WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |

Ирина Игоревна Лобановская

Жена из России

Лобановская Ирина Игоревна

Жена из России

ИРИНА ЛОБАНОВСКАЯ

ЖЕНА ИЗ РОССИИ

Роман

1

Маша встретила этого странного типа на одном из заседаний Госдумы в начале

эпохи второго российского Президента. В воздухе остро и настойчиво снова

запахло переменами. К ним осторожно принюхивались, пытаясь определить

направление и силу ветра.

Младые реформаторы срочно перестраивались в другую сторону, стараясь не вспоминать о первых экономических реформах. Справа налево, слева направо...

Пересчитайсь! Никого не потеряли по дороге? И никто не забыт...

Тогда опять, в который раз, коекак поверилось в светлое, пока еще не засветившееся будущее. В то, что юных кадров будет много, и они не умыкнутся по старой привычке за рубеж в поисках лучшей жизни, а построят новое родное отечество.

Увы, прекрасная стройка вновь подзадержалась, хотя прекрасное завтра великих не подвело. И они, чтобы не простаивать, решили спешно создать на неопределенное время совсем другое: например, российскую олигархическую систему. Но это позже.

Машу политика не волновала. Лишь постольку поскольку, как любого гражданина своей страны и простого обывателя, жестко зависящего от ценовой политики, курса доллара и стоимости барреля нефти. И в Думу она попала совершенно случайно.

Маня поставила диктофон вперед, так близко, как сумела, и старалась не потерять его из вида среди множества других. Диктофончик вещь ценная и крайне нужная.

Какойто высокий седой, неплохо одетый дядька почти с самого начала заседания постоянно смотрел на Маню и радостно смеялся. Сначала она решила, что ей повезло на прибабахнутого для Думы дело привычное, потом перевела его в разряд идиотов и стала раздражаться. Ну, что ему от Машки надо? У нее работа, времени мало, материал срочный... Откуда взялся на ее голову этот седой господин? Похоже, он явился в Госдуму исключительно ради Мани.

Она постаралась собрать в кулак всю свою хилую, подетски слабую волю и подарила весельчаку самый суровый взгляд. Взгляд развеселил его еще больше. И когда заседание подошло к перерыву, а Маша облегченно вздохнула, седой внезапно возник перед ней, попрежнему сияя во весь рот отличными зубами. Над ними явно потрудились оочень дорогие дантисты.

Маня успела только позавидовать у нее никогда не будет денег на такую откровенную улыбку! как сбоку заворковала стоявшая рядом с незнакомцем молодая, шикарнонарядная, вся в переливающихся шелках, дама.

Мистер Лоуренс приехал из Америки. Он очень хочет побеседовать с вами по личному делу. Я переводчица.

Маша, как всегда, испугалась: она родилась трусихой. Ну, какое там личное дело к ней! у этого иностранного дяди? И как вообще он оказался в Думе? Кого только туда теперь не пропускают...

Я говорю поанглийски, пробормотала Маня.

Прекрасно! обрадовалась переводчица. Тогда я вернусь через десять минут.

И исчезла. Наверное, понеслась в буфет. Маша старалась не выпустить из глаз свой диктофон: вполне могут схватить по ошибке или упереть. Ворья хватает везде, и Дума не золотое исключение.

Улыбчивый мистер Лоуренс тотчас объяснил смущенной Мане, что у него есть друг, бывший военный моряк, который мечтает о такой женщине, как она.

Еще не легче... За что ей сегодня на редкость сильная везуха? И почему как раз она ненароком угодила в мечты неведомого да никогда бы его не знать! чужеземца?..

Вы его идеал! объяснил, сияя, мистер Лоуренс. Берт именно такой представляет себе свою будущую жену из России: она должна быть высокой, худой, кудрявой и курносой брюнеткой с темными глазами. Он ищет лишь этот образ и даже дал объявление в русскую газету. Ему придут тысячи писем, но не будет письма от вас! А это невозможно. Я не могу отпустить вас, пока вы не дадите мне обещание написать Бертилу. Вот его адрес. И американец быстро застрочил на своей визитке. А это мой. На всякий случай. Хотя вы не мой идеал. Простите! Он громко захохотал. Не умно и не смешно...

Вы пошлете письмо моему другу? Прямо сегодня? Я тоже напишу ему о нашей неожиданной удачной встрече. Мне вас послал Господь! Лоуренс пристально и властно заглянул замявшейся Мане в глаза, диктуя свои условия. Она окончательно растерялась: какието письма в чужую страну... Зачем? У нее нет никакого желания снова выходить замуж. Тем более, за иностранца.

Маша пожала плечами. Лоуренс взял ее за руку и нежно поцеловал пальцы.

Хорошо... тихо и неуверенно сказала Маня. Я постараюсь написать...

Американец вдруг стал серьезным.

Я люблю Бертила. И хочу, чтобы он был счастливым. Поймите меня правильно!..

Мне кажется, что у вас все должно сложиться лучшим образом...

Ну, это уж обязательно!.. У Машки наверняка все будет хорошо, даже если все будет плохо... Она постоянно пыталась вколотить в себя такую банальную и расхожую истину. Теперь ей пробует помочь господин Лоуренс. Спасибо ему! Маня кивнула, торопливо сунула в сумку визитку и рванулась вперед за диктофоном.

Ну, как же! снова захохотал мистер. Журналист не может потерять диктофон! Как солдат оружие! Мистер Лоуренс дурак, подумала недипломатичная Маша. Но ведь ее никто не слышит... В детстве с приятелями она на даче весело размалевывала заборы такими беспощадными и бескомпромиссными характеристиками: "Валька дурак!" Маша резко, невежливо повернулась, едва кивнув американцу, и вышла в коридор.

Там корреспонденты, помешанные на эксклюзивных интервью, облепили и плотно зажали микрофонами Чубайса. Маня мельком взглянула на удивившегося ее безразличию Анатолия Борисовича сверху вниз а у нее рост метр восемьдесят два плюс каблуки! и повернула к лифтам.

Длиннушка всегда ласково называл ее Вовка... А Машкиной первой любовью был рыжий мальчик по имени Толя. Она уже забыла его фамилию. Рыжий Толик... Дача...

Зеленые полянки детства...

А теперь Машка идеал какогото неизвестного придурочного военного моряка. У них что там, берут во флот самых чудаковатых?.. Оригинальная кадровая политика...

По дороге домой Маша купила на почте международный конверт.

Я родилась и выросла в редакции! Маша ничуть не шутила. Она всю жизнь любила повторять эту почти правдивую фразу.

Вовка засмеялся и глянул на Машку. У него был буратинский нос, всегда умилявший Маню. Она посвятила Володе немало глупых стихотворений, конечно, не показав ему ни одного.

Буратино, Буратино, Деревянный, тощий, длинный, Жесткие ресницы, строгие глаза...

Собралась влюбиться, Ты сказал: "Нельзя!.."

Это "нельзя" прозвучало не сразу...

Объясни про редакцию, попросил Вовка.

Объяснить? Маша вздохнула. Это проще веника, как говорит отец...

Иногда память начинала разматываться безостановочно, как нитка с катушки.

Только потяни...

Первое воспоминание Маня лежит на скамейке во дворе университета на Моховой, истошно орет и колотит ногами. А молодые родители студенты журфака ругаются возле, почти не обращая внимание на дочь. Ей три года. Ранний ребенок...

Масяпа, прекрати выть! Ты страшно надоела! наконец обращается к ней мать.

Объясни почеловечески, чего ты добиваешься? Маша толком своих требований и желаний не представляет, но продолжает упорно и злобно избивать ногами ни в чем не повинную скамью.

Ребенок избалован! сердито говорит отец. И наверняка хочет есть! Или спать! У нормальных матерей в это время дети давно уже пообедали! А нечего было жениться на ненормальной! кричит мать. Вообще, знаешь, нам пора разойтись! Кстати, это ты был против моего академического и заставляешь меня теперь каждый день ходить на фак! Куда же девать ребенка? И зачем нам дубликаты лекций? Маша искоса, краем глаза оценивает родителей: у них красные, потные, неприятные лица и безобразно вытаращенные глаза. Почему у нее такие некрасивые мама с папой? Ей очень не повезло... И принимается вопить снова.

Мася, ну поимей совесть... стонет мать. Сейчас мы пойдем домой, и я куплю тебе по дороге шоколадку. Хочешь? Маша хочет только одного: чтобы они перестали кричать. Но отказываться от шоколада тоже не имеет смысла. Она кивает и ненадолго прекращает колотить скамейку.

Марья, вставай и не пыхти! Довольно выкаблучиваться! отец пытается выглядеть строгим. Получается плохо. Маше весело. Смотри, все студенты и преподаватели сбежались на твои вопли! Какаято очень милая тетя в сиреневом костюме действительно подплывает к родителям.

Ой, какая прелесть! Вылитый Паша! ласково поет тетя. Уже такая большая дочка! Паша и Маша! Очень симпатично. Вы специально подбирали имя в рифму? Инночка, как это вы все успеваете? Да я как раз ничего не успеваю, мгновенно сменив тон, приветливо отзывается мать. И лицо уже совсем другое. Как мама может быстро меняться! Или на это способны все люди? Потому Павел все время сердится. А Манька орет! Дальнейшие события того сияющеяркого, весеннего дня проваливаются в узкие беспросветные закоулки памяти. Навсегда остались лишь теплота пропитавшейся солнцем деревянной скамейки и тяжкое недоумение перед первым запомнившимся скандалом родителей. Раньше они или не ссорились, или Маша просто не сосредоточивалась на этом. Не умела была слишком мала.

Она появилась на свет, когда родители учились на втором курсе. Маша хорошо помнила начало их трудовой журналистской деятельности, а точнее, их вечное отсутствие дома. И свой любимый вопрос бабушке:

А мама с папой придут сегодня ночевать? И бабушка неизменно отвечала:

Придут, Машенька, придут обязательно! Только вот не знаю когда: то ли в час ночи, то ли в два...

Родители появлялись дома изредка. Мимоходом, мельком неодобрительно оглядывали дочь и начинали дружным хором поучать бабушку, как правильно воспитывать и растить единственное в семье дитя.

Мама! возмущалась Инна. Неужели ты не понимаешь, что она давно должна есть самостоятельно? Ужас какойто! Почему ты до сих пор ее кормишь? Маська, немедленно бери ложку и ешь сама! Маша нехотя брала ложку и сразу опускала ее на стол. Мрачный отец хмурил брови и грозно смотрел на дочь. Впечатления ноль. На нее никакие родительские взгляды не действовали: маму с папой всерьез Маня не принимала. Считала чемто вроде живых, но неинтересных, случайно попавших в дом и не имеющих никакой ценности игрушек. Или своеобразных гостей в ее жизни, неважной ее деталью, необходимость и значимость которых Маша давно приравняла к нулю. Ей выпало на долю испытать все сомнительные прелести бытия раннего ребенка.

Инночка, ласково интересовалась бабушка, а ты когданибудь видела, чтобы кормили взрослого? Всему свое время и свой черед. И Машенька тоже скоро начнет есть сама. Когда ей захочется и когда у нее получится. Она у нас вообще чудо природы.

Да у нее никогда не получится, если ты будешь все делать за нее и вдобавок считать необыкновенной! выходила из себя мать. Нет, в самом деле, лучше сидеть в редакции дотемна! И ничего не видеть и не слышать! Бабушка согласно кивала.

Да, это и вправду лучше. И нам с Машуней куда как спокойнее! Мане с бабушкой было очень хорошо, бабуля запомнилась доброй, полной и заботливой. И Маша понастоящему удивилась, смутилась, даже испугалась, услышав однажды от лучшей подруги Кати:

Какая у тебя злая бабушка! Бабушка не сделала Кате абсолютно ничего плохого: наоборот, подружку в Машином доме всегда привечали, угощали, приглашали приходить снова и снова. Просто бабушка выговорила Кате за обедом, сделала какоето замечание кажется, по поводу испачканной скатерти необычно резким тоном, и в этой интонации подружка уловила искреннее нерасположение и пришла к определенным для себя выводам.

Маша надолго потерялась. Открытие противоположности мнений и несовпадения оценок оказалось слишком неприятным, а уж о том, что родные и близкие ей люди могут окружающим казаться плохими, Маша и вовсе не подозревала. Ей упорно верилось, что лишь одна она имеет право судить и осуждать домашних. Но разве никто вокруг не мог этого делать? Да запросто! Тихий мир детства, мирный и теплый, несмотря на родительские крики, их Маша часто старательно пропускала мимо ушей опрокинулся одной Катиной фразой. Маня больше не приглашала к себе Катю и стала присматриваться к домашним, пытаясь оценить их другими глазами, со стороны, увидеть все плюсы и минусы, о которых она сама не догадывалась.

Почему мне нельзя прыгать на диване? спросила Маша отца. У Кати дома арабская мебель, а на ней разрешают скакать прямо в туфлях, сколько хочешь.

А кто у этой Кати родители? поинтересовался отец.

Маляры.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.