WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

План.

Введение................................................................................................

3 Глава I Характеристика мировоззрения Достоевского.

1. Моральноэтические и религиозные взгляды художника; вопрос о “природе” человека..............................12 2. Отношение писателя к Библии; роль библейского контекста в формировании идейного замысла и ху дожественной структуры романа “Братья Карамазовы”......22 Глава II Основные приемы включенияБиблии в художест веную ткань итогового произведения Достоевского:

1. сюжетная и пространственно временная двуплано вость романа; прием “сюжетного окна”(“точки кризи са”);

..........................................................................................28 2. прямое заимствование библейского сюжета;...................37 3. мифологема;

....................................................................... 4. библейская аллюзия;

.......................................................... 5. непосредственное включение евангельского образа в структуру романа;

.............................................................. 6. библейская параллель художественного образа “Ка рамазовых”;

............................................................................

7. портретные детали образов героев романа в соотне сении с библейским каноном;............................................... 8. символичность цветового решения ситуаций романа в свете евангельской традиции;........................................... 9.библейский мотив;

............................................................. 10. цитирование героями романа библейских афоризмов;.. 11. библейская символика в речи персонажей..................... Заключение........................................................................................

Список литературы..........................................................................

ВВЕДЕНИЕ Обращение к теме “Библия в системе поэтики романа Ф. М. Достоевского “Братья Карамазовы” не случайно и вызвано рядом обстоятельств. Прежде всего этот вопрос сравнительно мало изучен в отечественной критике и литературоведении.

Большинство исследователей занимал идейный диалог Библии и последнего романа писателя. Преходящая острота этой проблематики зачастую заслоняла более глубинные и устойчивые структурные моменты его художественного видения. Часто (в особенности применительно к “Карамазовым”) почти вовсе забывали, что Достоевский прежде всего художник (правда, особого типа), а не философ и не публицист.

Специальное изучение включения библейского пласта в художественную ткань “Братьев Карамазовых” остается актуальной задачей отечественной науки. Пока у нас не вышло ни одной монографии, целиком посвященной этому вопросу. Статьи, особенно активно появляющиеся в последнее время и дающие обильную пищу для дискуссий, исследуют отдельные аспекты этой темы и не дают представления о целостном решении вопроса. Данная работа также не претендует на полноту анализа обозначенной проблемы. Непосредственной задачей ее является сравнительносопоставительный анализ изобразительных средств, организующих библейское повествование и поэтическую систему “Братьев Карамазовых” Достоевского. Речь идет не об изучении какойто “чистой” формы, а об изучении “сцепления мыслей”, по выражению Л. Н. Толстого. “Сцепление мыслей”, иными словами, система идей художника не может быть раскрыта без проникновения в художественную форму его произведений. В художественной форме, понимаемой как выражение идеи, заключаются такие оттенки мыслей, которые нельзя уловить путем выявления прямо высказанных авторских суждений. С этой точки зрения, изучая форму, мы постигаем последнюю тайну содержания. В особенности это можно отнести к Достоевскому художнику острейших и глубочайших идей. Форма его произведений выражение гигантского идейного содержания, сопоставимого по своей значимости, наверное, только с миром Священного Писания.

Цель предлагаемого исследования заключается в том, чтобы путем анализа внутренней формы последнего романа писателя вскрыть его глубинный концептуальный уровень. Непосредственными задачами данной работы являются:

вопервых, выявление и описание библейских включений в художественный мир “Карамазовых” отдельных образов, мотивов, сюжетов, композиционных приемов и некоторых других структурных элементов произведения; вовторых, изучение их функций, их формальносодержательного значения. При этом мы все время исходим из утверждения, что Библия и христианский миф выступают в качестве одного из архетипов романа Достоевского “Братья Карамазовы”, определяя его особенности как в области содержания, так и в области формы.

Впервые мысль о связи и взаимодействии последнего романа писателя и Священной Книги человечества высказали русские философы в конце XIX начале ХХ века. В своих работах они дали анализ идейных перекличек библейского мироучения и романного мышления художника, указали на общность понимания “конечных” вопросов мироустройства в Библии и “Братьях Карамазовых”. Через обращение к сюжетам и образам произведения Достоевского они шли к созданию часто весьма субъективных философских концепций религиознонравственного мировоззрения писателя. Среди наиболее значительных назовем работы:

1) К. Леонтьев Наши новые философы: Ф. М. Достоевский и граф Толстой. М., 1882;

2) В. Соловьев Три речи о Достоевском. М., 1884.

3) В. Розанов “Легенда о Великом инквизиторе” Ф. М. Достоевского. Спб. 1894; О Достоевском. В кн: Достоевский Полное собрание сочинений. Спб., 1894, т.

1.;

4) Л. Шестов Достоевский и Ницше. Философия трагедии. Спб. 1903; Начала и концы. Сбк статей. Спб, 1908;

5) Д. Мережковский Л. Толстой и Достоевский. В кн.: Д. С. Мережковский Собрание сочинений в 2 т. Спб, 19011903, т. 1.; Пророк русской революции // “Весы”, 1906, февраль март;

6) А. Белый Трагедия творчества. Достоевский и Толстой. М., 1911;

7) В. Переверзев Творчество Достоевского. М., 1912;

8) Н. Бердяев Откровение о человеке в творчестве Достоевского. Русская мысль, 1918. кн. 36; его же обобщающий труд Мировоззрение Достоевского Прага, 1923;

9) Л. Карсавин Федор Павлович Карамазов как идеолог любви. Начала, 1921, № 1;

Достоевский и католичество. Статьи и материалы о миросозерцании Зосимы. [сбк 1] / Под ред. А. С. Долинина. Пб, 1922;

10) Н. Лосский О природе сатанинской. Федор Павлович Карамазов.

Достоевский: Статьи и материалы / Под ред. А. Долинина. Пб, 1922;

11) Г. Флоровский Достоевский и Европа. София, 1922;

12) С. Гессен Трагедия добра в “Братьях Карамазовых”. “Современные записки”, 1928, № 35;

13) Г. Флоровский Религиозные темы Достоевского. Россия и славянство, 1931, 21 февраля;

14) С. Франк Достоевский и кризис гуманизма. Путь, 1931, № 27;

15) Н. Лосский Достоевский и его христианское миропонимание. НьюЙорк, 1953;

16) Ф. Степун Миросозерцание Достоевского. В кн: Ф. Степун Встречи. Мюнхен, 1962 и др.

Исследования этих ученых и мыслителей многое дают для понимания особенностей мировоззрения позднего Достоевского, его религиозных и этических поисков, отразившихся в полной мере в его последнем романе.

Однако чисто формальные, структурные моменты романа “Братья Карамазовы” в свете библейской традиции затронуты в этих работах лишь косвенным образом. Библейское мироучение, по мысли русских философов, выступает у Достоевского в качестве первоосновы идеи, является прежде всего отправной точкой в размышлениях героев и писателя и одновременно высшим нравственным критерием в этих духовных поисках.

Впервые наблюдения над художественной формой последнего романа Достоевского в связи с включением в его поэтическую систему особого библейского пласта повествования находим у Вячеслава Иванова (“Достоевский и роман трагедия”.

“Русская мысль”, 1911, кн. 5, 6). Критик выводит новый принцип организации романа Достоевского и утверждает, что последний наследует христианскую традицию: утвердить чужое сознание как полноправный субъект, а не как объект.

Однако конкретных форм и способов воплощения этого принципа видения мира у Достоевского в его последнем романе ученый не дал.

Эту работу продолжил Л. Гроссман (“Поэтика Достоевского” М., 1925) Основную особенность поэтики писателя Л. Гроссман усматривает в соединении разнороднейших и несовместимейших элементов в единстве романной конструкции.

Среди главных источников формальносодержательного своеобразия романов Достоевского он указывает Библию и житийную литературу.

Отказываясь от монологического понимания устройства мира писателя, эти мысли Гроссмана развивает М. Бахтин (“Проблемы поэтики Достоевского М., 1929).

Называя произведения писателя полифоническими, ученый тем самым обозначает существеннейший принцип их организации, родственный по своей природе поэтике и этике Св. Писания. Более того, он выводит это родство из истории жанра романа.

Бахтин возводит “диалогический” роман Достоевского к античным жанрам “сократовского диалога” и “мениппеи”. При этом отмечает, что древнехристианская литература (Евангелия, Послания Апостолов и Деяния, Апокалипсис) “проникнута элементами мениппеи и карнавализации”. Достоевский наследует “архаику” жанра романа через мир Библии и христианского мифа. В своей работе Бахтин конкретизирует этот принцип художественного видения писателя, анализируя, в том числе, и структуру его последнего произведения. В дальнейшем вопросы поэтики Достоевского в советском литературоведении долгое время не могли быть рассмотрены в силу известных исторических условий, когда само имя писателя пытались искоренить из памяти людей, объявляя художника “буржуазным” и “реакционным”. В особенности эти идеологические обвинения обрушивались на Достоевского в связи с “Карамазовыми”, где религиозномифологическое начало имеет большое значение в выражении ведущей идеи произведения.

Некоторые попытки вновь вернуться к теме библейского в системе поэтики Достоевского наблюдаются в отечественной науке лишь в конце 50х годов.

Например, в статье А. А. Белкина “Братья Карамазовы” (социальнофилософская проблематика) (Творчество Достоевского М., 1959, с. 265293) содержится ряд интересных замечаний о поэтике последнего романа в связи с определением понятия “реализма в высшем смысле”, а философское содержание произведения возводится к этическим нормам христианства.

Период “оттепели” позволил советским литературоведам вновь обратиться к исследованию художественных особенностей романов Достоевского, их сюжетнокомпозиционных, стилевых и образных средств. В числе прочих изучаются и некоторые библейские включения в художественную ткань повествования произведений писателя.

В конце 60х гг. появляются ряд работ отечественных ученых, обращающихся к некоторым вопросам архитектоники произведений позднего Достоевского, рассматривающих их отдельные структурные элементы в свете бахтинской традиции.

Среди них: Н. Чирков О стиле Достоевского. Проблематика. Идеи. Образы. М., 1967; Д. С. Лихачев Летописное время у Достоевского. В кн: Д. С. Лихачев Поэтика древнерусской литературы. М. Л., 1967; Лихачев Д. C. Внутренний мир художественного произведения (“Вопросы литературы”, 1968, № 8), М. Я. Ермакова Место “Легенды о великом инквизиторе” в композиции романа “Братья Карамазовы”.

В кн: Проблемы метода, стиля, направления в изучении и преподавании художественной литературы. Материалы докладов научнотеоретической конференции / Под общей редакцией А. И. Ревякина. М.,1969;

М. Б. Храпченко Сюжет и творческий метод. В кн: Русскоевропейские литературные связи. Сбк статей М. Л., 1966.

Между тем, в советском литературоведении складывается позиция, противоположная бахтинской в определении художественных особенностей поздних романов Достоевского. Наиболее последовательно этой точки зрения придерживается Ветловская В. в статьях “Некоторые особенности повествовательной манеры в “Братьях Карамазовых” (“Русская литература”, 1967, № 4), “Символика чисел в “Братьях Карамазовых”. В кн: Древнерусская литература и ее традиции в русской литературе XVIII XIX вв. Л., 1971 и в более поздней монографии Поэтика романа “Братья Карамазовы”. Л., 1977 и др. Исследовательница отрицает бахтинский принцип о полифонизме Достоевского, тем самым утрачивает смысл тезис о единстве организации романа и древнего жанра “мениппеи”, среди образцов которой Бахтин приводит и произведения раннехристианской канонической и апокрифической литературы.

В 70е годы, которые характеризуются некоторым повышением интереса к последнему роману Достоевского, в научной печати появляются работы советских литературоведов, изучающих как идейносодержательные, так и формальные особенности “Карамазовых”, в том числе и в свете библейских аналогий:

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.