Lister заметил, что при открытых переломах в течение 24 часов возникает нагноение, поднимается температура, в то время как при закрытых переломах этого не происходит, ибо кожные покровы защищают от попадания загрязнений из воздуха.

Lister принадлежит великая мысль о том, что задачей хирургов является предупредить процесс нагноения. Это противоречило духу эпохи, ведь уже в течение 2000 лет утверждалось, что при залечивании ран «pus bonum et laudabile» (гной полезен и желателен).

Lister искал такой метод обработки ран, который воспрепятствовал бы попаданию в раны микробов и развитию их разлагающей деятельности. Он понял, что если бы рану можно было защитить от бактерий, не было бы инфекций и нагноений. Но рану нельзя стерилизовать при помощи высо ких температур, поэтому нужно было искать иной метод ее обработки, защищающий от бактерий. Он слышал, что в городе Карлайле, где к сточным водам добавили карболовую кислоту, прекратился процесс их гниения. Это и привело Lister к мысли испытать карболовую кислоту как дезинфицирующий агент в борьбе против бактерий, попадающих в операционную область. На открытый перелом он наложил повязку, пропитанную карболовой кислотой, и, поскольку был уверен, что бактерии попадают в раны из воздуха, обрызгал операционную карболкой.

Lister тщательно промывал раны карболовой кислотой, а затем накладывал на раневую поверхность смесь из меловой кашицы и масла льняного семени. И так уж суждено было случиться, что эту примитивную антисептическую повязку Lister применил летом 1865 года в Глазго всего за день до смерти Semmelweis. Эти два человека никогда не встречались друг с другом, и Lister только в 1883 году узнал о венгре Semmelweis и его учении и безоговорочно признал «заслуги преследуемого судьбой новатора». С тех пор мир наделил Semmelweis почетным званием «спасителя матерей», которое неразрывно связано с его именем и по сей день.

О своем новом антисептическом методе Lister впервые сообщил в 1867 году. Его метод имел удивительный успех, ибо до этого большинство пострадавших в результате существовавшей обработки ран погибало от сепсиса. Еще в гг., во время франкопрусской войны в отдельных полевых лазаретах почти все, кому была проведена ампутация, погибали от сепсиса. Но уже во время русскотурецкой войны 1877—1878 гг. ученик Н. И. Пирогова П. И. Пелехин впервые в военнополевой практике широко и успешно применял асептику. Тем большим было воодушевление, когда в 1874 году Volkmann — последователь Lister— сообщил о том, что благодаря новому методу ни один из его 12 больных с открытыми переломами голени не умер. Такого до сих пор еще не случалось.

Из хирургического отделения Lister исчезли пиемия и рожа; исчезли, несмотря на то, что в переполненном, плохо оборудованном отделении перед палатами стояли гробы с умершими от холеры. Позднее Lister упростил свой метод, а в 1891 году совсем прекратил опрыскивание карболкой. Он умер в 1912 году, не прекращая работы до последней минуты жизни. Lister был почетным членом и Венгерской Академии наук. Выдающегося хирурга повсюду называли «The Great Benefactor».

Однако Bruns уже в 1880 году заявил: «Fort mit dem Spray!» (Долой опрыскивание)), так как карболовая кислота раздражала раневую поверхность.

Вскоре антисептическая эра сменилась асептической, и этим мир обязан прежде всего таким новаторам, как Trendelenburg, V. Bergmann, Schimmelbusch, Kummel и Furbringer. Они поняли, что уничтожения раневых бактерий недостаточ но, гораздо важнее предупредить их попадание в раны. Живая ткань, как уже говорилось, не может быть стерилизована с помощью высокой температуры, но все, что соприкасается с раной, стерилизовать можно. В 1882 году пришли к мысли о стерилизации паром, в том же году в Бонне был создан первый в мире стерилизатор. В течение нескольких лет были разработаны те правила операционной асептики, которые мы применяем и по сей день: стерильный халат, стерильная изоляция, стерильные инструменты, стерильный шовный материал. В 1890 году американец Halsted (ученик Lister) дополнил эту методику применением стерильных резиновых перчаток, а в 1900 году англичанин Hunter — применением стерильной лицевой маски.

По мере распространения хирургических операций выяснилось, что несмотря на все правила асептики, все еще велико число нагноений. Причиной тому было неумение как следует останавливать кровотечения, появлялись огромные гематомы; кроме того, применяли грубые инструменты, травмирующие ткани, использовали очень толстый кетгут и т. п. Швейцарец Theodor Kocher, первый хирург, удостоенный Нобелевской премии, указал на важность самой тщательной обработки ран, на роль швов, наложенных тончайшим шелком, лигатур, атравматической операционной техники в заживлении ран. Создателем атравматической хирургии в Европе считают Kocher, в Америке — Halsted.

Антисептика и асептика создали возможности для вскрытия брюшной полости. Теперь в брюшной полости можно было оперировать не только без спешки, спокойно, но и не боясь угрозы перитонита. Так было положено начало анатомическому подходу, согласно которому из организма может быть удалено все, что целесообразно с точки зрения анатомии и желательно с точки зрения клиники. Сначала стали удалять привратник желудка, затем половину самого желудка, наконец, научились удалять и целый желудок. Сначала удаляли только червеобразный отросток, затем научились удалять половину толстой кишки и, наконец, стали при необходимости удалять и всю толстую кишку.

Pages:     || 2 | 3 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.