WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Трудные вопросы психотерапевта

А.И.Аппенянский

В наше время и между врачами, и между психологами, и между теми и другими

ведутся споры о психотерапии [1 терапия [от греч. therapeia –забота, уход,

лечение] – окончание сложных слов, означающих тот или иной вид лечения;

терапевт [от греч. therapeutзs – ухаживающий (за больным), врач]. ]. Одни склонны называть психотерапией область собственно медицинской терапии, понимая терапию как лечение, то есть устранение болезни и более или менее полное восстановление валидности [2 от лат. validus крепкий, здоровый.] пациента.

Другие понимают психотерапию как некое гуманитарное служение (патронаж [3 от лат. patronatus, фр. patronage – покровительство – организованное наблюдение за развитием и воспитанием ребенка в домашних условиях (в настоящее время имеется тенденция понимать патронаж как некое социальное сопровождение до достижения самостоятельности или пожизненно у стариков и пожизненных инвалидов).]) больному. Третьи – как обучение (научение, тренировку) человека, который в результате более или менее длительной болезни, стресса и срыва адаптации потерял [4 можно сказать и так, что у больного в результате болезни некоторые навыки поведения (коммуникации, эмоционального реагирования, интеллекта и др.) «разрушились», а в результате дезадаптации лишь «ослабели», стали недостаточными (неадекватными реальным условиям). ] некоторую часть ранее имевшихся у него психических функций или навыки использования этих функций.

Есть и такие, которые склонны расширять границы психотерапии и на ситуации профессионального (проблемного), семейного, бытового консультирования. Имеется и еще более широкое понимание психотерапии как особой субкультуры.

Все это не лишено оснований. Многозначность понимания психотерапии сопровождается несколькими, если можно так сказать, поразному направленными групповыми пожеланиями специалистов, склонных называть себя психотерапевтами [ следует отметить, что официально в России психотерапевтами считаются врачи, имеющие соответствующую подготовку.]. Среди врачей есть, но их очень немного, люди, склонные называть себя «психолог». Психотерапевтами склонны [ своеобразное профессиональное самоназвание.] называть себя многие не врачи, по преимуществу это психологи, и эта группа наиболее многочисленна. Сюда же относятся, по преимуществу [7 я говорю «по преимуществу», поскольку в моей практике были встречи с людьми, которые действительно обладали творческими лечебными способностями по не обоснованным современной наукой каналам воздействия. Но и здесь во многих случаях многое можно было бы «списать» на механизмы внушения. Кроме того, всегда существует особо «дремучая публика», которая идет к «колдунам». «Дремучие» не означает тупые и необразованные… Эти люди склонны свое интрапсихическое воспринимать экстериоризировано, например, в экстрасенсорном плане… Это бессознательное может выплеснуться и у вполне «сознательных» людей, которые, в целом, критичны к себе и не склонны интрапсихическое экстериоризировать… Это может срабатывать и у неуверенных людей, которые особенно рьяно говорят о материализме (споря с собой), а потом вдруг очертя голову уходят в веру или суеверие. Так и получается «склонность к экстрасенсам». И экстрасенсы действительно помогают, но через что – через мое собственное Ид, архетипы и др. или через «поля и медиумические силы»?] – шарлатанствующие «экстрасенсы», «маги» и др. Эти люди, повидимому, и\или сами разделяют, по существу – инфантильный миф о «могущественном психотерапевтедемиурге [8 этот миф, надо сказать, здорово прибавил в массовом сознании после опытов А.М.Кашпировского, кроме того, его подогревает интерес человека к самому себе, к своей психологии, к религии в период краха мифа патерналистской советской идеологии, и потеря уверенности в себе и в своих смыслах. Повидимому, аналогичный процесс происходил в России в начале 20 века, когда рушился феодальный имперский миф и расцвели распутинщина и «серебряный век» декаданса.]» и в «присвоении имени сего» компенсируются, удовлетворяя свои инфантильные запросы [9 и пусть, главное – с пользой для часто такого же (в части инфантильности) пациента.], и\или рассчитывают, что этот миф разделяют их будущие пациенты. Немаловажным здесь является коммерческий интерес, поскольку плату за свои услуги легче получить, называя себя психотерапевтом: люди вообще более склонны платить за лечение, чем за советы и психологические консультации.



Впрочем, некоторые психологи, работающие в медицинских учреждениях, более осторожны и, «хлебнув лиха» с непонятными для них больными, склонны избегать в самоназвании слов «медицинский психолог» [10 выпускница одного из «новейших» психологических колледжей убежденно говорила мне, что она (желая стать психологом поликлиники), не будет работать с больными – «только со здоровыми».]. У некоторых из них, возможно, имеется уверенность о равенстве понятий «психическое нездоровье» и «педагогическая запущенность», у других «честная попытка» избежать ответственности за психологические воздействия на психически больного человека при неумении диагностировать заболевание:

оправдательная уловка по типу «мне такого направили».

Отдельно стоят психоаналитики. Считается, что их у нас в стране единицы, они не склонны называть себя психотерапевтами, «блюдут честь мундира» и признают себе подобными тех, кто получил «классическое образование» в одной из признанных школ за рубежом. Возможно, в начале восстановления психоанализа в стране это и правильно, однако не стоит забывать, что сегодня психоанализ представляет пусть первое [11 впрочем, первой была всетаки суггестия.], но уже не единственное направление (или метод) психотерапии, и каждый психотерапевт в той или иной степени использует в своей работе аналитический метод. Кроме того, у психоанализа имеются существенные ограничения, связанные как с характерологическими особенностями респондентных лиц, так и длительностью (вплоть до «хронической») терапевтической процедуры [12 уместно возражение, что психотерапия вообще может стать перманентным процессом для некоторых пациентов…].

В целом же медицина еще не поделила сфер влияния с наукой о здоровье. На самом деле они, медицина и валеология, они должны идти (или стоять) «в две шеренги».

В «шеренге» валеологии физиологически, педагогически, биологически, психологически и т.д. «подкованные» специалисты по развитию, укреплению, воспитанию здоровых людей. В медицинской «шеренге» специалисты по лечению болезней. Пока все они «толпятся»… Возможно, нынешнее смешений понятий как на всем медиковалеологическом, так и на, в частности, медикопсихотерапевтическом и психологопедагогическом «фронтах» есть необходимый этап развития, дифференциации, специализации и интеграции этих наук.

*** Сложности с определением смыслов и целей психотерапии, вопроса о том, кем должен быть психотерапевт (врачом, психологом, педагогом, специалистом по социальной работе, философом и др. [13 в конце концов, «просто хорошим человеком».]) возникают, когда приходится системно решать:

страдает ли объективно или субъективно пациент от разрушения (психическая болезнь, органическое заболевание или последствие травматизации головного мозга) некоторых психических функций, или они не состоялись в достаточном (например – при психопатии) количестве\развитии, или он не умеет (не обучен, не уверен, не настойчив) ими пользоваться (педагогическая запущенность, эмоциональноволевая недостаточность, инфантилизм), или стали неадекватными, недостаточными в усложнившихся условиях жизни (стрессы, неврозы [14 в этом контексте трудно различить результаты дезадаптирующих влияний стрессов и неврозы.] и т.п.) навыки пациента «пользоваться своей психикой», «решать деловые или жизненные проблемы», «находить свои жизненные смыслы», или психические проблемы данного больного связаны с развивающимся у него в явной или скрытой форме соматическим заболеванием или интоксикацией, или с инвалидизацией (с детства, в результате физических повреждений, сосудистых, онкологических и др. заболеваний), или, может быть, все происходит наоборот, и телесное заболевание есть отражение скрывающегося психического нездоровья, неадекватности или какойлибо затянувшейся и неразрешающейся проблемы, или человеку, психически дезадаптированному по той или иной причине, требуется социальный патронаж (пожизненный или до того времени, пока он не «освоит» свою прежнюю или новую социальную, трудовую и т.д. нишу).

В этой матрице могут быть использованы и иные векторы, например – семейный, сексуальный, культуральный и др.





Иногда человек приходит к психотерапевту просто как к оракулу, советчику, консультанту по решению конкретной проблемы. Возможны визиты к психотерапевту или психологу по соображениям престижа или соблюдения групповой нормы.

Обращаются к психотерапевту и люди, нуждающиеся в лидере, в общении, в поддержке, просто во внимании и понимании. Среди них есть как молодые люди, так и пожилые, и те и другие в той или иной степени испытывают одиночество, подчас тяжелое. Одни – в связи со слабыми навыками общения, другие изза возрастной утраты близких людей и социальной занятости и т.д. Третьи – изза болезненно ощущаемой собственной «необычности», «ненормативности». Такие люди идут или (и) к психологу, или к психотерапевту, или в церковь, или в какиелибо движения, в банды, секты и др. маргинальные сообщества (например – алкогольные, наркоманийные и проч.).

Говоря о возможных причинах обращения таких (и не только таких) пациентов к психотерапевтам, нельзя не отметить некоторые особенности современного менталитета, его формирования и функционирования. Благодаря деятельности СМИ в массовом сознании прочно укоренился миф (или своеобразная «сверхценная убежденность») о богатстве культурного космоса, о всесилии человеческого духа и разума, технологий, которые якобы одерживают все новые победы как на «звёздном пути» и в земных стихиях, так и в мирном сотрудничестве или в войнах с пришельцами. Скорость формирования новых мифов и архетипов (в юнговском духе) благодаря проникновению TVэкрана, остросюжетной литературы в «интимную», «жилую зонуповседневность» человека, чрезвычайно выросла по сравнению с прежними временами. Если жюльверновы сюжеты были посвящены, в основном, знакомству с миром, то современные фантасты реализуют планы «широкого переустройства Космоса», т.е. в массовом сознании человек уже и сам демиург.

Тот же, кто занимается психикой, демиург вдвойне (см. выше).

Такая вера имеет, в интересующем нас случае, негативный двойной результат. С одной стороны, человек, сталкиваясь с фактами своей реально не очень большой мощи в соревновании со стихиями (например, в океане события на АПЛ «Курск» и на начальной стадии так называемых спасательных работ), фрустрирует, на «новой волне» своего развития во многом мыслит нереально, фантастически, первобытно. С другой стороны, преувеличивая роль психотерапевта, такой человек идет к нему на прием с установкой, как правило, пассивно получить некую «психическую таблетку» [15 я не имею здесь в виду психотропный препарат.]. При этом он не склонен задумываться о том, что приобрести настоящее психическое здоровье можно, пусть под руководством психотерапевта, но только собственным трудом и потом … Нет ничего более дурацкого, чем «молиться на психотерапевта»! Жить придется самому. Н.Е Кыров [16 я очень благодарен Николаю Евгеньевичу за замечания по поводу этой рукописи.] предложил мне здесь поставить такую метафору «Эллины жаждут мудрости, а иудеи – чуда…» Упорный труд, однако, заметно потерял в популярности в отечественном менталитете. «Произрастая» под влиянием описанных ущербных представлений, транслируемых массмедиа, менталитет в значительной мере растерял такие, казалось бы, имманентные и «автоматические» человеческие ценности, как любовь, семья, дети, честь и добро [17 Н.Е.Кыров написал мне здесь на полях «Морализаторство?» Что же, психотерапевт – он тоже человек, иногда и морализировать приходится, см., например, «стоны» В.Райха в «письме» к маленькому человеку…]. Да и 10 заповедей тоже не оченьто в почете. Человек как бы «заворожен» скоростными потоками информации и ему не до простых целей человеческого существования: жить, воспроизводя себе подобных, строя для себя и своих жилье, сажая дерево, воспитывая потомковпреемников.

Что же, каков менталитет, таково и индивидуальное сознание. И то, и второе у нас лишь 140 лет вышли из крепостничества и совсем недавно из подавлявшей и усыплявшей патерналистской системы так называемого застоя. Развитие всякой культуры возможно лишь на путях развития не под «руководящими идеями» всяких тоталитарных, по существу, «измов» царизма, большевизма, а развития изнутри – путем присвоения и культуры, и собственности, и горькой сладости свободного самоограничения… Но это впереди, как и психотерапия для «будущих русских».

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.