WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |

Бетси улыбнулась. Она представила, как сейчас ее племянники Сара, Ральф и Тревор упрашивают родителей выпустить их на улицу хотя бы на часок. А маленькая Бэби удивленно смотрит на свой первый снег. Она не запомнит этот снегопад, ведь ей еще не исполнилось и девяти месяцев, но, может быть, через много лет ей будут сниться волшебные сны, в которых крупные ночные бабочки заполонят весь город, а утром солнце оденет их в золотые наряды.

– Я рада, что начался снегопад, – сказала Бетси. – Дожди навевали уныние.

Рождество пройдет, как положено.

– Будем надеяться, что все это великолепие не растает, – вздохнул Дэн.

– Никогда не замечала за тобой склонности к пессимизму.

– Считай это проявлением черного юмора. Куда поедем? Бетси вернулась домой ближе к полуночи. В доме было непривычно тихо. Она осторожно сняла пальто и смахнула на пороге налипший снег.

– Бетси, ты вернулась? – спросила со второго этажа громким шепотом тетя Эмми.

– Да. Почему вы не спите? Эмми спустилась вниз и выглянула за дверь.

– Ты же знаешь, я не могу уснуть, когда дома не все. Какой снегопад! Звонила Кэтрин, Ральф закатил скандал изза того, что его не пустили гулять. Не успокоился, пока не вернулся Джордж.

– Могли бы пойти погулять всей семьей, – заметила Бетси.

– Я так и сказала Кэтрин. Что за молодежь, и шагу не могут сделать без совета! – Тетушка осуждающе покачала головой, но Бетси ей не поверила. Эмми любила невесток не меньше сыновей и лишь иногда для виду пыталась осуждать их.

– Вообщето Кэтрин хотела узнать, что она должна приготовить к ужину в сочельник.

Бетси рассмеялась.

– Тетя! Еще две недели! – Лучше обо всем подумать заранее. Кэтрин все правильно сделала. Мы обсудили меню, и она пообещала позвонить Луизе и переговорить с ней. Хочешь чаю? – Было бы просто замечательно.

Бетси уже успела переодеться и умыться, пока тетушка докладывала о последних событиях в их большой семье. Они прошли на кухню.

– Как дела? – спросила Эмми.

– Нормально. Пришел в себя мужчина, который пять часов пробыл в воде. Помните, я рассказывала на днях? – Да, конечно. Ну и как он? – У него амнезия.

– Святые угодники! – пробормотала Эмми.

– Но он утверждает, что вспомнил свое имя.

Бетси подробно рассказала о своем разговоре с Фрэнком.

– Вторая крестная мать? – усмехнулась Эмми, разливая чай по чашкам и пододвигая к Бетси тарелку с печеньем. Тем самым, с корицей.

– Ух ты! – обрадовалась Бетси. – Я только что думала о вашем печенье. Но ведь до сочельника еще далеко? – Снегопад навеял! – отмахнулась Эмми. – Бедный парень.

– Ну не такой уж он и парень, – справедливости ради заметила Бетси. – На вид ему больше тридцати пяти.

– И все равно бедный. Но, может быть, теперь, когда он вспомнил свое имя, полиции удастся найти его родственников? – Хорошо бы, – согласилась Бетси. – К Рождеству его уже выпишут. Он стремительно поправляется. Не знаю, куда Фрэнк пойдет, если его родные так и не объявятся.

Эмми помолчала несколько секунд, о чемто размышляя. Бетси сделала еще пару глотков и, поколебавшись мгновение, взяла еще одно печенье.

– Нужно будет связаться с органами социальной защиты, – сказала она, прожевав. – Уверена, они чтонибудь придумают.

– Это их работа, – согласилась с ней Эмми. – А где ты была вечером? – Мы с Дэном заехали в кафе. Посидели, поболтали… – Я так и подумала! – Эмми выглядела торжествующей.

– Это дружеские отношения! – запротестовала Бетси.

– Конечно, дорогая, – сказала Эмми таким тоном, что Бетси сразу же поняла:

тетушка осталась при своем мнении. – Ладно, пойду я спать, а то завтра и сама не проснусь, и Джейсона в школу не отправлю. Спокойной ночи, милая.

– Спокойной ночи, – отозвалась Бетси и поцеловала тетю.

Она вымыла посуду, еще немного посидела за столом, пытаясь понять, действительно ли у них с Дэном было свидание, потом махнула рукой и отправилась спать.

Ночью ей снилось чтото очень хорошее, и в этом сне был мужчина. Утром удивленная Бетси осознала, что впервые запомнила лицо своего героя. Его черты в точности повторяли черты лица Фрэнка. Расчесываясь перед зеркалом, она поняла, что мужчина по имени Фрэнк встретился на ее пути, чтобы изменить ее жизнь. Чем эта история ни закончится, прежней Бетси уже никогда не будет.



– Нельзя верить снам! – сказала она своему отражению.

Отражение лукаво улыбнулось ей.

Ужасная метель, начавшаяся в день возвращения Фрэнка из беспамятства, затянулась на неделю, и больше никто не жаловался на бесснежное Рождество.

Коммунальные службы города делали все возможное, чтобы по дорогам можно было хоть както передвигаться, но заносы росли, и все чаще на обочинах можно было увидеть белые холмики, бывшие когдато автомобилями. В эти дни Бетси радовалась, что до больницы может добраться пешком.

Легкой морозец щипал щеки и нос, заставляя двигаться быстрее. Пальто, казавшееся когдато теплым, почти не грело, руки в кожаных перчатках мерзли, и Бетси с сожалением вспоминала о своих детских варежках. Может, попросить тетю Эмми связать новые? – А не пора ли провести чемпионат по бегу среди наших сотрудников? – поинтересовался Дэн, когда Бетси, вбегая в здание больницы, чуть не сбила его с ног.

– В такой холод приходится быстро бегать, – сказала она и широко улыбнулась.

Настроение у Бетси было просто великолепным. – Каким чудом тебе удается пробраться через заносы? – Я просто очень люблю свою машину, и она отвечает мне взаимностью.

Бетси сняла шапочку и стряхнула снежные хлопья с пальто и шарфа. Все тем же быстрым шагом они с Дэном прошли через приемное отделение. Изза резкого похолодания число больных увеличилось: обмороженные конечности у взрослых, дети, лизнувшие на морозе монетку, и бесчисленные ангины. Зимой в приемном отделении всегда было шумно.

– Тебе еще не надоела бумажная работа? – поинтересовалась Бетси, когда они вошли в лифт.

– Надоела, но я не буду оперировать до Нового года. Только если чтото экстренное.

– Ясно. – Бетси давно подозревала, что Дэн слишком устал, бравада его уже не спасала. Она была рада, что он нашел в себе силы признаться в этом. Уж лучше пусть занимается рутиной, чем держит скальпель в дрожащих руках. – А как дела с владельцем супермаркетов? История тянулась уже две недели, и в больнице начали заключать пари на то, как долго еще он будет водить за нос их главного врача.

– Мистер Дэкстон еще не определился, какую сумму и на каких условиях он пожертвует в фонд больницы, – официальным тоном сообщил Дэн. И более доверительным добавил: – Он уже у меня в печенках сидит. Не дай ему бог попасть ко мне на операционный стол.

Бетси рассмеялась. Лифт остановился на четвертом этаже. Административный этаж.

– Не переживай. – Она осторожно погладила Дэна по руке. – Все образуется. Я была рада видеть тебя.

Дэн вышел из лифта. Реанимационное отделение было этажом выше.

– Мы можем пообедать вместе? – вдруг спросил он, когда двери уже начали закрываться.

– Конечно! – успела крикнуть Бетси.

До самого вечера у нее не было времени подумать, почему же лицо Дэна стало таким счастливым? Ведь они просто посидят и поболтают, как старые добрые друзья.

Как всегда перед Рождеством, у Бетси было много работы. Все чаще стали поступать больные с серьезными обморожениями и переломами. И нельзя сказать, что все они были приятными людьми.

Вот, например, сорокалетний бездельник и алкоголик, которого уже давно все звали Грязным Гарри, и никто уже не смог бы вспомнить его фамилию, наверное, даже он сам. Гарри не раз попадал в больницу с обморожениями, ножевыми ранениями и пневмонией. И все время думал, будто оказался на курорте, где все вокруг должны выполнять его капризы.

– Что это за дрянь! – закричал он, вываливая больничный обед на пол.

– Это еда, – с трудом сдерживаясь, ответила Бетси. – Вы только что сами лишили себя обеда.

– Сама ешь это, если тебе так хочется! – заорал Гарри. – А я хочу нормальный кусок говядины с кровью! – Вам придется либо есть то, что готовят в нашей столовой, либо обходиться совсем без еды, – отрезала Бетси.

– Это помои для свиней! – Не думаю, что на улице еда была лучше, – резко сказала Бетси. – Если вы не хотите есть, я не буду вас заставлять или уговаривать. А сейчас дайте мне сменить повязки.

– Знаю я вас, палачей! – продолжал бушевать Гарри. – Если за вами не следить, залечите до смерти.

– В конце концов! – взорвалась Бетси. – Можно подумать, мне очень хочется прикасаться к вам! – Ах ты бесчувственная… Грязный Гарри так и не успел сказать, кем он считает медсестру. Он захрипел, поперхнулся и удивленно уставился вверх. Его горло сдавила крепкая мужская рука.





– Думаю, будет лучше, если ты станешь вежливее говорить с сестрой Боунс, – мило улыбаясь, сказал Фрэнк.

– Что вы делаете?! – закричала Бетси. – Немедленно отпустите его! Вы же можете сломать ему шею! – Могу, – спокойно согласился Фрэнк. – Но еще я же могу поставить его на место.

Гарри прохрипел чтото, что должно было означать извинения.

– Дада, я вас прощаю. Фрэнк, отпустите его! Фрэнк неохотно разжал пальцы правой руки.

– Почему вы не в своей палате?! – возмутилась Бетси. – И вообще, что это все значит? – Сколько же я могу лежать? – Фрэнк виновато развел руками. – Я вышел прогуляться, понадеялся, что новые впечатления вернут мне память. А в коридоре услышал шум и решил выяснить, в чем дело. Разве моя помощь оказалась не своевременной? – Вы не должны были применять силу. Вы вообще не должны были вмешиваться. Я бы справилась с Гарри. Мы не в первый раз встречаемся.

– Я не могу спокойно стоять и смотреть, как обижают женщин, детей и животных.

– Очень мило! – фыркнула Бетси. – Но я сейчас не женщина, я медицинская сестра.

И я приказываю вам вернуться в палату. А тебе, Гарри, лучше лежать молча. Все равно я буду менять повязки. А ты ведь уже знаешь, что их можно менять поразному.

Грязный Гарри поёжился под ее стальным взглядом. Даже Фрэнку стало не по себе.

– Хорошо, я удаляюсь! – замахал он здоровой рукой.

– Вот и славно, – пробурчала она и повернулась к Гарри, чтобы заняться своей работой.

Сейчас Бетси не смогла бы с уверенностью сказать, на кого она злится больше, на Гарри, заварившего всю эту кашу, или на Фрэнка, вдруг решившего за нее вступиться. Тоже защитник нашелся! Всегото неделю назад валялся без сознания и был почти как растение.

Бетси фыркнула и чуть сильнее, чем следовало, затянула бинт на повязке. Она тут же раскаялась в этом, но Гарри поморщился и сделал вид, будто все в порядке.

Слова Фрэнка, точнее его действия произвели на грубияна впечатление.

Бетси быстро закончила обход других своих больных и в нерешительности остановилась у палаты Фрэнка. Она должна была измерить ему температуру, проверить, как заживают швы, просто узнать самочувствие, но Бетси не знала, как вести себя с ним после этой его выходки у постели Грязного Гарри.

Это часть моей работы, сказала она самой себе. И я должна это сделать. В первое время мне почти все не нравилось. Но я же привыкла.

Она тяжело вздохнула и толкнула дверь палаты Фрэнка. Лучшее, что она придумала, сделать вид, будто ничего не случилось.

– Как самочувствие? – спросила Бетси, протягивая Фрэнку термометр.

– Замечательно, если честно, не понимаю, зачем вы меня здесь держите.

– Вас уже давно следовало перевести в отделение терапии, но у нас сейчас горячий сезон, мест не хватает. Доктор Хэттвей решил, что, раз вас доставили в таком тяжелом состоянии, лучше понаблюдать до конца в нашем отделении.

– Я не совсем это имел в виду.

Бетси тяжело вздохнула. Ну что за пациент! Конечно, она сразу же поняла, о чем спросил ее Фрэнк, и просто попыталась уйти от ответа. Почему бы ему не довольствоваться тем, что она ответила? – Я понимаю, что вы имели в виду, Фрэнк. Дело в том, что до сих пор, несмотря на активные действия полиции, найти ваших родственников не удалось. В любом случае до Рождества нам придется выписать вас. Доктор Хэттвей и так получит весьма неприятный разговор с департаментом здравоохранения. Мы делаем все, чтобы задержать вас в больнице как можно дольше. Видели бы вы свою карту! – Бетси покачала головой. – Мы просто не хотим выставлять вас на улицу, Фрэнк.

Он отвернулся к окну. Крупные хлопья снега налипли на стекла.

– У вас нет ни одежды, ни денег, ни жилья, ни друзей, ни родных. Как мы можем выбросить вас в мир, который вы едва помните? – Бетси знала, ее слова больно ранят Фрэнка, но он сам хотел услышать правду.

В тишине палаты запищал термометр.

– Давайте его сюда, – со вздохом сказала Бетси.

Температура была нормальной. Фрэнк действительно восстанавливался удивительными темпами.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.