WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

Так, юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. То есть, в основу определения признаков банкротства юридических лиц положен принцип "неплатежеспособности". Суть этого принципа заключается в следующем: если должник длительное время (свыше трех месяцев) не расплачивается с кредиторами по обязательствам и не вносит обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, предполагается, что он не в состоянии этого сделать, т. е. является неплатежеспособным.

Анализ российского законодательства о банкротстве в свете зарубежного опыта и рекомендаций По мнению западных юристов, для того, чтобы федеральный закон о банкротстве соответствовал требованиям рыночно ориентированного законодательства, он должен, как и другие современные нормативноправовые акты, содержать возможности реорганизации и ликвидации предприятийдолжников в рамках процедуры банкротства. Процедура ликвидации должна быть ясно структурирована и соответствовать современным представлениям. Возложение ответственности за процедуру банкротства на суды и обучение (лицензирование) внешних управляющих Государственным органом по банкротству должно позволить в сравнительно короткое время ознакомить специализирующихся на этих вопросах людей, управляющих и юристов с новым законодательством о банкротстве. Единообразные процедуры банкротства служат тому, чтобы избежать возможных нарушений интересов участников процесса при применении различных процедур, как например, мирового соглашения или ликвидации. Кроме того, это единообразие позволяет продать бизнес предприятия.

Как считают западные эксперты, принятая редакция федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" соответствует основополагающим моментам законодательства о банкротстве Канады, США, Великобритании и других стран и действующим международным правовым нормам в области банкротства и несостоятельности. Как принято в этих странах, процедуры проходят под общим наблюдением суда и под постоянным руководством и наблюдением на каждой отдельной стадии процедур арбитражного управляющего.

Законы о банкротстве разных стран рассматривают различные стадии процедур несостоятельности, но все они, как правило, начинающиеся с внешнего управления имуществом должника. На этой начальной стадии внешний управляющий имеет широкие полномочия, предоставленные либо судом (Франция, Германия), либо кредиторами во внесудебных процедурах (Великобритания и еще 70 стран англосаксонской правовой системы), и позволяющие изымать и продавать имущество должника, изучать информацию о должнике, учитывать интересы кредиторов, предлагать ликвидацию, мировое соглашение или реабилитацию должника [9] (рис. 1.1).

По общепринятому мнению, никакие хозяйствующие субъекты не должны быть выведены за рамки действия закона о банкротстве [7].

Законы о несостоятельности часто содержат особые положения, регламентирующие процедуры банкротства индивидуальных предпринимателей, кредитнофинансовых учреждений и фермерских хозяйств, а также иных предприятий с особым экономическим положением. По мнению зарубежных экспертов, в свете нынешней экономической ситуации в России особого одобрения заслуживают положения о градообразующих должниках, которые позволяют эффективно решать важнейшую проблему несостоятельности ведущих местных организаций. Однако в то же время необходимо отметить, что новое законодательство о банкротстве Российской Федерации не сможет воспрепятствовать ликвидации многих предприятий и потере рабочих мест ввиду масштабности задачи перевода плановой экономики на рыночные условия.

В отношении целесообразности специального законодательства, регламентирующего процедуры несостоятельности банков и других кредитных учреждений, зарубежный опыт свидетельствует, что для этих организаций акцент должен делаться не на введение специального законодательства о банкротстве, в надежде обеспечения его эффективности, а на финансовое регулирование и превентивные меры [2].

Рис. 1.1. Права и обязанности внешнего управляющего Согласно английскому законодательству, различия в подходах к банкротству финансовых учреждений и других организаций минимальны. Однако, в отношении банков имеются две небольшие особенности. Вопервых, Банк Англии наделен правом подавать заявления о применении к коммерческим банкам процедур внешнего управления или ликвидации, и, вовторых, обязательным членом комитета кредиторов является Совет защиты индивидуальных вкладов (выплачивающий компенсации вкладчикам в определенных условиях и пределах) [2].

По мнению одного из ведущих зарубежных специалистов по банкротству Манфреда Бальца – старшего партнера Компании "Вильмер, Катглер и Пикеринг" (Берлин, ФРГ) – возможно и желательно подчинить процедуру, связанную с банкротством банков, общим правилам законодательства о банкротстве [10].

Российский закон не предусматривает использования оценки структуры баланса при решении вопроса о несостоятельности должника. В Соединенных Штатах Америки для получения правовой защиты от кредиторов должникам никак не надо демонстрировать свою несостоятельность, однако, большинство западных систем устанавливает определенные критерии несостоятельности, основанные, прежде всего, на стандарте потока денежных средств. Английская, французская и немецкая системы базируются на нехватке ликвидности, что позволяет избежать трудностей, связанных с бухгалтерскими оценками активов и пассивов для составления баланса, а также с возможной ненадежностью баланса. В частности, необходимо принять во внимание тот факт, что несостоятельный, а иногда нечестный должник может содержать свою отчетность в кажущемся порядке. В любом случае должники, имеющие нормальную структуру баланса, обычно в состоянии привлечь средства для решения временной проблемы низкой ликвидности, а неспособность должника погасить долг указывает на его угрожающую балансовую ситуацию, что также свидетельствует в пользу того, что одного критерия потока денежных средств вполне достаточно [2].

В большинстве правовых систем, прежде всего используется стандарт несостоятельности, ориентированный на ликвидность или приток наличности. Как французский закон, так и правовые системы, берущие свое начало из французского закона, основываются только на остановке платежей. Эта же норма содержится в законе о банкротстве США, который специально отменил проверку баланса как непрактичную и дорогую процедуру [1].

Как правило, для ходатайствования должником о применении таких мер ему нет нужды приводить доказательства своей неплатежеспособности или проходить какуюлибо проверку на несостоятельность. Особо следует отметить, что в некоторых странах (Франция, Голландия, Испания) введены положения об особых мерах, не составляющих полностью процедур банкротства. Это может быть временная защита активов под контролем внешнего управляющего, во время которой вводится мораторий на выплаты индивидуальным кредиторам (но не на возможность подачи ими заявлений в суд).

Западными юристами не рекомендуется использование "мягких", половинчатых процедур под контролем должника, в частности, "наблюдения". Такие процедуры приводят ко многим негативным последствиям системы управления должником, например, к тактическому маневрированию руководства должника с целью сохранения контроля над предприятием, а также к увеличению нагрузки на суды. Западные эксперты также рекомендуют разработать в России в рамках законодательства по банкротству систему мер против ненадлежащего выполнения руководителями предприятий своих функций и установить порядок дисквалификации руководителей, персонально ответственных за доведение своего предприятия до банкротства.

Весьма часто выдвигается аргумент, что Россия отличается от других стран, и поэтому инструмент банкротства в ней не приживется по той причине, что российские предприятия часто владеют многими объектами социальной сферы. Однако практика показывает, что этот тезис неверен. Одной из стран, где многие предприятия также владеют объектами социального назначения, является Индия. Но в Индии уже много лет эффективно действует законодательство по банкротству [4].

Существуют неверные представления о роли реорганизационных процедур законодательства о банкротстве в процессе реорганизации и приватизации государственных предприятий. В частности, есть мнение, что банкротство может быть готовым механизмом проведения приватизации многих объектов государственной собственности, испытывающих финансовые затруднения. Вероятно, эти представления следуют из идеи о том, что реорганизация через банкротство является своего рода панацеей от всех болезней. Это не так. Закон о несостоятельности может регулировать права сторон в условиях неплатежеспособности. Он должен также способствовать спасению потенциально жизнеспособного бизнеса или его частей, иногда с выгодой, проистекающей от назначения нового руководства или введения новых методов управления, или от кооперации с предприятиемпокупателем. Но он не способен спасти бизнес, нежизнеспособный даже теоретически изза столь низкого спроса на выпускаемый товар, что цены не покрывают издержек – такое предприятие должно подлежать ликвидации [2].

Более того, банкротство может нарушить ход бизнеса. Банкротство, означающее публичное объявление о неудовлетворительном состоянии дел должника, может вызвать потерю доверия к нему со стороны клиентов и поставщиков, и даже потерю формальных прав. Таким образом, необходимо тщательно взвешивать выгоды и недостатки процедуры банкротства по отношению к каждому конкретному предприятию как частного, так и государственного секторов. Не существует единого предопределенного или всеобъемлющего решения. Банкротство не следует рассматривать как основной метод быстрой массовой приватизации. Оно может применяться в отдельных случаях как последний выход, когда попытки восстановления платежеспособности путем внесудебной реорганизации или продажи бизнеса исчерпаны [2].

По мнению зарубежных экспертов, действующий российский закон можно оценить как дальнейший шаг России в направлении рыночной экономики. Вопрос о том, сможет ли данный закон быть более действенным, чем прежний закон, связан с наличием возможности допустить ликвидацию неэффективных предприятий и перераспределение их работников. В то же время новый закон предлагает вполне разумную институциональную основу для деятельности арбитражных судов и специалистов по банкротству [9].

1.2. Несостоятельные предприятия в переходной экономике России Российские предприятия еще недостаточно часто используют механизм банкротства для взыскания долгов со своих должников. Это подтверждается данными табл. 1.1 и рис. 1.2, в которых представлены данные о возбуждении дел о банкротстве в Ивановской области за период с 1993 по 1998 г.

Наибольшее число поданных ходатайств приходится на долю территориального агентства по делам о несостоятельности, а на втором месте находятся сами должники, которые более чем в 2 раза чаще являлись инициаторами возбуждения дел о признании самих себя несостоятельными. На наш взгляд, это происходит по нескольким причинам:

боязнь кредиторов при признании должника банкротом потерять даже те небольшие суммы, которые могут быть получены посредством спокойных переговоров с руководством должника;

желание должника, используя процедуру банкротства, избавиться от неликвидного оборудования, а затем с чистым балансом начинать новые проекты;

невысокая грамотность руководителей предприятийкредиторов, как следствие, неумение использовать процедуру банкротства в качестве механизма взыскания долга.

Таблица 1. Структура поданных ходатайств в Арбитражный Суд по возбуждению дел о несостоятельности Кто подал заявление Количество заявлений Территориальное агентство по делам о несостоятельности Должник Кредитор Государственная налоговая инспекция Прокурор Всего Рис. 1.2. Структура поданных дел о возбуждении дел о банкротстве По наблюдениям сотрудников Территориального агентства Ивановской области наиболее сложной проблемой при проведении процедуры банкротства является подбор кандидатур на должности конкурсных управляющих. Это вызвано тем, что еще нет наработанной практики по проведению процедур санации, а успешные конкурсные управляющие содержат свое "ноухау" в строжайшей тайне.

Справочно:

Количество исковых заявлений в арбитражных судах в 1998 г. возросло на 17,3% и составило 493,5 тыс. против 420,6 тыс. в 1997 г.

В 1998 г. арбитражные суды удовлетворили 15963 исков налоговых органов о взыскании с организаций и гражданпредпринимателей недоимок и санкций по налогам, что составляет 73,7% от общего количества поданных налоговыми органами исков. В результате в бюджетную систему взыскано недоимок и штрафных санкций на сумму 894 млн. руб.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.