WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

– Он сам себя вытащил. Ты же видела, как сильно он хотел жить. Три остановки сердца! – Дэн покачал головой. – Я уж не думал, что мы сможем его спасти. Вот только зачем… – Какой ты даешь прогноз? – обеспокоенно спросила Бетси. Интонация Дэна насторожила ее.

– Кислородное голодание было довольно длительным. Я не знаю, как это отразилось на работе мозга. Жизньто мы ему спасли, но какой будет эта жизнь? – Ты думаешь, он станет… – Бетси не решилась закончить. Всего пару минут назад она верила, что с мужчиной все будет в порядке.

– Он может стать растением, – спокойно закончил Дэн. – А может и не стать. Все зависит от ухода и его стремления выжить. Впрочем, последнего ему не занимать.

Ладно, Бетси, мне пора идти. Ты завтра дежуришь? – Пока не знаю. Если Кэролайн не отправится рожать, то у меня будет выходной, а если ее ребенок решит, что пора появляться на свет, мне придется ее подменить.

– Почемуто мне кажется, что мы завтра увидимся… Они переглянулись и улыбнулись. Кэролайн пора было рожать еще неделю назад.

– Ладно, пойду приведу себя в порядок. До встречи, Бетси.

– Пока, Дэн! Бетси прислонилась горячим лбом к выкрашенной кремовой краской стене. Как же она устала! Неужели ей придется дежурить и завтра? Шести часов ей ни за что не хватит, чтобы выспаться.

Я сама выбрала эту профессию! – жестко сказала себе Бетси. И теперь не имею права на слабость. Столько людей нуждаются во мне! Взять хотя бы этого мужчину.

Сейчас многое зависит от ухода. Неизвестно, сможет ли полиция найти его родных, но ктото же должен помочь ему вернуться. Да и труда Дэна будет жалко… Бетси встряхнулась, поправила халат и поспешила на пост. До конца ее смены оставалось еще три часа. Хорошо хоть спать уже не хочется.

Множество проводов и трубочек опутывали мужчину. Бетси ловко, уверенная, что не причиняет своими действиями боли, поменяла повязки и проверила катетеры. Под повязками швы вздулись и покраснели, но Бетси знала, что это даже хорошо:

организм бросил все силы на восстановление.

Шрамы украшают мужчину, подумала Бетси, поправляя подушку неизвестному, отважно боровшемуся со стихией целых пять часов.

В палате реанимации пахло лекарствами и чемто неуловимым. Бетси казалось, что так пахнет смерть. Запах не раздражал, она уже давно привыкла, но чутьчуть пугал, заставлял всегда быть настороже и внимательнее относиться к пациентам.

Сейчас мужчина уже не так сильно пах неизбежностью, как пару часов после операции. Ему уже отключили принудительную вентиляцию легких, здоровое, молодое сердце больше не давало сбоев, и немного удивленный Дэн сообщил Бетси, что шансы на выздоровление у этого пациента высокие. Но хирурга все еще беспокоило состояние головного мозга мужчины. Впрочем, Дэн здесь ничего сделать не мог.

Позже, когда пациент придет в себя, его осмотрит доктор Беррингтон – лучший невропатолог графства, еще одна гордость Дэна. Чего ему стоило уговорить строптивого врача остаться в больнице Святого Петра! Зато теперь доктор Беррингтон был самым ярым защитником больницы и благодаря своему весу в научных кругах и многочисленным знакомствам не раз помогал ей. И даже если бы он и палец о палец не ударил, чтобы помочь Хэттвею, все равно главный врач был рад специалисту такого уровня.

– Давайте, мистер, – тихо сказала Бетси. – Вам уже пора бы прийти в себя.

Глазные яблоки под плотно закрытыми веками пришли в движение. Бетси обрадованно улыбнулась.

– Эй, мистер! – позвала она.

Вновь чуть заметная реакция.

Бетси удовлетворенно кивнула и сделала пометку в карточке. Пациент реагирует на звуки. Это очень хорошо. По крайней мере, он не растение. Бетси мысленно сделала себе пометку, что уже можно вызвать доктора Беррингтона для консультации. Бетси не сомневалась, что доктор Беррингтон весьма заинтересуется этим случаем.

Она еще раз внимательно осмотрела пациента, проверила показания приборов. Все было в норме: сердцебиение, пульс, дыхание – перед Бетси лежал физически совершенно здоровый человек, если не учитывать того, что он был без сознания.

Прошло почти семь дней после операции. Неизвестный восстанавливался просто удивительными темпами, вот только в сознание не приходил. Это сильно беспокоило врачей, но теперь, когда появилась реакция на звуки, можно было надеяться, что через пару дней мужчина откроет глаза и наконец скажет, как его зовут.



Полиция прилагала все усилия, чтобы найти его родных. Ни под одно описание о пропавших людях мужчина не подходил. Давали объявления в газеты и на телевидение, но родные так и не объявились. Не совсем понятно было и то, как он попал на дикий пляж. Да и что можно делать в море в декабре? Вопросов у полиции было слишком много, а ответов не было совсем.

Бетси и другим медсестрам было приказано сразу же позвонить в полицию, как только мужчина придет в себя. Впрочем, они и так бы сделали это. Ведь неизвестный не мог заплатить за лечение, больница несла убытки. Казна неохотно покрывала подобные расходы. Дэн Хэттвей каждый раз проклинал себя за мягкотелость, объясняя комиссии, почему работающие под его началом врачи назначали дорогостоящее лечение или анализы. Но, возвращаясь в больницу, сразу же об этом забывал и предоставлял своим пациентам (не важно, со страховкой или без) все лучшее, что было в распоряжении больницы.

– Ну что ж, мистер, я к вам зайду через пару часов, – попрощалась с пациентом Бетси.

Она бросила взгляд в окно и поёжилась. Косой дождь превращал все вокруг в размытый акварельный набросок меланхолика в депрессии. До Рождества оставалось три недели, а праздничного настроения не было и в помине. Даже подарки покупать не хотелось.

– Может быть, вы откроете глаза, когда пойдет снег? – поинтересовалась Бетси. – Я бы так поступила, уж слишком противно сейчас за окном.

Она поправила на пациенте одеяло и вышла из палаты. Середина рабочего дня, у нее еще столько дел! Дэн оказался верен своему слову, и последнюю неделю Бетси работала в реанимационном отделении, ни разу не присутствуя на операции. Конечно, суточные дежурства давались непросто, но не было сумасшедшего напряжения операционной, постоянной борьбы за жизнь, неизвестности, беспомощности, которую Бетси часто ощущала, наблюдая, как работает хирург. Послеоперационные больные были тяжелыми, но рядом с ними Бетси чувствовала себя нужной, даже необходимой. Кто еще смог бы так легко поставить капельницу? Так профессионально сделать укол? Говорили, что у нее золотые руки, но Бетси знала, дело не в руках, она просто очень любила свою профессию.

По внутренней связи Бетси нашла доктора Беррингтона и сообщила ему о своих наблюдениях за «неизвестным мужчиной», как называли этого пациента между собой врачи и медсестры. Беррингтон действительно заинтересовался и пообещал заглянуть в конце смены.

– Бетси! Она подняла глаза от очередной карты и удивленно посмотрела на старшую сестру Берроуз.

– В чем дело, миссис Берроуз? Высокая, очень худая, словно высохшая от непомерной ответственности старшая медицинская сестра Берроуз вселяла трепет в любые, даже самые закаленные сердца. Поговаривали, что ее побаивается и известный забияка и антагонист всех и вся доктор Беррингтон.

– Кэролайн все же решила родить. Тебе придется подежурить за нее до конца этой недели.

– Хорошо, – кивнула Бетси. Об этом они уже давно договаривались.

Остальные медсестры или имели семьи, или активно строили свою личную жизнь, поэтому обычно подменить просили Бетси.

– Но на Рождество график остается прежним? – на всякий случай уточнила она.

Единственным условием, которое ставила Бетси, было свободное Рождество. Она считала, что этот день нужно провести с семьей. Пусть у нее отпуск будет в феврале и придется дежурить все воскресенья года, но на Рождество она должна быть дома.

– Конечно. Мы знали, что до Рождества Кэролайн придется родить в любом случае. – Кстати, наконецто начался снегопад! – Сестра Берроуз развернулась и пошла к выходу из реанимационного отделения.

Бетси несколько секунд переваривала эту новость. Затем вскочила изза стола так стремительно, что несколько карт упали на пол, и бросилась в палату неизвестного мужчины.

Он сидел на кровати и недоуменно смотрел на множество проводов и трубок, опутывающих его тело. Бетси замерла на пороге. Она знала! Мужчина услышал, что ктото вошел, и повернулся на звук. Хрупкая, в белоснежной форме и с плотно скрученным пучком волос на затылке медсестра казалась слепленной из снежинок, которые он увидел, едва открыл глаза.





Их взгляды встретились, и Бетси поразила прозрачная глубина его серых глаз, их детскость, наивность. Он смотрел чуть обиженно, недоуменно. Ее сердце пропустило один удар, ей захотелось броситься к нему, обнять и успокоить. Но Бетси взяла себя в руки. Конечно, она долго ждала его возвращения, но это вовсе не повод пренебрегать своими обязанностями.

– С возвращением! – радушно приветствовала она мужчину. – Я медицинская сестра Элизабет Боунс, можете называть меня Бетси. Как вы себя чувствуете? – Вроде нормально. – Голос у мужчины был хриплым, слова с трудом прорывались через пересохшее горло. Казалось, за эту неделю он разучился говорить. – Можно мне воды? Бетси кивнула.

– Только лежите смирно, – попросила она и вышла в коридор к автомату.

Через пару минут мужчина жадно пил прохладную чистую воду. Казалось, он никогда не сможет напиться.

– У меня во рту привкус соли, – пожаловался он.

– Неудивительно. – Бетси забрала у него стакан и выбросила в урну у выхода. – Вы пять часов провели в морской воде.

– В морской воде? – переспросил он.

– Да, вас нашли на берегу полицейские и доставили к нам. По температуре вашего тела и другим признакам мы установили, что вы пробыли в воде не меньше пяти часов, а может быть, и больше.

– Как же я туда попал? Бетси развела руками.

– Это мы хотели спросить у вас, мистер… – Она замолчала, как бы давая понять ему, что неплохо бы представиться.

– Мистер… – Мужчина запнулся и жалобно посмотрел на Бетси. Сейчас он выглядел понастоящему испуганным. – Я… я не помню своей фамилии.

Бетси ободряюще улыбнулась и сказала:

– Вы совершили маленький подвиг. Редко кто выживает после такого приключения. А во время операции у вас три раза останавливалось сердце. Но за неделю, что вы были без сознания, ваш организм восстановился. Сейчас вы активно выздоравливаете. Хирург сказал, что через пару недель можно будет снять гипс с руки.

Мужчина перевел взгляд на свое предплечье.

– А я и не заметил.

– Сейчас я приглашу к вам врачей. Хирурга, который вас оперировал, и невропатолога. Они осмотрят вас и решат, как дальше будет проходить ваше лечение. Пока лежите и не вставайте. И прошу вас, не пытайтесь сами отключить аппаратуру. Многие пациенты пытаются сделать это и сильно себе вредят. Как только врачи разрешат, я сама все отключу и вытащу все катетеры. Потерпите немного.

Бетси улыбнулась и повернулась, чтобы выйти из палаты. Нужно срочно найти Дэна и доктора Беррингтона, и еще позвонить в полицию. Как жаль, что он ничего не помнит! – Постойте! – окликнул ее мужчина.

– Да? Что я могу для вас сделать? – Я не помню своего имени, не помню почти ничего о себе, лишь какието обрывки.

Что со мной? Бетси решила быть откровенной. Этот мужчина был сильным, он имел колоссальную сопротивляемость. Лучше сказать ему правду.

– Мы предполагали, что изза переохлаждения и остановок сердца могут быть нарушения работы головного мозга. Я не врач, я медсестра, и поэтому могу только предполагать, что в вашем случае наступила амнезия. Полная или частичная, пока еще не ясно. Но вы не волнуйтесь. Подобные состояния часто проходят.

Мужчина открыл рот, но Бетси его прервала.

– Я не врач, – еще раз повторила она. – Больше ничего сказать вам не могу.

Потерпите немного и поговорите с лучшим невропатологом графства.

– А какого графства? – Вы сейчас в центральной больнице города Суонси, графство Уэст Гламорган, Уэльс.

– Суонси? – удивленно переспросил мужчина.

– Вы не помните наш город? – Нет, помню, мне кажется, я здесь когдато бывал. Но я не помню, как я здесь оказался сейчас. Мне кажется, я не должен был быть здесь.

– А где вы должны были быть? – В… – Мужчина запнулся.

Бетси почувствовала прилив жалости к нему.

– Это ужасно… – пробормотал он. – Я ничего толком не помню, даже своего имени… – Не переживайте так, – попыталась утешить его Бетси. – Воспоминания непременно вернутся. Вот увидите, доктор Беррингтон волшебник, он сделает все возможное. И невозможное. А теперь отпустите меня, хорошо? – Да, конечно. А скажите, как вам кажется, какое имя мне подошло бы? – Я не могу давать вам имя, – печально улыбнулась Бетси.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.