WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

Законодательными органами субъектов Федерации образуются: Федеральный совет в Австрии (ландтагами земель); часть депутатов Совета кантонов в Швейцарии (парламентами кантонов); индийский Совет штатов (законодательными собраниями штатов).

В парламентской практике сложился необычный порядок формирования верхних палат в таких государствах как Исландия и Норвегия. Здесь верхние палаты избираются из своего состава депутатами нижних палат.

Еще один подвид косвенных выборов заключается в избрании верхних палат местными органами власти. Две трети белорусского Сената избираются тайным голосованием на заседаниях депутатов местных Советов базового уровня каждой области и города Минска (ст. 91 Конституции Республики Беларусь). Почти тождественный порядок установлен в Казахстане. Здесь Сенат образуют депутаты, избираемые по два человека от каждой области, города республиканского значения и столицы республики на совместном заседании депутатов всех представительных органов соответствующих административных единиц (ст. 50 Конституции Республики Казахстан).

Выборному порядку соответствует способ образования Совета Федерации, функционировавшего в период с 1993 по 1995 годы. Он избирался в результате прямых выборов населением субъектов Федерации. Косвенному характеру выборов отвечает избрание половины состава членов Совета Федерации законодательными органами государственной власти российских регионов в настоящее время.

2. Даже в сравнении с менее демократичными косвенными выборами назначение членов верхней палаты представляется способом крайне консервативным. Между тем это довольно устоявшийся способ комплектования второй палаты парламента.

В Канаде все 104 члена сената назначаются генералгубернатором по рекомендации премьерминистра. Предпочтения последнего на стороне политических союзников, отсюда ярко выраженный партийный характер сената. В соответствии с поправкой к конституции, принятой более чем тридцать лет назад, сенаторы остаются в должности до 75 лет (прежде они назначались пожизненно) [54 Мишин А. А.

Парламент Канады // Парламенты мира... С. 239241.].

Большая или значительная часть парламентариев назначается главами государств в Малайзии (королем), Беларуси и Казахстане (президентами). В Беларуси количество назначаемых составляет одну треть от общего числа сенаторов. Семь депутатов (1/4) сената Казахстана назначаются президентом на срок полномочий парламента.

Королева Великобритании по представлению кабинета министров назначает пожизненных пэров членов Палаты лордов из числа бывших политических и партийных деятелей, отставных чиновников, выдающихся ученых и. т. д. Подлежат назначению также судебные лорды, занимающие высокие судейские должности.

Другой способ назначения, отличающийся от названных выше, предлагает Основной закон Германии. В соответствии со ст. 51 Бундесрат состоит из членов правительств немецких земель, которые их назначают и отзывают. В Российской Федерации один из двух представителей субъекта Федерации назначается высшим должностным лицом (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти) каждого региона.

В ряде случаев обладание мандатом сенатора связывается с занятием конкретной должности или с определенным правом на это. В России до недавнего времени в Совет Федерации входили по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: глава законодательного (представительного) и глава исполнительного органов государственной власти, по должности. Лица, ранее занимавшие должность президента Республики Беларусь, являются сенаторами пожизненно. В итальянском сенате также имеется невыборное пожизненное членство: сенаторами по праву становятся все бывшие президенты республики. Назначение 26 духовных лордов (архиепископы и епископы) в Палату лордов Великобритании связывается с их пребыванием в соответствующей должности.

Данный способ образования верхних палат применялся в отношении Совета Федерации периода 19952001 годов, когда в его состав входили главы исполнительных и законодательных органов государственной власти субъектов Федерации.

3. Смешанный характер создания верхней палаты в целом присутствует во многих современных государствах. К примеру, в Италии при формировании сената действует мажоритарная система с элементами пропорционализма. Одновременно пять сенаторов назначаются президентом республики за выдающиеся достижения в социальной, научной, художественной и литературной областях (ст. 59 Конституции Италии).

Чрезвычайно сложный состав из избираемых и назначаемых депутатов образует бельгийский Сенат. Согласно ст. 67 Конституции Бельгии Сенат состоит из сенатора, из которых: 25 избираются нидерландской избирательной коллегией; французской избирательной коллегией; по десять сенаторов соответственно назначаются советами фламандского и французского сообщества из своего состава;

один сенатор назначается советом немецкоязычного сообщества; еще десять сенаторов назначаются уже избранными и назначенными сенаторами представителями фламандской и французской общины. Также в ст. 72 указывается о том, что дети короля или, за их отсутствием, бельгийские родственники по нисходящей линии королевской фамилии являются сенаторами по праву с 18летнего возраста. Только достигнув 21 года, они получат право решающего голоса [55 См.:

Савицкий П. И. Конституция Бельгии. Екатеринбург., 1998. С. 2931.].

Такой вариант образования соответствует Совету Федерации, сформированному на основе Федерального закона от 5 августа 2000 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации», половина состава которого назначается руководителями исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, а вторая половина избирается региональными парламентами.

Теперь сопоставим способы формирования Совета Федерации с имеющими место в мировой практике приемами образования верхних палат парламентов.

А. История становления Совета Федерации началась с Положения о выборах депутатов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в 1993 году, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 11 октября 1993 года [56 См.: Указ Президента РФ от 11 октября 1993 года № 1626 «О выборах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» // САПП РФ. 1993.

№ 42. Ст.3994.]. Согласно Положению палата должна была избираться непосредственно населением регионов. Выборы проводились на основе мажоритарной системы по двухмандатным избирательным округам. Они создавались в рамках границ субъектов Федерации, их количество соответствовало числу этих субъектов. В Положении предпочтение было отдано американской модели формирования верхней палаты избранию двух представителей от каждого региона [57 Между тем при обсуждении данного вопроса мнения субъектов Федерации разделились. Несколько регионов высказались в пользу равного представительства субъектов, но расходились в количественных показателях: предлагалось избирать не двух, а трех представителей. Были предложения в пользу разных квот представительства регионов по два от каждой республики, края, области, автономной области и по одному от каждого автономного округа. См.: Васильева Т. А. Общероссийские политические выборы 1993 года:федеративный аспект //Федеральное Собрание России:опыт первых выборов. М.,1994. С.74, 76.]. При этом каждый избиратель получил право подачи голоса одновременно за двух кандидатов.

Вместе с выборами проводился референдум по Конституции Российской Федерации, в проекте которой устанавливался двухгодичный срок полномочий Совета Федерации первого созыва. Согласно п. 9 заключительных и переходных положений Конституции депутаты Совета Федерации в первом созыве должны были осуществлять свои полномочия на непостоянной основе.

Ближе к истечению срока полномочий Совета Федерации в декабре 1995 года вопрос о порядке его формирования становился все более актуальным. В общем числе проектов федеральных законов, предлагавших различные варианты его решения, был один, направленный на сохранение прямых выборов членов верхней палаты Федерального Собрания. Однако, у этого проекта были два главных изъяна.

Первый и самый серьезный, на наш взгляд, связан с противопоставлением выборного порядка формирования Совета Федерации конституционной модели его создания, заложенной в ч. 2 ст. 95 Основного закона. Согласно ей в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Федерации: по одному от представительного и исполнительного органа государственной власти. В настоящее время, правда, утверждается, что в первоначальном варианте данная норма выглядела иначе: «в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации». Затем она было дополнена: «по одному от представительного и исполнительного органа государственной власти» [58 Строев Е. Российский парламентаризм. Движение в будущее или бег по кругу // Независимая газета. 2001.18 апреля.], что, конечно, сузило возможности маневрирования при определении способа формирования Совета Федерации. Очевидно также, что в Конституции речь идет не об избрании, а о вхождении в состав Совета Федерации.

Применительно к формированию Совета Федерации в порядке выборов негативно оценивался также механизм «квотной», «цензовой» представительной демократии (избрание только двоих), что вело к сужению социальной базы выдвижения кандидатов. Особенно это было заметно на фоне выборов депутатов Государственной Думы, где использовались универсальные принципы неограниченного (неопределенного выдвижения и избрания кандидатов) [59 Лысенко В. И. Некоторые вопросы развития избирательной политики и права в Российской Федерации в 90е годы // Федеральное Собрание России: опыт первых выборов... С. 24.].

Второй существенный изъян выборного порядка образования Совета Федерации объясняется возможным дистанцированием избранных членов палаты от населения и органов власти регионов. Следовало связать членов Совета Федерации с представляемыми ими субъектами более крепкими узами. С этой целью, например, предлагалось выдвигать кандидатов органами государственной власти субъектов, а избирать их должно было население этих субъектов. Мало того, что демократизм такой процедуры вызывал большие сомнения, этот порядок также не решал проблемы устойчивой связи членов Совета Федерации с субъектами и их органами власти.

В. Найти ее решение помог новый механизм образования верхней палаты, заложенный в Федеральном законе от 5 декабря 1995 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» [60СЗ РФ. 1995. №50. Ст. 4869.]. Согласно данному законодательному акту в состав верхней палаты парламента вошли по должности руководители законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации. Должностной принцип замещения мандатов членов Совета Федерации формально отвечал конституционному установлению, содержащемуся в ч. 2 ст. Основного закона. Он нашел достаточно прочную поддержку, так как возобладало мнение о том, что Совет Федерации в составе региональных руководителей станет в максимальной степени эффективным и дееспособным органом власти. Это обеспечивалось за счет информированности глав субъектов о потребностях своих территорий; их умения сочетать общефедеральные и региональные интересы;

должностного положения руководителей законодательных и исполнительных органов государственной власти регионов, которое обязывает их добиваться удовлетворения запросов подведомственных им территорий.

Между тем новый порядок создания Совета Федерации также был не без недостатков.

Его критика сосредоточилась вокруг нескольких положений.

Вопервых, вхождение глав исполнительных органов власти в Совет Федерации рассматривалось как нарушение конституционного принципа разделения властей.

Вопрос этот дважды становился предметом рассмотрения Конституционного Суда. Оба раза подчеркивалось, что компетенция Конституционного Суда не распространяется на проверку конституционности конституционных положений, а именно в такой плоскости ставился данный вопрос: соответствует ли ч. 2 ст. 95 Конституции принципу разделения властей, закрепленному в ст. 10 Основного закона? Такая правовая позиция была сформулирована в определении Конституционного Суда РФ от 28 декабря 1995 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы от 21 июня 1995 года о толковании ч. 2. ст. 95 Конституции РФ [61 Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления. Определения.

19921996. М., 1997. С. 118119.]. Она нашла подтверждение еще раз в определении от 10 апреля 1997 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы Федерального Собрания о проверке конституционности Федерального закона от 5 декабря 1995 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» [62 СЗ РФ. 1997. № 24.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.