WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Исторически сложилось так, что институты жесткой власти более развиты, получают лучшее финансирование и оказывают значительно большее влияние на политическое руководство государств, чем институты мягкой власти. Это создает значительные проблемы для возникновения умной власти. Институциональная диспропорция в пользу жестких инструментов влияния не позволяет достичь умного сочетания инструментов принуждения и убеждения. Генералы попрежнему более влиятельны, чем деятели науки и искусства. Поэтому умная власть предполагает глубокое институциональное реформирования процесса принятия внешнеполитических решений с целью устранения данных диспропорций. И даже при достижении институциональной нейтральности «ястребы» и «голуби», культуры Марса и Венеры могут попрежнему испытывать взаимное непонимание и недоверие.

Высказанные соображения можно резюмировать таким образом, что умная власть не может возникнуть на пустом месте. Она требует значительных институциональных реформ и в известной степени – корректировки мировоззрения. Особую роль в этой связи призвано сыграть высшее образование. Прививать новые инновационные подходы к решению внешнеполитических задач необходимо со студенческой скамьи.

Для проведения институциональных реформ в направлении умной власти, пожалуй, нужно вначале значительно усилить институты и институциональную культуру мягкой власти.

Российское институциональное поле также искривлено в пользу жесткой власти. Для его выравнивания можно усилить внешнеполитическую деятельность по направлениям и вопросам, требующим использования преимущественно инструментария мягкой власти. Усиление культуры мягкой власти во внешнеполитической практике России создаст для молодого поколения дипломатов и политических деятелей благоприятные институциональные условия для развития навыков умной власти. Возникающая в таком случае стратегия должна содержать в себе прежде всего такие инструменты позиционирования страны на международной арене, как экспорт образования, продвижение языка и распространение национальных культурных ценностей.

Предоставление образовательных услуг иностранным студентам является одним из важнейших инструментов «мягкой силы» государства. В студенческие годы у молодых людей формируются мировоззренческие ценности и взгляды. Творчески мыслящие и любознательные студенты из других стран в ходе своего обучения активно изучают язык принимающей страны и с искренним интересом знакомятся с достижениями науки и культуры. Такие студенты приобретают ценный социальный капитал и, вернувшись на родину с новым багажом накопленных знаний, связей, симпатий и новых друзей, как правило, становятся эффективными проводниками языка и культуры той страны, где учились. В итоге эффективность воздействия на внешний мир с помощью национального образования как инструмента «мягкой силы» оказывается в конечном счете гораздо выше, чем с помощью военных или иных рычагов давления [11 См., также: Лебедева М.М. Фор Ж. Высшее образование как потенциал «мягкой силы» России // Вестник МГИМОУниверситета. 2009. № (6)9. С. 201.].

Выступая на совещании руководителей представительств Россотрудничества за рубежом 3 сентября 2012 г., Председатель Правительства России Д.А. Медведев, сославшись на исследование, проведенное в Сколково, заявил, что «Россия находится на 10м месте по индексу мягкой силы. Что касается военной силы – мы не на 10м, и это серьезная диспропорция». Одним из наиболее эффективных механизмов вовлечения иностранных граждан в культурные обмены он считает повышение конкурентоспособности Российской Федерации на рынке образовательных услуг. «Поставлена цель – к 2020 г. 5 российских университетов должны войти в сотню ведущих мировых» – сообщил Д.А.Медведев. По его данным, сегодня в российских вузах учится около 80 тысяч студентовочников из стран СНГ и Балтии, а более чем 19 тысяч из них получают образование за счет российского бюджета [12 Топорков С., Курляева О. Премьерминистр обозначил внешнеполитический приоритет России // Российская газета. 03.09.2012.]. Министр иностранных дел С.В. Лавров продолжил мысль главы российского правительства: «Ежегодно мы предоставляем десять тысяч государственных стипендий для иностранцев. С учетом того, что говорили и Президент, и Председатель Правительства, я предложил бы удвоить эту цифру и рассмотреть возможность предоставления ежегодно до 20 тысяч стипендий, особо выделив квоты для соотечественников, абитуриентов из дружественных стран, прежде всего стран СНГ» [13 Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совещании руководителей РЦНК и представителей Россотрудничества, Москва, 3 сентября 2012 // www.mid.ru].



В мире за последние три десятилетия количество студентов, обучающихся за пределами своей страны (или «мобильных студентов» согласно классификации ЮНЕСКО) возросло более чем в четыре раза (с 0,8 млн. чел. в 1975 г. до 3,7 млн.

чел. в 2009 г.) [14 Всемирный доклад по образованию 2006. Сравнение мировой статистики в области образования. Институт статистики ЮНЕСКО. Монреаль, 2006.

С. 32 – 34.]. Согласно прогнозам, к 2020 г. этот показатель достигнет 5,8 млн.

чел. и 8 млн. чел. – к 2025 г. [15 Тремблэй К. Интернационализация:

формирование стратегий в национальном контексте // Вестник международных организаций. 2010. № 3 (29), с. 117.]. Международная мобильность студентов стимулируется различными программами (в Европе это программы «Эразмус», «Сократ», «Нордплюс») и может принимать различные формы: от программ полного цикла обучения в зарубежных вузах до языковых программ. Вслед за студенческой мобильностью растет международная академическая мобильность, в основном благодаря деятельности специализированных служб содействия экспорту образовательных услуг и академическому обмену преподавателей и студентов, таких, как французские «Edu France», «Egide» или немецкая DAAD.

В результате развития процессов глобализации и интернационализации образования значительно усилилась социальная, экономическая и политическая роль университетов. Широкую популярность во всем мире получила так называемая модель глобального научноисследовательского университета (global research university), «в рамках которой университеты становятся активными игроками не только в производстве новых знаний, но и в их распространении и использовании через инновационную деятельность» [16 Концепция развития научноисследовательской и инновационной деятельности в учреждениях высшего профессионального образования Российской Федерации на период до 2015 года ( г.).].

Как показывает опыт функционирования ведущих западных университетов, значительный, если не решающий, вклад в их эффективное развитие и репутацию вносят высококлассные научные исследования и непосредственно ученые, их реализующие. Научный и инновационный потенциал вуза определяется способностью его исследовательских и преподавательских кадров производить новые знания и инновации. Подготовка элитных научнопедагогических кадров осуществляется в аспирантуре. Последняя всегда считалась одной из наиболее сильных сторон российской образовательной системы. Однако сокращение государственного финансирования научных исследований (НИОКР) в результате социальноэкономических преобразований последних десятилетий негативно отразилось на престиже социального статуса и карьеры ученого. Данная проблема становится особенно острой на фоне продолжающейся интеллектуальной миграции из России, «утечки мозгов» в США, Германию, Великобританию и другие развитые страны.

Важным условием в распределении иностранных студентов по мировым образовательным центрам являются не только привлекательность той или иной образовательной системы, но и неакадемические факторы, такие, как стоимость проживания, условия получения виз, гражданства после окончания университета, уровень толерантности общества в принимающей стране и условия интеграции в него. Вовремя осознав преимущества влияния на мир через образование, североамериканские университеты создали все необходимые условия для привлечения иностранных студентов и вскоре стали мировыми лидерами на международном рынке образовательных услуг. По данным ЮНЕСКО, в 2007 г. вузы США приняли наибольшее количество иностранных студентов – 595 900 чел., что составило 21,3% от общего числа иностранных студентов в мире. Значительное количество иностранных студентов обучались в Великобритании – 351 500 чел. (соответственно – 12%).





Третье место принадлежит Франции – 246 600 чел. (9%). За тройкой лидеров следуют Австралия – 211 500, Германия – 206 900, Япония – 125 900 человек [ См. Global Education Digest 2009 : Comparing Education Statistics Across the World. The UNESCO Institute for Statistics, 2009. P. 3637.]. В этих государствах обучаются 62% мобильных студентов в мире. Большинство стран из этого списка одновременно являются и странамипоставщиками иностранных студентов: Германия – 77 500 чел.; Япония – 54 500 чел.; Франция – 54 000 чел.;

США – 50 300 чел.; Канада – 43 900 чел.; Россия – 42 900 чел. Наибольшее число студентов на учебу за рубеж посылают: Китай – почти 421 100 чел.; Индия – 153 300 чел.; Республика Корея – 105 300 чел.

Особого внимания заслуживает политика Европейского союза (Болонский процесс), направленная на создание Европейского пространства высшего образования. Этот процесс изначально имел два измерения: внутреннее и внешнее. Внутриевропейская задача Болонского процесса состояла: а) в повышении качества высшего образования в Европе (в начале 1990х гг. наметилось определенное отставание в этой сфере от США и Австралии); б) в повышении эффективности образовательной деятельности университетов для нужд экономики, основанной на знаниях; в) в формировании новой идентичности – «европейского студента». Внешнее измерение Болонского процесса направлено на конкурентную борьбу за лучших студентов и преподавателей на международном образовательном рынке посредством повышения привлекательности европейской системы высшего образования, а также на переход от «европеизации» к «интернационализации» (до 1990х гг. эти понятия совпадали) образования в Европе [18 См.: Corbett A. Universities and the Europe of Knowledge. Ideas, Institutions and Policy Entrepreneurship in European Union Higher Education Policy, 1955 – 2005. Palgrave Macmillan, 2005.].

Образовательный потенциал России традиционно считается одним из важнейших ресурсов развития страны. В.В. Путин отмечает в этой связи: «Главная надежда России – это высокий уровень образования населения, и прежде всего – нашей молодежи. Это именно так – даже при всех известных проблемах и нареканиях к качеству отечественной образовательной системы. Среди наших граждан в возрасте 2535 лет высшее образование имеют 57 процентов – такой уровень кроме России отмечен всего в 3 странах мира: в Японии, Южной Корее и Канаде. Взрывной рост образовательных потребностей продолжается: в следующем поколении (1525 лет) впору говорить о всеобщем высшем образовании – его получает или стремится получить более 80 процентов юношей и девушек» [19 Путин В.В. Россия сосредотачивается вызовы, на которые мы должны ответить // Российская газета.

2012. 16 января. URL: http://www.rg.ru/2012/01/16/statya.html].

После распада СССР доля России в международном рынке образовательных услуг постоянно снижалась. По данным ОЭСР, в 2004 г. Россия принимала 3% от общего количества иностранных студентов, а в 2007 г. – только 2%. И это не только упущенная экономическая выгода, но также упускаемые политические возможности «мягкого» влияния России на международную жизнь. Сейчас Россия по показателю числа иностранных студентов находится лишь на девятом месте, привлекая в основном группы студентов из развивающихся стран и стран СНГ.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.