WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |

Элен Кэнди

Вся правда о Джеки

Панорама романов о любви –

Элен Кэнди

Вся правда о Джеки

1

В салоне самолета стоял шум. Мужчины в строгих костюмах убирали в багажные

отсеки кожаные сумки. Тучные женщины, достав любовные романы в цветных

обложках, располагались в удобных синих креслах. Маленькие дети подле них

шуршали пакетами с чипсами, леденцами, арахисом и успевали комментировать свои

действия.

– Мам, я открыл орешки! Хочешь? – пролепетал маленький мальчик и протянул полной женщине пухлую ладонь с горсткой арахиса.

– Сиди тихо! – буркнула женщина и снова уставилась в книгу.

Постепенно человеческий гомон начал умолкать. И вскоре салон преобразился в читальный зал. Я взглянула на пятилетнего соседа. Малышу определенно не нравилось сидеть тихо. Покончив с орехами, он повернулся в мою сторону и озарил меня щербатой улыбкой. Все его лицо было в крошках арахиса и соли.

Какой симпатяга, подумала я и улыбнулась в ответ.

Вспомнив, что утром купила несколько шоколадных батончиков, я решила угостить мальчика.

Его глаза загорелись, и, не сказав слов благодарности, он выхватил шоколадку из моих рук.

– Нетнет! – зашипела женщина. – Никакого шоколада! Она забрала батончик и спрятала его в свою зеленую сумку.

Я отвернулась к иллюминатору и стала смотреть на уплывающие улицы Лондона.

Высокие здания и широкие дороги казались отсюда крошечными.

Скоро я вернусь, и опять все будет попрежнему… – успокаивала я себя.

Самолет набрал высоту, и Лондон исчез за облаками. Я горестно вздохнула. Мне было жаль покидать этот туманный город, который дал мне образование, воскресил забытую мечту, подарил работу, которую люблю.

Окончив лондонский юридический университет, я тут же начала работать частным детективом. Я мечтала об этом всю жизнь! Непроизвольно в моем сознании начали всплывать воспоминания детства. С десятилетнего возраста я восхищалась Шерлоком Холмсом и старалась подражать ему. Подозреваемой обычно была моя старшая сестра. Я часто ее расспрашивала:

почему она поздно вернулась домой, с кем проводила время. Джеки никогда не сопротивлялась моим допросам. Улыбаясь, она давала показания. Потом целовала меня в лоб и укладывала в постель, напевая колыбельную песню, которую сочинила для нас мама. А после долго и терпеливо сидела возле кровати, дожидаясь пока маленький Шерлок Холмс уйдет в царство Морфея.

Джеки… Джеки… – вздохнула я.

Я помню ее очень отчетливо: угольночерные локоны, спускающиеся на плечи, голубые печальные глаза. Она была для меня в первую очередь матерью, а уже во вторую сестрой. Я не забыла ее нежные поцелуи, которыми она будила меня в школу и благодаря которым я так сладко засыпала. Джеки никогда не повышала на меня голос. Однажды, когда мне было пять лет, я нечаянно разбила бутылочку с ее любимым лаком для ногтей. Я боялась, что она меня накажет, когда вернется вечером домой. И, услышав скрежет ключа в дверном замке, испугалась и спряталась под кроватью. Джеки меня потеряла, долго звала и искала. Тогда я поняла, что, если не вылезу изпод кровати, будет еще хуже. Увидев мое зареванное лицо, услышав слова раскаяния, Джеки улыбнулась, посадила меня к себе на колени и крепко обняла.

– Никогда, слышишь, никогда я тебя не буду ругать за такие мелочи! Ты у меня самый дорогой, самый любимый человечек на этом свете! – Ее ресницы были влажными. – Никакой лак, никакая помада не стоят того, чтобы я тебя наказывала! – Даже золотые? – наивно спросила я.

– Даже золотые с огромными изумрудами и рубинами! – рассмеялась Джеки.

Моя родная и милая Джеки… Наша мама умерла вскоре после моего появления на свет. Сестра часто мне рассказывала о ней. Джеки говорила, что мама превратилась в ангела и теперь всегда находится рядом со мной – каждую минутку, каждое мгновение.

– Джеки, а мама и твой ангел тоже? – спрашивала я.

– Лара, я уже взрослая. Ангелы оберегают только маленьких детей… – Джеки поправляла одеяло, протягивала мне мишку, набитого ватой, с пуговицами вместо глаз и запевала нашу любимую колыбельную песню:

Скоро звезды зажгутся в ночи и докажут, что мы не одни.



Они падают к нам на ладони, только руку свою протяни.

И Луна покачнется на небе. Засыпай, мой малыш, усни.

И во сне она улыбнется, только ты ей скорей подмигни… Потом Джеки на цыпочках выходила из комнаты, оставляя немного приоткрытой дверь.

Отца я видела редко. Он работал до позднего вечера, приходил домой уставший и сердитый. Както раз я проснулась ночью и, выйдя в коридор, увидела свет на кухне. Я тихонько подошла и заглянула в приоткрытую дверь. Отец наливал себе в стакан виски и чтото говорил Джеки. Она, закрыв лицо ладонями, тихонько всхлипывала. Я подбежала к ней и крепко обняла за шею.

– Почему ты не спишь? – улыбнувшись сквозь слезы, спросила она.

Я промолчала и укоризненно взглянула на пьяного отца. Для меня Джеки всегда была права. А тот, кто ее обижал, становился моим неприятелем.

Сестра была очень заботливой. Готовила мне завтраки, провожала в школу, всегда приходила на праздничные концерты, на которых я выступала, на школьные собрания. Джеки радовалась моим успехам, помогала делать домашние задания, рисовала плакаты на конкурсы. Она уделяла мне очень много времени. Тогда я этого не понимала и с детским эгоизмом требовала еще больше. В то время Джеки оканчивала школу и успевала подрабатывать в круглосуточном кафе. Ей приходилось нелегко: в ее обязанности входили готовка, уборка в доме, я со всеми своими запросами, работа с крошечной зарплатой и выпускные экзамены. Но она справлялась. Джеки держалась до последнего.

Когда мне исполнилось десять, Джеки начала давать мне карманные деньги на конфеты и жвачки. Я видела, как сестра откладывает в деревянную коробочку сэкономленные центы, и тоже решила копить деньги. И вот в день рождения сестры я опустошила свою копилку. Мне не терпелось сделать Джеки подарок. Накануне я приглядела для нее кулон в виде буквы «Д» на цепочке. Он стоил пятнадцать долларов. Вечером я с нетерпением ждала возвращения сестры с работы. Она пришла уставшая, с небольшим тортом, украшенным кремовыми розочками. Налив чай и отрезав мне кусок торта, Джеки села напротив и улыбнулась.

– С днем рождения, Джеки! – Я протянула ей подарок, завернутый в обычную белую бумагу.

Она осторожно развернула сверток и с умилением на меня посмотрела.

– Спасибо… Я так сильно тебя люблю… – Джеки меня обняла и поцеловала.

– Я тоже тебя очень люблю. Больше всех на свете, – шепнула я ей на ухо и прижалась к сестре сильнее.

– Чегонибудь желаете? – с улыбкой спросила меня стюардесса.

Я хотела заказать мороженое, но малыш, сидящий рядом со мной, подавился бы слюной… Мороженое с детства было моей слабостью. Я готова была уминать его фунтами.

Шоколадное, клубничное, сливочное с орехами… По праздникам Джеки водила меня в свое кафе и кормила разными вкусностями.

– Можно мне еще мороженого? Ну последнюю порцию… – просила ее я.

Джеки улыбалась, убирала пустую посуду с нашего столика и ставила передо мной стеклянную вазочку на ножке с шоколадными шариками, посыпанными тертым орехом.

– Лара, а у тебя горло не заболит? – усмехалась она.

Я качала головой в знак отрицания и продолжала уминать холодное лакомство.

Я встала с кресла и направилась в туалет умыться. От перелетов у меня всегда болела голова. В крошечной туалетной комнате я взглянула на свое отражение.

Удивительно… Чем старше я становлюсь, тем больше похожу на свою сестру. У нас обеих были голубые глаза, как у мамы, большие, хрустальные. Маленькая родинка над верхней губой… – Родинки ставят в родильном доме специальными чернилами, которые не смываются, – пыталась говорить серьезно Джеки.

– Никогданикогда? – удивлялась я.

– Никогда! – смеялась она.

– А зачем? – не успокаивалась я.

– Чтобы знать, чья ты сестра! – Джеки показывала на свою родинку.

Она расчесывала перед сном мои волосы щеткой с жестким ворсом, а я следила за каждым ее движением и считала до ста.

– Такие же золотые, как у мамы… – говорила Джеки и смотрела на мое отражение в зеркале.

Я мельком взглядывала на фотографию мамы в деревянной рамке, стоящую на тумбочке возле моей кровати, и гордо поднимала голову… Похоже, единственное, что нас различало, это цвет волос. Джеки достались от папы угольночерные, а мне – русые с золотистым оттенком, мамины.





Улыбнувшись своему отражению, я набрала холодной воды в ладони и умыла лицо.

Я вернулась в салон самолета. На моем месте уже сидел маленький мальчик и любовался белоснежными облаками.

– Вы не против? – спросила женщина и положила открытую книгу на колени.

– Конечно нет! Пусть малыш посмотрит… – Я присела рядом с ней и взглянула на завороженного ребенка.

– У папы на мониторе стоит заставка с облаками… – поведал мне малыш и опять отвернулся к иллюминатору.

Я улыбнулась и закрыла глаза… После рабочего дня Джеки садилась за компьютер. Она не успевала заводить романы в реальной жизни, поэтому ее единственным, к тому же виртуальным другом был молодой человек из Техаса. Они слали друг другу электронные письма с любовным содержанием, жаловались на трудную жизнь, мечтали о светлом будущем. Я в эти моменты наблюдала за ней – Джеки казалась счастливой, и какоето необъяснимое теплое чувство наполняло и меня. Мне тоже становилось спокойно и хорошо… – А олени Санты не проваливаются в облаках? – Малыш затряс мою руку, я открыла глаза.

– Нет, у них есть для этого волшебный порошок, такой блестящий… Санта их посыпает, и олени становятся легче, чем облака! – ответила я своему пятилетнему соседу, перепутав СантаКлауса с Питером Пэном.

Малыш задумался и оставил неграмотную тетю в покое.

Я помню, какой подарок мне преподнес отец на Рождество. Мне тогда было одиннадцать. Рано утром, выбежав из своей комнаты в одной пижаме, я спешила поздравить Джеки с праздником. Вдруг я услышала, что по лестнице, ведущей на второй этаж, где находилась спальня отца, ктото спускается. Я знала, как это делает отец, – быстро и бесцеремонно шлепая резиновыми подошвами тапок. А этот ктото спускался осторожно и еле слышно. Через пару секунд передо мной появилась женщина с взлохмаченными волосами и размазанным макияжем. Она была в папиной рубашке, застегнутой на одну пуговицу. Женщина остановилась и, растерянно посмотрев на меня, быстро прикрылась.

– Билл, твоя дочь проснулась! – крикнула она.

Испугавшись, я шмыгнула в комнату Джеки. Я начала отчаянно будить сестру, мне было уже не до Рождества.

– Что случилось? – спросила Джеки.

– У нас в доме какаято женщина… – прошептала я.

Джеки резко встала с кровати, накинула халат и вышла из комнаты. Я несмело последовала за ней.

В это утро мы завтракали вчетвером. Отец, не поднимая глаз, молчал, женщина принужденно улыбалась, а Джеки недовольно водила вилкой по тарелке.

– Пап, я же тебя просила… – сказала наконец Джеки, нарушив затянувшееся молчание, и посмотрела на отца.

Женщина пронзила взглядом мою сестру и толкнула локтем отца.

– Джеки, Лара! Я долго думал и решил: Ванесса будет жить с нами. Она заменит мать Ларе… – начал отец.

– Ты решил? Заменит мать? – Джеки швырнула вилку на стол. – Зачем ты так поступаешь, отец! Мы даже не поговорили с Ларой! Она же еще маленькая. Ты нарушишь психику ребенку! Отец посмотрел на меня.

– У меня только одна мама, ее нельзя заменять! – вставила я свое слово.

Ванесса решила заступиться за отца.

– Джеки, почему ты так категорична? Ваш отец тоже должен думать о себе. Это его жизнь! Не будь эгоисткой! – произнесла она.

– Я – эгоистка? Я вкалываю с четырнадцати лет, чтобы прокормить сестру и платить за институт! Я не помню, когда я в последний раз ходила в кино! Экономлю каждый цент! – Джеки встала изза стола и ушла в свою комнату.

Я глотнула сока. Пожалуй, это было самое противное утро в моей жизни.

Ванессу я стала воспринимать как злобную мачеху из сказок, которые мне читала Джеки перед сном. Мне раздражало в ней все: длинные ноги, которые она мазала маслом, острые ногти, покрытые вызывающим красным лаком, и кривая улыбка, возникавшая в моем присутствии. Она все дни напролет лежала перед телевизором с противной маской на лице и накручивала на рыжие волосы бигуди. Джеки и отца не было дома до вечера, и мне приходилось после школы сидеть во дворе – я не могла находиться рядом с Ванессой! Порой мне казалось, что она из сатанинской армии. Я даже подкладывала ей крест под подушку и обливала ее одежду святой водой. Джеки над этим смеялась, но не препятствовала моим шалостям.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.