WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

№ 28 (184)

сентябрь

Москва

2002 г.

В этом выпуске Аналитического вестника представлены материалы по актуальным проблемам экономического развития Российской Федерации на современном этапе.

Процессам вхождения России в международное экономическое пространство, формированию валютнофинансовой и внешнеэкономической политики посвящена статья д.э.н. М.В.Ершова «Россия и рычаги глобализационной политики».

Вопросы модернизации российской экономики, условия, задачи и проблемы, а также социальнополитическое состояние общества рассматриваются в статье «Модернизация пороссийски», подготовленной в Экспертном институте при Российском союзе промышленников и предпринимателей.

Сельское хозяйство занимает значительную нишу в экономике страны. За последние годы в аграрном секторе прослеживается динамичный рост объемов производства.

Анализу потенциала и проблем этого роста, необходимости придания ему устойчивого характера, посвящен материал «Состояние и развитие сельского хозяйства России», представленный А.И.Маннелей, заместителем начальника Управления социальноэкономического развития регионов Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ.

Проблемы участия субъектов Российской Федерации в международных и внешнеэкономических отношениях рассматриваются в статье сотрудника Аналитического управления А.Н.Лукьяновой «Некоторые аспекты внешнеэкономической деятельности субъектов Российской Федерации».

Кроме того, в вестнике публикуется стенограмма презентации второго Байкальского экономического форума 2002 года на шестом Петербургском экономическом форуме.

СОДЕРЖАНИЕ М.В.Ершов. Россия и рычаги глобализационной политики А.А.Нещадин, М.В.Малютин. Модернизация пороссийски А.И.Манелля. Состояние и проблемы развития сельского хозяйства России А.Н.Лукьянова. Некоторые аспекты внешнеэкономической деятельности субъектов Российской Федерации Презентация второго Байкальского экономического форума 2002 года на шестом Петербургском экономическом форуме РОССИЯ И РЫЧАГИ ГЛОБАЛИЗАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ М.В.Ершов, старший вицепрезидент Росбанка, д.э.н.

В ситуации, когда перед Россией встают задачи эффективного вхождения в мировые глобализационные процессы, крайне важно правильно использовать те механизмы и инструменты, которые обеспечили бы максимальные внешние преимущества при минимальных внутренних потерях. Речь идет не только о том, что мы должны активнее участвовать в функционирующих международных механизмах. В работе многих из них мы давно участвуем, и степень этого взаимодействия лишь вопрос экономической стратегии. Важнее другое как использовать возникшие в последнее десятилетие принципиально новые особенности мировой экономической архитектуры, без учета которых мы потеряем точки опоры в глобализационных механизмах.

Очевидна, в частности, постоянно растущая роль международных рынков капиталов, операции которых по своим объемам давно уже многократно превосходят внешнюю торговлю. Только на валютных рынка они составляют ежедневно свыше 1, трлн.долл. Объемы финансовых рынков (с учетом межбанковских кредитов и фондовых операций) достигли к концу 90х годов почти 20 трлн.долл. в день, превосходя в сотни раз объемы международной торговли. При этом хорошо известно, что эти капиталы очень подвижны и способны в кратчайшие сроки перемещаться между различными рынками и странами.

Добавляет трудностей и то обстоятельство, что переливы часто продиктованы “наднациональной” мотивировкой. Утверждения, будто национальные условия являются определяющими в привлечении или уходе ресурсов в нынешних условиях представляются по меньшей мере неполными. Практика дает много примеров, когда внутренние условия в стране не меняются, а капиталы начинают уходить. И связано это только с тем, что произошли негативные события на “третьих” рынка, которые заставили международных игроков в целом пересмотреть свою стратегию. Так было, например, когда летом 2001 г. Обострилось положение с внешним долгом Аргентины.



В результате на многих развивающихся рынках (в том числе и в России) начался перевод средств в более надежные активы. Отмечаются и обратные примеры, когда принципиальных улучшений на рынке не происходит, но средства начинают поступать (как это имело место в России в октябреноябре 2001 г.).

Таким образом, речь идет о формировании качественно новых процессов, делающих ситуацию все менее управляемой традиционным набором рычагов. Эта тенденция усиливается и особенностями поведения операторов рынка, действия которых могут быть спровоцированы шагами некоторых крупных участников (так называемое поведение толпы herd behavior). Отсюда угроза распространения финансовых эпидемий, часто основанных на субъективных настроениях рынка. Именно эти обстоятельства заставляют многих экономистов и практиков (П.Кругман, Дж.Бхагвати, Дж.Сорос и др.) говорить о необходимости ограничить мобильность капиталов, уменьшить дестабилизирующие возможности “горячих” краткосрочных денег.

С точки зрения механизмов финансовых рынков риск усиливается, вопервых, тем, что ресурсы внешних инвесторов начинают играть решающую роль в экономике и на финансовом рынке, и, вовторых, тем, что эти ресурсы могут беспрепятственно выводиться, разрушая рынок и создавая в экономике кризисную ситуацию. В ряде стран приток капитала извне достигал за отдельные периоды 50% ВВП (табл.1). В России в 1994 г. На внешнее финансирование приходилось около 9% покрытия дефицита федерального бюджета, а к кризисному 1998 г. этот показатель повысился до 100% (табл.2).

Таблица 1. Приток капитала в ряд развивающихся стран за отдельные периоды Страна Период Отношение совокупного притока капитала к ВВП, % Чили 19891994 гг.

25, Венгрия 19931994 гг.

41, Малайзия 19891994 гг.

45, Мексика 19891994 гг.

27, Перу 19911994 гг.

30, Таиланд 19881994 гг.

51, Таблица 2. Источник покрытия дефицита федерального бюджета России Финансирование 1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

(январьиюль) трлн.

руб.

% от дефицита трлн.

руб.

% от дефицита трлн.

руб.

% от дефицита трлн.

руб.

% от дефицита трлн.

руб.

% от дефицита Внутреннее 63, 97, 19, 45, 41, 55, 39, 42, 8, Внешнее 5, 8, 23, 54, 33, 44, 53, 57, 63, 115, Отметим, что во многих странах денежные власти даже сейчас играют решающую роль в первичном формировании финансовых ресурсов страны (денежной базы). В наших же условиях, когда экономические механизмы еще только формируются, а сама экономика проходит через системную трансформацию, столь серьезная зависимость национальной экономики от внешних источников делает ее крайне уязвимой.

Напомним, что в преддверии августовского кризиса 1998 г. в России был полностью либерализован рынок ГКО. Если на начальных этапах рынка иностранные инвесторы даже при продаже ГКО все равно должны были оставлять свои средства в рублевом эквиваленте в течение трех месяцев, то к 1998 г. был введен режим “Т+1”, предполагавший возможность репатриации валюты на третий рабочий день после подачи заявки. С учетом того, что доля нерезидентов на рынке ГКО достигала свыше 30%, а также при общей нервозности мирового рынка, который к тому времени уже пережил кризисы в странах ЮгоВосточной Азии, такие послабления вряд ли были оправданы. Тем более, что на начало 1998 г. весь объем золотовалютных резервов России составлял всего около 17 млрд.долл. (причем на ликвидную часть валюту приходилось лишь около 12 млрд.долл.).

В этой связи одним из инструментов недопущения кризиса выступают ограничения, накладываемые правительствами на движение краткосрочных ресурсов. Использование таких или подобных подходов актуально не только для развивающихся, но и развитых стран. Так, в США после событий 11 сентября 2001 г. в правила работы на бирже были внесены изменения, снизившие дестабилизирующие возможности операторов. Комиссия по ценным бумагам (SEC) даже рассматривала предложение о запрещении такого ключевого элемента спекулятивных финансовых операций, как “короткие” продажи. Только встречные обязательства крупных операторов фондового рынка о самоограничении на продажу акций при кризисных падениях позволили не прибегать к столь строгой рестрикции.





Таким образом, при всей интернациональности финансовых рынков рычаги их регулирования носят в значительной степени национальный характер. Как показывает практика, многие страны стремятся использовать все доступные им возможности влияния на процессы глобализации для решения собственных проблем.

Валютный курс как инструмент глобализации Очевидно, что одним из основных рычагов глобализации является валютная политика. Несмотря на то, что идеология современного курсообразования имеет сугубо рыночный характер, можно привести многочисленные примеры целенаправленного воздействия правительств на формирование курсовых тенденций с целью обеспечения максимальных выгод для своей страны во внешней сфере.

После краха золотодевизного стандарта (который, по сути, означал дефолт американских денежных властей, их неспособность выполнить взятые на себя обязательства) мир перешел на новые правила игры, при которых позиции национальных валют стали в существенной мере зависеть не столько от объективных факторов, сколько от доброй воли экономических операторов, а именно, от их желания работать с той или иной конкретной валютой. В такой ситуации США разработали и применяют целый арсенал специальных мер по поддержанию роли доллара как ключевой мировой валюты в новых экономических условиях. В частности, стоит упомянуть идею currency board (“валютного управления”), механизм которого предусматривает жесткую привязку к доллару национальных денежных единиц стран, испытывающих крупные экономические затруднения.

Аналогичную функцию, по сути дела, выполняет и деятельность существующих международных финансовых институтов (прежде всего МВФ и Всемирного банка). Их кредиты, как правило, выдаются в долларах, и погашение долга должно происходить в той же валюте, а в целом это значительно поддерживает спрос на доллары в мире.

В отдельных малых экономиках уже практикуется прямая долларизация, причем США стремятся стимулировать выбор иностранными правительствами подобной экономической политики. Так, в конгрессе рассматривается “Закон о международной валютной стабильности” (International Monetary Stability Act). Согласно ему, те страны, которые вместо своей национальной валюты решат использовать американский доллар, смогут трактовать долларовую денежную массу, которую они приняли во внутренний оборот, как кредит американскому правительству. Более того, правительство США готово рассмотреть механизмы определенных финансовых компенсаций этим странам за предоставленный долларовый кредит (приводятся даже формулы расчетов размера платежей). В тех более чем 30 странах, где американский доллар используется как национальная валюта, их экономическое пространство фактически превращается в часть долларового пространства. По мнению ряда экспертов, они в определенном смысле становятся штатами США.

Очевидно, что это способствует поддержанию и укреплению роли доллара как общемировой валюты, а значит и реализации глобальной стратегии США по расширению своего экономического влияния в мире.

На этапе формирования и наращивания экономической мощи США политика сильного доллара служила мощным рычагом экономической экспансии. Высокий курс доллара был выгоден американским транснациональным корпорациям, так как позволял им эффективнее входить в экономическое пространство других стран. Дорогая валюта делала дешевле овладение иностранными финансовыми потоками и активами. А когда активы становятся подконтрольными, можно думать и о повышении эффективности управления ими. Тогда уже новые собственники могут использовать и девальвацию (или недооценку валюты).

Данные табл.3 свидетельствуют, в частности, о том, что на этапе, предшествующем кризису БреттонВудса, а также в период глобализационных экспансии конца 90х годов, отмечалась существенная переоценка курса американской валюты относительно реальных соотношений цен в экономике. Такая политика, естественно, укрепляла инвестиционные позиции США за рубежом. Более того, через свои иностранные филиалы и иные предприятия американцам удалось сглаживать отрицательное сальдо торгового баланса. С учетом торговли американских филиалов за рубежом и иностранных филиалов в США итоговое торговое сальдо сводилось с меньшим дефицитом, чем по данным официального торгового баланса.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.