WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Стремление сохранить определенный уровень оказания медицинской помощи заставляет компенсировать имеющийся дефицит финансовых средств за счёт пациентов. Расходы населения при обращении за медицинской помощью во многих регионах составляют значительную величину. Это могут быть выплаты в адрес лечебнопрофилактических учреждений через систему платных услуг или нелегально непосредственно медицинскому персоналу, как в виде денежной оплаты, так и через косвенные затраты. Всё это способствует развитию теневой экономики в здравоохранении.

Следует сказать и о недостатках в распределении имеющихся средств. В основу реформирования экономической модели отечественного здравоохранения был заложен переход от преимущественно централизованной одноканальной системы финансирования к децентрализованной многоканальной. В результате значительно возросшее количество финансовых потоков привело к естественному уменьшению средств, доходящих до лечебнопрофилактических учреждений. Это объясняется затратами на содержание субъектов систем здравоохранения и медицинского страхования, потерями при многократном прохождении финансов через банковские структуры, а иногда и их нецелевым использованием.

Анализировать финансирование здравоохранения крайне сложно. Средства рассредоточены по различным статьям, фондам и федеральным программам без должной координации. Следовательно, нужно не только увеличить объём ассигнований на здравоохранение, но и сократить количество финансовых потоков в этой системе.

Отдельно остановимся на системе обязательного медицинского страхования (ОМС).

Немного истории. Система обязательного медицинского страхования работодателями наёмных рабочих, а позднее и членов их семей начала создаваться в Западной Европе ещё на рубеже XIX–XX веков. Это был период острых социальных конфликтов и массовых выступлений наёмных работников в защиту своих прав.

Страхование решало трудную задачу перераспределения бремени финансовых расходов на лечение с граждан на общество, для чего вместо прямой оплаты медицинских услуг были введены небольшие страховые отчисления с зарплат, которые аккумулировались у страховых компаний и затем уже направлялись на оплату лечения. Обязав работодателей и граждан заключать договоры страхования, многие европейские государства смогли обеспечить наиболее насущные потребности населения в качественном и доступном медицинском обслуживании. Во второй половине ХХ века система ОМС получила широкое распространение в большинстве европейских стран и в настоящее время включает в свою сферу и государственные клиники, и больницы [7 См.: Д. Кузнецов. Застрахованные от… здоровья.

«Литературная газета», 20 июля 2009 года.].

Схема классического медицинского страхования подразумевает наличие программы страхования, субъекта и объекта страховой защиты, а также участников:

страхователь – тот, кто платит (предприятие, орган исполнительной власти, работодатель), страховщик – тот, кто аккумулирует средства и возмещает понесённый ущерб (страховая компания), застрахованный (гражданин), медицинское учреждение – сторона, оказывающая услуги.

Основной принцип страхования заключается в том, что страхователь выбирает страховую компанию. А та, в свою очередь, выбирает медицинское учреждение, которое будет обслуживать его клиентов на определённых условиях. Государство в этой модели влияет на здравоохранение в основном через законодательное регулирование взаимодействия сторон, выполняя лишь функции арбитра и гарантируя населению медицинское обслуживание в соответствии с социально значимыми стандартами.

В нашей стране между работодателем и страховщиком внедрили дополнительную структуру – Фонд обязательного медицинского страхования. Фонд аккумулирует все источники финансирования – из казны, от работодателей, из региональных бюджетов. Сколько он должен собрать денег, оговорено специальным федеральным законом. Затем эти деньги направляются обратно в регионы на счета территориальных фондов ОМС, оттуда поступают в страховые медицинские компании.

Уже они расплачиваются с медицинскими учреждениями за услуги, оказанные населению по полису ОМС.

В результате, в нашей модели ОМС отсутствуют страховые принципы, страховые взносы, страховые риски, конкуренция среди страховщиков, не прослеживается общенациональный характер системы страхования. Поэтому нынешняя модель ОМС ничего общего со страхованием (кроме названия) не имеет.

Принятая в рамках системы ОМС территориальная модель финансирования, когда средства аккумулируются в территориальных фондах, привела, по сути, к дискриминации населения в зависимости от места проживания. Финансовое обеспечение за счёт территориального фонда ОМС на душу населения даже по федеральным округам различается в 2,5 раза, не говоря уже об отдельных субъектах Российской Федерации, где это различие достигает 1015 раз.

Обусловлена такая разница отнюдь не страховым риском, то есть заболеваемостью населения и обращаемостью его за медицинской помощью, а экономическим положением той или иной территории и её налогооблагаемой базой.

В среднем же по России выделяют на бесплатное лечение каждого застрахованного по системе ОМС немногим более 6000 рублей в год. В то время как на лечение каждого застрахованного пациента в западноевропейских странах выделяют примерно от 200 до 250 евро ежемесячно.

Сложившееся положение усугубляется и существующим способом оплаты медицинских услуг в системе ОМС, при котором объём средств, получаемых лечебнопрофилактическим учреждением, зависит от количества оказанных услуг и тарифа на них. Очевидно, что, будучи заинтересованными в повышении дохода, лечебнопрофилактические учреждения, не имеющие возможности повлиять на величину тарифа, вынуждены увеличивать количество услуг, поскольку финансирование осуществляется по принципу «деньги следуют за пациентом». В результате, складывается ситуация, когда в условиях ограниченных ресурсов стимулируется затратный тип функционирования отрасли, а сохранение и укрепление здоровья населения становится для медицинских учреждений экономически невыгодным, не говоря уже о повышении качества и эффективности оказываемой медицинской помощи.

Действующие принципы «оплата за пролеченного больного» и «деньги следуют за пациентом» вызывают серьёзные нарекания. Первый принцип делает медицинские учреждения и фармацевтическую сеть заинтересованными в увеличении числа больных – за ними придут деньги. При этом, чем больше будет тяжело больных, тем дольше они будут лечиться (в т.ч. в высокотехнологических центрах) и тем больше средств туда поступит. В результате, мы получаем, что для здравоохранения просто экономически невыгодно, чтобы граждане были здоровыми. Второй принцип, помимо отмеченных недостатков, может привести к тому, что будут разрушаться участковотерриториальный принцип и этапность медицинской помощи [8 См.: Ю.М. Комаров. Концепция развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 г. «Здравоохранение», апрель, 2009 г.].

Нельзя забывать о перспективах Добровольного медицинского страхования (ДМС), которое, являясь солидарной системой, вполне может вытеснить платные услуги и неформальные платежи. Кстати, и от платежей через кассу следует постепенно отходить параллельно с развитием ДМС. Если, к примеру, УЗИ в поликлинике стоит 400 руб. (через кассу), то врач получит из них не более 100 руб. Поэтому, если пациент платит врачу напрямую 200 руб., то это выгодно и пациенту, и врачу. По оценкам экспертов даже в частных стоматологических поликлиниках (где есть владелец) врачи направляют через кассу в среднем только одного из каждых пациентов.

Исходя из интересов пациента и охраны его здоровья, предпочтительнее такая модель, при которой между врачом и пациентом не должно быть никаких денежных отношений. Врач не должен рассматривать пациента в качестве источника своих доходов, т.к. на этом медицина как гуманистическая дисциплина заканчивается и начинается «бизнес» со всеми вытекающими последствиями.

На протяжении более чем 15 лет проведения реформ так и не было внедрено эффективной системы финансирования здравоохранения. Для того, чтобы изменить положение дел, необходимо понимание того, что результатом здравоохранения являются не только те или иные объёмы медицинских услуг, но и состояние здоровья населения. В последнее время всё чаще говорят о бюджетировании, ориентированном на результат, в связи с чем возникает необходимость разработки системы оценочных показателей. Здоровое население вот главный показатель оценки эффективности системы здравоохранения России.

О коррупции в здравоохранении Бочарников И.В., заместитель начальника отдела национальной безопасности Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Коррупционные проявления в здравоохранении характерны не только для России, но и для большинства стран мирового сообщества. Несмотря на то, что в ведущих мировых державах, таких как США, Великобритания, Германия, Италия, Франция и др., хорошо развито антикоррупционное законодательство, многочисленные коррупционные скандалы в национальных сферах здравоохранения свидетельствуют о том, что полностью нейтрализовать это явление не удаётся. В большинстве остальных государств проявления коррупции в здравоохранении носят такой же системный характер, как и в России. Поэтому можно говорить о типичности причин, предпосылок и видов коррупции в здравоохранении во всём мире.

Об этом свидетельствуют и данные международного Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл» (ТИ). В частности, доклад этого Центра «О положении дел с коррупцией в мире» за 2006 год [9 См.: Воровство, взяточничество и вымогательство лишает миллионы людей надлежащей медицинской помощи, утверждается в докладе «О положении дел с коррупцией в мире», 2006 //www.transparency.org.ru/INTER/inter_gcr.asp] посвящён анализу функционирования всемирной индустрии медицинских услуг, оборот которой превышает 3 млрд. долл. В докладе особое внимание уделено запутанным и непрозрачным схемам в здравоохранении, являющимся питательной почвой для коррупции. По мнению экспертов ТИ, большинство специалистов сферы здравоохранения старательно и честно исполняют свой долг, но существуют убедительные свидетельства «взяточничества и мошенничества в области предоставления медицинских услуг: от мелкого воровства и вымогательства до огромных злоупотреблений в области политики здравоохранения и его финансирования, основанных на «откатах» государственным чиновникам» [10 См.:

Там же.]. При этом, как считают эксперты Центра, коррупция пронизывает весь цикл предоставления медицинских услуг независимо от того, государственные они или частные, простые или сложные.

Типичность коррупционного поведения в системе здравоохранения различных стран предопределяется целым рядом обстоятельств и, прежде всего, диспропорцией в распределении информации.

Медицинские работники в любом случае знают о болезнях больше, чем их пациенты, а компании, занятые в производстве лекарственных средств и медицинского оборудования, знают о своей продукции больше, чем государственные чиновники, отвечающие за расходование средств на эти цели. Именно поэтому, как считают эксперты ТИ, предоставление соответствующей информации может привести к снижению уровня коррупции. Этот вывод основан на исследовании, проведённом ТИ в системе здравоохранения Аргентины. После того, как министерство здравоохранения этой страны начало предоставлять информацию о расходах больниц на закупку лекарств, разница в ценах, по которым больницы приобретали лекарственные препараты, упала на 50%.

Очевидно, что данная проблема чрезвычайно актуальна и для системы здравоохранения России. Сам факт отсутствия подобной практики публичного информирования о конкретных расходах, будь то закупка лекарств или предоставление медицинских услуг, формирует питательную среду не только для нецелевого использования бюджетных средств, но и их расхищения на различных уровнях системы здравоохранения от поликлиники и больницы до органов государственной власти.

Другой немаловажной причиной распространённости коррупции в здравоохранении является неопределённость в анализе и прогнозировании медикосанитарного состояния населения. Отсутствие такой информации затрудняет управление ресурсами, включая выбор, мониторинг, измерение и предоставление медицинских услуг, а также разработку планов медицинского страхования.

Ещё более риск коррупции возрастает в случаях широкомасштабных катастроф, когда необходимость оказания экстренной медицинской помощи заставляет обходить существующие надзорные механизмы.

На состояние коррупции в здравоохранении оказывает влияние также характер отношений между поставщиками медицинских товаров, услуг и органами, отвечающими за разработку политики в этой сфере. Непрозрачность отношений между ними является одним из важнейших факторов, способствующих развитию коррупции.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.