WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |

Сара Брофи

Жена в награду

Сара Брофи

Жена в награду

Пролог

Голос Мэри осекся; Имоджин отвернулась от слабого огня и подняла брови.

– Миледи, дальше в письме вашего брата идут вещи, непригодные для слуха, – медленно сказала Мэри, сворачивая драгоценный пергамент.

– О, Мэри, не стоит об этом беспокоиться. Когда Роджер приезжает сюда, он только и говорит веши, непригодные для слуха. Вряд ли в этом письме есть чтото такое, чего я не слышала.

– Ну, я никогда не произносила такие гадости и не собираюсь начинать.

Имоджин постаралась улыбнуться и снова отвернулась к камину в надежде скрыть подступившую панику.

Роджер начал последнюю игру. Она всегда знала, что этот день придет. На том клочке пергамента, который Мэри отказалась прочесть, он извещает, что началась настоящая война.

– Сожги его, Мэри, – буркнула Имоджин. Обостренное обоняние уловило едкий запах дыма, и она слегка вздрогнула.

– Все не так уж плохо, – приободрила ее Мэри. – Во всяком случае, вы услышали интересные мысли о своем женихе. Ваш брат весьма язвительно высказался на тот счет, что этот, как его… Роберт Боумонт теряет терпение. Кажется, он настроен объявить вас своей женой уже на этой неделе; лично я думаю, что это говорит о похвальном рвении.

– Сомневаюсь, что он помчится в дальний путь ради того, чтобы сделать своей женой печально известную леди Калеку, – сухо сказала Имоджин.

От смущения у Мэри сел голос.

– Я не знала, что вы слышали это прозвище.

Имоджин улыбнулась:

– Мэри, я слепая, а не глухая.

Мэри помолчала, потом бодро сказала:

– И к тому же вы не калека.

– Спасибо за такие милые слова, – Имоджин со вздохом покачала головой. – Но ты, кажется, забываешь, что Роберт Боумонт спешит сюда, чтобы получить землю, а не кикимору, укрывшуюся в главном доме имения.

Имоджин встала и осторожно обошла комнату – двадцать один шаг по одной стороне, семнадцать по другой. Это ее спальня и весь ее мир. Иногда она чувствовала, как давят стены, душит темнота, в которой она находится вот уже пять лет.

Монотонность бегущих дней пожирала, однообразие и изоляция грозили сгубить.

Если бы не присутствие верной Мэри, ее давно бы не было в живых.

Имоджин не знала, по какому капризу Роджер оставил ей Мэри после того, как отобрал все, чем она дорожила, и все же испытывала жалкую признательность за это малое проявление доброты.

Она проглотила ком в горле и подавила чувство вины, которое возникало всякий раз, когда она признавалась себе, что выступает соучастницей Роджера, держа в этом невольном заточении пожилую служанку.

Мэри переносила изгнание с восхитительной стойкостью, но это не умаляло тяжесть стыда, поглощавшего Имоджин. Смирение Мэри делало груз еще тяжелее.

Временами Имоджин призывала молчание смерти, это казалось единственным способом избежать одиночества и чувства вины, но в остальное время она всеми фибрами души жаждала жизни. Особенно в такие мгновения, как сейчас, когда Роджер с его мрачными угрозами вползал в ее мир, нашептывая мысли о близком конце. Когда угроза конца так реальна, что ее почти можно потрогать; даже слепая жизнь становится драгоценной.

Что бы ни говорила Мэри, Имоджин знала, что угрозы Роджера вполне реальны.

Он был готов полностью разрушить ее жизнь, чтобы получить то, что хочет. Роберт Боумонт – его оружие. В свой последний визит, когда она, дрожа, стояла перед ним на коленях, он постарался сообщить ей все, что можно, о Роберте Боумонте, и она понимала почему. Роджер торжествовал, рассказывая, как внебрачный сын нормандского дворянина поднялся из мрака неизвестности, став одним из лучших убийц во всей Англии; как он вполне обдуманно продает свой меч за холодное, твердое золото и даже не притворяется, что борется за такие иллюзорные вещи, как честь и правда.

Роберт Боумонт – наемник, а значит – никто, и только король мог дать то, чего так жаждал этот воин, – землю и положение. Роберт сражался за короля, а королем управлял его любовник Роджер.

Имоджин прекрасно понимала, что ее брат расчетливо манипулирует королем Вильгельмом, чтобы все было так, как он хочет. Она ни секунды не сомневалась в том, что после четырех лет кровопролитных сражений за Уэльс Роберт получит желанную награду, при условии, что женится на убогой леди Калеке.

В свой последний приезд Роджер связал ей руки, волоком поставил на ноги, обошел, как хищник вокруг добычи, потом остановился за спиной так близко, что она почувствовала его тепло и покрылась мурашками. Он сказал, что игры с ней подходят к концу, победа уже видна. Он хотел, чтобы она знала об этом, знала, кого он выбрал для ее уничтожения, знала, что спасения для нее нет.

Знание, как ей было известно по горькому опыту, – слабое оружие. Например, она всю жизнь знала об угрюмой зависти и ненависти брата, но не могла этому противостоять.

Надо прекратить думать; предаваться воспоминаниям – в своем роде безумие. Она отвернулась к окну и ощутила на лице слабое тепло зимнего солнца. Господи, как же ей хочется жить! Она вздохнула и поднесла руку ко лбу.

– Мэри, я не могу его остановить. Я знаю его планы, но не представляю, как их можно предотвратить.

– Может быть, это действительно спланировал сам король, как говорит Роджер. – В голосе Мэри слышалась убежденность, которую Имоджин не могла себе позволить. – Может, король и правда решил сыграть злую шутку с Боумонтом.

– Мне не очень хочется быть орудием жестокой шутки, – сухо сказала Имоджин. Она услышала, что Мэри смущенно завозилась, и позволила себе чутьчуть улыбнуться.

Потом ощупью нашла руки дорогой подруги; знакомые, огрубевшие от работы, они приносили успокоение.

Имоджин глубоко вздохнула.

– Мэри, поверь, угроза вполне реальна. В письме Роджера слышится триумф. Он еще на один шаг приблизился к цели и избрал для моего уничтожения Боумонта и короля. Они всего лишь способ и средство, но угроза реальна, не сомневайся, исход неизвестен, так что я еще раз прошу тебя покинуть этот проклятый дом.

Мэри в знак поддержки сжала ее руки, но Имоджин не поддалась соблазну опереться на ее силу.

– Роджер может не удовольствоваться моими мучениями и распространит свою злобу на все, чего коснется.

Мне нестерпима мысль, что в его сети попадешься и ты. Хватит того, что ты разделяла со мной долгие унылые часы. Ты не должна погибать вместе со мной. – Имоджин прерывисто вздохнула. – Мэри, пожалуйста, уезжай.

– Я нахожусь здесь по собственному желанию. Ты не можешь велеть мне уехать, девочка, хотя бы потому, что не приглашала, – ворчливо сказала Мэри. – И вообще, куда, потвоему, я потащу свои старые кости? Нет уж, большое тебе спасибо, но мне хорошо возле этого жалкого очага.

– Но, Мэри… – Никаких «но». От меня не так легко избавиться.

Имоджин сквозь слезы улыбнулась:

– Я понимаю, что это эгоистично, но я так рада, что ты остаешься. Мне страшно одной в темноте.

– Помоему, немного эгоизма никому не повредит, и заметь, я тоже эгоистична. Я люблю тебя, как дочку, и не знаю никого другого, с кем хотела бы жить.

Имоджин уткнулась в колючую юбку старухи. Теплая рука легла ей на голову.

Какоето время обеим не хотелось говорить, потом Мэри осипшим голосом спросила:

– Что будем делать, Имоджин? Имоджин не отрывала голову от колен Мэри.

– Ждать, Мэри. – Голос упал до шепота. – И молиться.

Глава – Не хочешь же ты сказать, что протащил меня по этой мерзлой пустыне, чтобы заняться земледелием на скалах в окружении голодающих крестьян? Ну, если это так, мальчик… Роберт отсутствующе улыбнулся, вглядываясь в обманчиво скучный горизонт; он еще два дня назад перестал слушать постоянное нытье Мэтью. В идеале нужно было оставить старика с его бесконечными жалобами в лондонской гостинице, которую они называли своим домом, но он не представлял себе, как можно было это сделать.

Долгие годы нелегкого опыта научили Роберта, что ничто в подлунном мире ни на дюйм не сдвинет Мэтью, пока сварливый старик сам этого не захочет. Если он назвался оруженосцем, это еще не значит, что будет выполнять любые приказы.

Что вполне логично с позиции следования своим интересам, с кривой усмешкой подумал Роберт.

Это случилось в сражении, где Роберт впервые участвовал как рыцарь: его сбросили с коня, он приготовился к неминуемой смерти и тут услышал вопль с небес: это Мэтью спрыгнул с дерева на воина, который уже замахнулся для последнего удара. До конца кровавой битвы они сражались спина к спине, пока не последовал приказ отступить.

Оказавшись в безопасности, Роберт неуклюже попытался поблагодарить Мэтью за своевременное вмешательтетво, но тот сказал, глядя ему в глаза:

– Может, Господь Бог и сам заботится о тупицах, но Он явно вручил мне тебя для более пристального наблюдения.

Так Мэтью стал его оруженосцем и с тех пор неотлучно следует за своим господином. Роберт видел в их связи какоето противоречивое благодеяние: с одной стороны, во всей Англии не найдется более верного оруженосца, с другой – Мэтью обращается с ним как с непутевым, но довольно послушным сыном. Со временем Роберт понял, когда слушать старика, а когда – нет. Сейчас, например, можно было игнорировать его стенания, считая их упражнениями в сварливости.

К тому же у Роберта были более важные темы для размышлений.

Он погладил Даггера по седеющей гриве. Роберта беспокоило, как старый конь перенесет долгую зимнюю поездку по бездорожью, но тот держался хорошо. Однако неплохо было бы поскорее закончить путь – хотя бы ради старого друга.

Конец поездки… Роберт понимал, что должен радоваться, ведь его ждут исполнение желаний, награда за долгий тяжкий труд. Но если бы все было так просто! Роберт вздохнул.

Все было просто, пока он строил планы, ведь ему нужно только одно – земля, то, что у него не смогут отнять превратности войны. Может, он и пришел в этот мир ни с чем, но уйдет не таким, черт побери! И вот земля теперь есть, но, чтобы объявить ее своей, он должен жениться на леди Имоджин. Роберт скрипнул зубами; злость охватывала его всякий раз, когда он думал об этих хитрых махинациях короля и его любовника. Но сделка заключена, теперь никто ничего не изменит. Завтpa, еще до захода солнца, он женится, и вся земля под копытами Даггера будет его! Снег накрывал землю белым одеялом, деревья стояли голые – картина зимней обездоленности. Но Роберт чувствовал душевный подъем. Чем ближе он и были к цели, тем сильнее привлекал его этот незнакомый мир.

Все вообще было бы отлично, если бы Мэтью перестал ныть и увидел, какая вокруг красота. Ну нет, скорее уж Даггер взлетит под небеса.

Старик сгорбился в седле, зарывшись в гору одеял, которые он раздобыл в одном из городов. Видны были только посиневшие от холода морщинистые руки и осуждающие глаза. Он был похож на груду тряпья, наваленного на лошадь.

Еще бы молчал, как то тряпье. Но поток жалоб у старика не иссякал.

– Всетаки скажи, мальчик, зачем ты меня сюда затащил? Роберт шумно вздохнул.

– Никуда я тебя не тащил. Только Всевышний может куданибудь притащить твой мешок костей против воли, да и то сомневаюсь, что ему это удастся.

– Признайся, эта земля не стоит того, чтобы ее возделывали? Роберт пригладил черные волосы и в раздумье сдвинул густые брови.

– Чем дальше мы уходим на север, тем у этих угрюмых крестьян все более неприветливый вид, ты не находишь? – В томто и дело, – фыркнул Мэтью, глубже зарываясь в ворох одеял. – Я думал, за то, что ты раздражал короля своим великолепием, тебе дали в наказание леди Калеку, но, познакомившись с местными жителями, уже не так в этом уверен.

– Не называй ее так. Она – леди Боумонт, – холодно и твердо сказал Роберт, и Мэтью стрельнул в него вопросительным взглядом. Роберт смотрел на дорогу.

– Она пока не Боумонт, – мягко сказал Мэтью. – С чего ты взъелся, мальчик? Ты еще даже не видел ее и уж тем более не давал ей свое имя.

– Не важно. Она станет моей женой, и теперь ее честь – это моя честь. – Роберт не хотел встречаться взглядом со стариком, потому что и сам не понимал, в чем дело. Ведь он никогда не принадлежал к породе безмозглых дураков, которые готовы умереть во имя чести. Он всегда был так цинично привязан к жизни, что не беспокоился о подобных глупостях, и, когда встречался с мелкими проявлениями неуважения, просто от них отмахивался.

И вдруг сейчас он готов защищать не только свою несуществующую честь, но и честь леди Калеки, честь женщины, которую даже не видел. Роберт понимал, что это нелогично, но Мэтью, слава Богу, благоразумно помалкивал. Раздавался только скрип снега под копытами лошадей. Роберт стиснул зубы, злясь на себя.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.