WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

Линда Кук

Вслед за луной

Линда КУК

ВСЛЕД ЗА ЛУНОЙ

Глава 1

Нант, Бретань

15 октября 1193 года

Паэну не терпелось поскорее добраться до места встречи, и ему даже не приходило

в голову, что попытка выкупить свое законное наследство в одном из притонов

Нанта может закончиться для него плачевно. Лишь теперь, когда с руки его

стекала кровь и каждый удар сердца отдавался мучительной болью, он начал корить

себя за то, что не стал возражать против места и часа переговоров, тем самым

поставив под удар не только собственную жизнь, но и жизнь Матье. Как только

Матье, неуклюже привалившийся к запертой на засов двери, придет в себя, Паэн

честно скажет ему об этом.

Он снова окинул взглядом убитых, лежавших в разных позах на деревянном полу.

Между их телами зловеще поблескивало оружие. Двое из нападавших успели скрыться, как только поняли, что удача в этой схватке от них отвернулась, однако они могли возвратиться в любой момент. Кроме того, там, в ночной тьме, возле дома блудницы, их с Матье наверняка подстерегали разбойники. Поэтому сейчас ему некогда было предаваться напрасным сожалениям.

Тонкая льняная скатерть на столе хозяйки дома была залита кровью. Паэн отрезал кинжалом чистый кусок ткани и принялся перевязывать рану. По мере того как его затянувшееся ожидание близилось к концу, он все более утрачивал бдительность.

После десяти лет, которые ему пришлось провести в изгнании, живя среди людей, чьи понятия о чести сильно расходились с его собственными, ему следовало помнить, что он может получить удар в спину в самый важный, самый решающий для него момент. Но вместо этого он пошел навстречу желанию Мальби, который просил сохранить их первую встречу в тайне, и угодил прямо в ловушку, имея при себе лишь одного человека для охраны. Впрочем, если бы Матье вовремя не заметил вооруженных людей, скрывавшихся в спальне блудницы, они оба были бы убиты и ограблены, а их мертвые тела очень скоро оказались бы на илистом дне ближайшей реки.

Среди лежавших на полу шестеро были уже мертвы, а еще один тяжело ранен и, похоже, находился при последнем издыхании. Этот умирающий был тем самым человеком, который первым вынул оружие, и он же первым пал от удара клинка Матье. Теперь он уже не узнает о том, что он и шестеро его сообщников потерпели поражение от рук всего двух людей, которых им ведено было прикончить.

В пылу схватки Паэн совсем забыл о блуднице. Внимательно, не спеша осмотрев комнату, он наконец обнаружил ее, спрятавшуюся за подстольем в виде козел и почти скрытую от глаз распростертым на полу трупом Ольтера Мальби.

— Эта женщина… Услышав его слова, Матье с трудом приподнялся и, пошатываясь, шагнул к нему.

— Она все еще здесь? — произнес он, проследив за направлением взгляда Паэна. — Она все видела. Паэн опустил меч.

— Иди сюда, дитя мое.

Женщина испуганно вжалась в стену.

Паэн вытер кровь с руки и бесцеремонно вытащил ее изпод стола, поморщившись от боли.

— Послушай меня, девушка… Малиновый подол дорогого платья блудницы, сотканного из светлого полупрозрачного шелка, потемнел от пыли. Ее лицо над перепачканной одеждой казалось мертвеннобледным от страха.

— Послушай меня, — повторил Паэн. — Следом за этими людьми могут явиться и другие. Если они найдут тебя здесь, вряд ли ты останешься в живых после их допроса.

Женщина испуганно вскрикнула.

— Мой господин, я никому ничего не скажу… — Разумеется, не скажешь. — Паэн опустил меч и вытащил свою испачканную кровью седельную сумку изпод какогото безымянного трупа. С неожиданным проворством блудница отпрянула в сторону, увернувшись от предмета, который швырнул ей Паэн.

Затем опустилась на корточки в тени, прикрыв лицо руками.

Этим предметом оказался кожаный мешочек, из которого прямо к ее ногам высыпались золотые монеты. Они упали на грязный пол и покатились по нему, нарушая своим звоном воцарившуюся тишину, Блудница опустила руки и уставилась непонимающим взором на золото, а затем отпрянула в страхе при виде золотого денье [1 ], который случайно упал на ее грязный ботинок.

Эти деньги составляли лишь небольшую часть той суммы, которую он посулил Мальби, — вполне достаточно, чтобы показать юному глупцу, что Паэн относился к сделке серьезно, однако слишком мало для того, чтобы послужить поводом для ночной резни. Паэн вздохнул.



— Отдай их ей — все до последнего денье. Потом выведи ее отсюда и устрой так, чтобы она сегодня же ночью села на корабль, отправляющийся вниз по реке. Дороги сейчас небезопасны.

Матье пробормотал несколько слов на ухо блуднице. Та зажала деньги в кулаке.

— А как же мы, Паэн? — Те двое, которым удалось бежать, к этому времени наверняка уже добрались до развилки. Скоро они вернутся сюда с подкреплением, чтобы спасти Мальби. — Паэн вытер меч остатками скатерти и тут заметил, что его друг уже твердо стоит на ногах.

— Уведи ее отсюда, Матье.

— А ты? Он покачал головой.

— Для меня все кончено. Мне не удастся вернуть мои земли. Только не сейчас.

Если еще прольется кровь, я окажусь вне закона, и тогда мои родные могут пострадать.

— И что ты намерен делать? — Ничего. Для начала выберусь из Нанта, если сумею. — Он прикрыл плащом раненую руку. — Пережить бы весну, а там будет видно… — Он отмахнулся от протянутой руки Матье. — Проводи эту женщину до гавани и потом, когда зайдет луна, отыщи меня, если захочешь, на северной дороге, там, где она проходит мимо хлева.

— На северной дороге? Уж не, собираешься ли ты… — А куда еще нам податься? Кто нас примет, кроме… — Паэн вдруг замолчал и бесшумно отодвинул засов. Узкая тропинка перед домом выглядела темной и тихой, так что даже если разбойники и притаились гденибудь поблизости, едва ли они осмелятся приблизиться к дому. — Отправляйся поскорее и постарайся найти меня еще до рассвета.

Паэн ждал, сжимая в руках меч, пока Матье и блудница не исчезли за поворотом дороги. Перед тем как покинуть дом, он перевернул тело Ольтера Мальби на спину и поднес к его лицу свечу. Мальби был еще молод — лишь недавно начал брить бороду — и явно питал пристрастие к роскоши. Этот болван надел дорогую тунику, замышляя предать и убить Паэна. А его меч, с отменным лезвием и рукояткой, усыпанной драгоценными камнями, лежал тут же, рядом, почти не, запятнанный кровью.

Паэн уже решил, что Матье передумал и ему не стоит его ждать. Но когда луна почти зашла, тот наконец, показался изза поворота дороги и нарочито тяжелой поступью приблизился к условленному месту встречи, чтобы Паэн по ошибке не принял его за подкрадывающегося врага.

— Она уехала, — сообщил ему Матье. — Я разбудил капитана одного из торговых судов, которое следует вниз по течению реки к морю, и поручил ему доставить ее в Динан. Он отплывет на рассвете.

— Хорошо.

— Мы можем переночевать в хлеву. Нам не мешало бы отдохнуть.

— Нет. Когда мы покинем пределы Нанта, тогда и будем думать об отдыхе, а потом отправимся прямо к Меркадье [2 ]. Он говорил мне, что намерен перенести свой лагерь поближе к побережью.

Они вывели своих коней из небольшой дубравы, служившей им укрытием.

— Стало быть, он знает, что мы вернемся? — спросил Матье.

Издав приглушенный стон, Паэн взобрался в седло.

— Одному дьяволу ведомо, что именно знает Меркадье. Во всяком случае, я ничего не сказал ему о Мальби. И о замке Рошмарен тоже.

* * * Меркадье в последнее время весьма легкомысленно относился к охране рубежей лагеря. Любой человек, у которого хватило бы храбрости отправиться на поиски главаря, мог беспрепятственно проникнуть на его территорию — причем без всякого оружия, — и многим из этих людей, хотя и не всем, удавалось столь же благополучно оттуда выбраться. Слава предводителя армии наемников росла год от года, так что лишь очень редкие смельчаки отваживались ему досаждать, и уж тем более никто не посмел бы напасть на него в самом центре лагеря, окруженного целой ордой опытных и хорошо оплачиваемых убийц.

Часовые не выказали никакого удивления при виде Паэна и Матье, въехавших в лагерь в покрытых грязью плащах и кольчугах, измазанных засохшей кровью. Они небрежно махнули им рукой, а затем вернулись к своей забаве с какимто богато одетым юношей, сидящим верхом на великолепном черном муле, криками приказывая наезднику убираться вон из лагеря и в то же время пугая бедное животное своим насмешливым рычанием и волчьей головой на пике, которой они потрясали перед самым его носом. Юноше все это явно не доставляло удовольствия, поскольку тяжелый сверток на крупе мула при каждом движении издавал неприятный дребезжащий звук.





Паэн осадил Арсуфа и поднял здоровую руку, указывая на мула и наездника:

— Неужели Меркадье платит вам за то, чтобы вы мучили животное? Или он все же требует от вас следить в оба за лагерными укреплениями? Я только что заметил позади лошадей двух псов. Это могли быть и волки — пришли проведать свою родню.

Пока часовые осматривали заросли в поисках предполагаемых хищников, мул проскочил мимо охранников, унося юношу и его арфу в сторону западной дороги.

— Им нужна хорошая война, — проворчал Паэн. — Или по крайней мере небольшой бунт, чтобы им было чем себя занять. Когда Плантагенет [3 ]вернется домой, у них будет слишком много других забот, чтобы приставать к арфистам.

Матье вздохнул, — Наверное, ты прав, Паэн, а пока нам не стоит тут слишком задерживаться. Ведь Меркадье в любой момент может повести свою армию на очередное задание. Будет очень жаль, если ты, оказавшись так близко от своих владений, умрешь, так и не увидев их.

* * * К вечеру лекарь в лагере залатал раны Паэна и объявил, что шрам у него на голове почти зарубцевался. Меркадье пригласил Паэна откушать вместе с ним у его костра рядом с роскошной кожаной палаткой, в которой предводитель наемников благодаря стараниям слуг устроился даже с большим комфортом, чем многие землевладельцы в этой овеваемой всеми ветрами провинции.

— Извини, хлеба у нас нет, — вздохнул Меркадье. — Это самая неприятная сторона кочевой жизни, — пробормотал он, — поиски еды.

— Если бы вы заплатили крестьянам, — заметил Паэн, — они попросили бы своих жен испечь столько хлеба, сколько вам нужно.

— А с какой стати я должен им платить? Эти крестьяне должны быть признательны мне уже за то, что мои люди их охраняют. Никакие разбойники не посмеют на них напасть, пока моя армия стоит здесь лагерем. — Меркадье осушил кружку эля и поставил кувшин перед собой. — Это самое малое, чем они мне обязаны. Кроме того, старая королева Элеонора [4 ]поручила мне присматривать за ее землями здесь и в Нормандии до тех пор, пока не вернется король Ричард. Она платит щедро, но мои люди рвутся в бой. Им необходимо размяться, и для этого мне волейневолей придется ввязаться в какуюнибудь войну. — Он налил себе третью кружку эля, после чего передал кувшин Паэну. — Я слышал, будто вы получили от королевы золото за то, что взяли на борт корабля ее епископов для переговоров с этим жалким трусом Гогенштауфеном [5 ]. И что, они добились успеха? Паэн пожал плечами:

— Король Ричард вернется домой, как только Гогенштауфену выплатят половину выкупа. А затем император оставит себе заложников, пока не получит остальные деньги.

— Если бы меня подпустили к этому разряженному ублюдку, я бы с радостью выпустил ему кишки своим кинжалом.

— Вот потомуто вы и оставлены здесь на случай осложнений, а не обедаете в обществе Гогенштауфена. Вы слишком неопытны во всем, что касается политических интриг, Меркадье.

Предводитель наемников тяжело вздохнул.

— Зато коекто, похоже, не прочь воспользоваться услугами моих головорезов. — Он взглянул на повязку на руке Паэна. — Кстати, если вы хотите подзаработать немного золота, пока ваши раны не зарубцевались, есть одно грязное дельце, с которым вы справитесь шутя даже при вашей больной руке.

Паэн покачал головой.

— Мне нельзя здесь долго задерживаться.

— Тем лучше. Вы можете отказаться от поручения, да и мне самому хотелось бы поскорее о нем забыть. До сих пор я еще ни разу не посягал на жизнь женщины, однако за эту обещана солидная награда. Тот молодой арфист, которого вы видели, дал мне десять золотых монет только за то, чтобы я подумал над его предложением. Он сказал, что еще пятьдесят монет получит тот, кто возьмет эту задачу на себя.

— Вы говорите о юноше с арфой верхом на муле? Неужели он хотел нанять вас для убийства женщины? — Паэн отпил еще глоток эля. — Зря я не позволил часовым украсть его мула.

— Нет, не он. Арфист прибыл сюда от имени другого человека — знатного господина, назвать которого он отказался. Он оставил мне золото и имя той женщины, которую нужно устранить. Судя по ее титулу, она из благородных.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.