WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

OCR. Morgan the Mage.

Борис Андреевич УСПЕНСКИЙ Экспрессивные выражения и культ материземли Борис Андреевич УСПЕНСКИЙ родился в 1937 году. Окончив в 1960 году филологический факультет Московского университета, был оставлен в аспирантуре по кафедре общего и сравнительноисторического языкознания. В 1961 году направлен для обучения в Институт лингвистики и фонетики Копенгагенского университета. Вернувшись в Москву, защищает в 1963 году кандидатскую диссертацию, посвященную структурной типологии языков. С 1962 года интенсивно занимается семиотикой, стоит у истоков московскотартуской семиотической школы. Семиотические штудии расширяют круг исследовательских интересов, обращая к проблемам искусствознания (работы по семиотике иконы), литературоведения, мифологии, семиотики истории и семиотики культуры. С 1966 года наряду с этим начинает заниматься славистикой – историей церковнославянского и русского литературного языков. Докторскую диссертацию защитил в 1972 году. С 1977 года – профессор Московского университета. Членкорреспондент Австрийской академии наук, член Международной организации семиотических исследований. Публикуемая ниже статья является частью работы «Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии», опубликованной в «Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungarisae» (1983, 1987).

СПЕЦИФИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МАТЕРНОГО ВЫРАЖЕНИЯ Изучение русского мата связано со специфическими и весьма характерными затруднениями. Характерна прежде всего табуированность этой темы, которая как это ни удивительно распространяется и на исследователей, специализирующихся в области лексикографии, фразеологии, этимологии. Между тем подобные выражения ввиду своей архаичности представляют особый интерес именно для этимолога и историка языка, позволяя реконструировать элементы праславянской фразеологии. Соответствующие табу распространяются и на ряд слов, семантически связанных с матерщиной, в частности, на обозначение гениталий, а также на глагол со значением «futuere»; в литературном языке более или менее допустимы только церковнославянизмы типа совокупляться», «член», «детородный уд», «афедрон», и «седалище», но никак не собственно русские выражении. Специфика русского языка в этом отношении предстает особенно наглядно в сопоставлении с западноевропейскими языками, где такого рода лексика не «табуирована.

Табуированности матерщины и соотнесенных с нею слов нисколько не противоречит активное употребления такого рода выражений в рамках антиповедения, обусловливающего нарушение культурных запретов. Соответствующие материалы, как правило, не публикуются, причем научные издания не составляют исключения в этом отношении. Так, Словарь Даля трижды переиздавался после революции, но для переиздании было выбрано не лучшее издание. Лучшим, бесспорно, является издание Даля, отредактированное и дополненное Бодуэном де Куртенэ; в это издание, в частности, вошла и бранная лексика, это обстоятельство послужило препятствием к его переизданию. В русском издании этимологического словаря Фасмера дополненном по сравнению с немецким оригиналом подобные выражения были изъяты. Собрание пословиц Даля было опубликовано в свое время не целиком, поскольку значительный пласт непристойных пословиц не мог быть обнародован в России. Дополнение к этому изданию могло быть издано только за рубежом. За границей вышел и словарь русской непристойной лексики, служащий дополнением к издающимся в России словарям русского языка. Афанасьев должен был опубликовать свои «заветные сказки», которые по цензурным условиям не могли войти в его собрание русских народных сказок, в Швейцарии. Все издания сборника Кирши Данилова содержат купюры. Наличие непристойных песен у Кирши Данилова побудило П. Шеффера издать этот сборник в двух вариантах: помимо общедоступного издания с большим количеством пропусков, было выпущено сто экземпляров, не поступивших в продажу и предназначенных исключительно для специалистов. Тем не менее и в этом специальном издании некоторые слова опущены, полный текст песен был опубликован лишь за границей.



Даже пушкинские тексты не воспроизводятся полностью: «Тень Баркова» вообще не печатается, а в письмах Пушкина ряд слов заменяется многоточиями Нетабуированность соответствующих выражений в речи Пушкина и его окружения в какойто степени может объясняться европейской культурной ориентацией.) В академических изданиях Пушкина или Кирши Данилова количество точек в многоточии, заменяющем то или иное непристойное слово, точно соответствует числу букв этого слова; таким образом, издание фактически рассчитано на искушенного читателя, достаточно хорошо подготовленного в данной области. Это характерная черта издатели, в сущности, не стремятся скрыть от читателя соответствующие слова, но не хотят их назвать. Показательно в этом плане, что издания такого рода могут реагировать на реформы правописания. Так, орфографическая реформа 1918 года устранившая написание конечного ера после буквы согласного отразилась в академических изданиях на количестве точек, заменяющих непристойное само с подобным окончанием.

О. Трубачев в статье, посвященной истории русского перевода фасмеровского этимологического словаря рассказывает об ожесточенной борьбе, которую ему тогда еще молодому исследователю и переводчику словаря пришлось вести с редактором этого издания профессором Б. Лариным. Трубачев боролся за сохранение непристойной лексики, тогда как Ларин настаивал на ее исключении (едва ли не уникальный случай, когда лингвист настаивает на ограничении материала, исходя из внелингвистических соображений. Замечательно, что теперь, по прошествии двадцати лет, Трубачев признает, что его оппоненты были правы, или во всяком случае находит известные основания в их возражениях. Трубачев видит в борьбе с такими словами проявление, так сказать, особой целомудренности народа, его особой чувствительности к непристойностям в языковой сфере: «Возможно, мы, русские, лучше чувствуем чрезвычайную «выразительность» таких слов, которые знаменуют, так сказать, антикультуру и особенно строго изгоняются из литературного языка и культурной жизни в эпоху массовой книжной продукции» (Трубачев, 1978). Это мнение трудно признать вполне убедительным, если иметь виду распространенность соответствующих выражений у русских: строго говоря, на этом основании мы вправе были бы говорить только о целомудрии цензоров или редакторов... Кроме того, как будет видно из дальнейшего изложения, борьба с подобными выражениями характеризует не только эпоху массовой книжной продукции и ведется не только в рамках литературного языка. Вместе с тем отчасти сходную мысль, хотя и с иной аргументацией, можно найти у Достоевского в «Дневнике писателя». Говоря о распространенности непристойных выражений у русских, Достоевский утверждает, что их употребление свидетельствует о целомудренности народа, поскольку говорящие таким образом не имеют в виду, в сущности, ничего непристойного. «Народ сквернословит зря, и часто не об том совсем говоря. Народ наш не развратен, а очень даже целомудрен, несмотря на то что это бесспорно самый сквернословный народ в целом мире, и об этой противоположности, право, стоит хоть немножко подумать» (курсив Достоевского). Действительно, запрет по преимуществу относится к называнию соответствующих предметов или действий, но не к их сущности скорее к обозначению, чем к обозначаемому, к плану выражения, а не к плану содержания. Характерно в этом смысле специфическое отношение к глаголу со значением futuere Действительно, значение этого глагола вполне может быть выражено (например, с помощью латинизма или церковнославянизма), табуирована именно форма соответствующего слова. Отсюда, например, в обличительном трактате против латыни 16841685 годов, автором которого считают чудовского инока Евфимия, в упрек этому языку ставится то обстоятельство, что на нем «растленно» произносятся сакральные имена и прежде всего имя Иов, которое полатыни звучит непристойно с русской точки зрения: «...всех же стыдншее святаго многострадальнаго праведнаго Иова имя зовут срамно Иоб». Сравни позднейшее обыгрывание западного (латинизированного) произношения имени Иов в поэме Я. Княжнина «Попугай» (17881799):





Уж стал уметь язык вертеть помолодецки И имя Иова горланить понемецки...

Что имеется в виду, совершенно ясно из контекста, сравни несколько выше в той же поэме:

Пустил слов токи сильны, скоры, Кончая все на мать.

Соответственно А. Барсов в своей обстоятельной «Российской грамматике» (17831788) настаивает на введении в русский алфавит буквы э, поскольку в противном случае местоимение «эти» может быть принято за глагол «ети» «...без чего можно иногда читателя вовлечь в некоторую непристойность в выговоре, особливо когда ныне без ударений пишут и печатают напр. «ети» вместо «эти», что и одно довольно причиною есть к употреблению начертания э».

Именно поэтому положение филолога столь разительно отличается от положения медика или натуралиста, которому приходится в той или иной степени касаться сферы половых отношений: для медика не существует никаких табу в этой области, чего никак нельзя сказать о филологе, для которого эта сфера продолжает оставаться табуированной постольку, поскольку речь идет об определенного рода словах.

Это связано с тем, что филолог имеет дело со словами, тогда как естествоиспытателя интересуют явления как таковые: запрет накладывается именно на слова, а не на понятия, на выражение, а не на содержание. Семантика матерной брани кажется прозрачной, но это впечатление обманчиво. Характерно, в частности, что матерщина, как правило, не воспринимается как оскорбление. В. Одоевский, которого интересовала вообще фактографически точная фиксация разговорной речи, не прошедшей сквозь литературный фильтр, то, как люди говорят в жизни, а не в романе, замечал: «Солдат, встретя старого знакомого, не говорит ему: здорово брат, или что подобное, как в наших романах, а следующее: А! а! держи его! вот он! ах! Еб... м... они обнимаются» (Сакулин, 1913). Как видим, матерное выражение может служить даже дружеским приветствием. По наблюдениям этнографов, «сквернословие... в обращении... производит действие обиды лишь тогда, когда произнесено серьезным тоном, с намерением оскорбить; в шутливых же и приятных разговорах составляет главную соль, приправу, вес речи».

Отметим еще, что отношение к матерной брани может существенно различаться в зависимости от пола говорящего или слушающего. Матерщина воспринимается по преимуществу как черта мужского поведения. Так, например, по наблюдениям Гр. Потанина, украинцы, как правило, не ругаются при женщинах, напротив, великоруссы на русском севере употребляют площадную брань, не стесняясь присутствием женщин или детей и более того, как мы увидим, великоруссы могут даже вполне сознательно обучать детей матерщине в процессе их воспитания.

В некоторых местах запреты на матерную ругань распространяются исключительно на женщин, тогда как в устах мужчин матерщина не является чемлибо предосудительным. Весьма характерна в этом плане полесская легенда: «Шел Господь по дороге, а женщина жито жала. А он спросил: «Покажи мне дорогу». А она ему рукой махнула: «У меня времени нет». И он сказал: «Так пусть у тебя век не будет времени!» А пришел он к мужчине мужчина говорит: «Садись, дедок, мы с тобой покурим, посидим, я тебе покажу дорогу. Ядри ее налево, что она тебе отказала. Иди сюда. И Бог сказал: «Ты ругайся, а женщине ругаться нельзя». (Выражение «ядри её налево» представляет собой эвфемистическую замену матерного ругательства.) Соответственно в Полесье считают, что именно женщинам нельзя материться: матерщина в устах женщин воспринимается как грех, от которого страдает земля (подробнее о связи матерной брани с культом земли мы скажем ниже); в то же время для мужчин это более или менее обычное поведение, которое грехом не считается: «Земля от женщин горит, от того, что женщины ругаются: «А ядрит твою налево», «А, едят твою мухи», «Елки зеленые». «Как ругается (матом женщина), под тобой земля горит, ты трогаешь с земли мать, с того света мать ты трогаешь, она лежит (твоя мать), а ты трогаешь, это слово не нужное».

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.