WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Кроме того, казенные предприятия действуют на рынке, подвержены рискам, связанным с изменением рыночной конъюнктуры и иными факторами. В то же время наличие субсидиарной ответственности государства по обязательству казенного предприятия фактически означает постоянно действующую государственную гарантию кредиторам по любым сделкам и действиям предприятия, в том числе и по тем, которые не связаны с выполнением государственных функций, что нельзя считать целесообразным. Вместе с тем Гражданским кодексом Российской Федерации для решения общественных, социальных, управленческих и иных государственных задач предусмотрена организационноправовая форма учреждения, которое является некоммерческой организацией.

Таким образом, использование федерального имущества с целью обеспечения выполнения государственных функций Российской Федерации может осуществляться федеральными учреждениями. В соответствии со статьей 34 Федерального закона "О государственных муниципальных унитарных предприятиях" унитарное предприятие может быть преобразовано по решению собственника его имущества в государственное или муниципальное учреждение. При этом в отличие от преобразования унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, в казенное предприятие путем изменения вида, преобразование учреждений является одной из форм реорганизации, что предполагает урегулирование отношений предприятий с кредиторами.

С учетом изложенного полагаем целесообразным отказаться от дальнейшей доработки проектов нормативноправовых актов, регулирующих вопрос создания и деятельности федеральных казенных предприятий. В случае необходимости сохранения в федеральной собственности имущества унитарных предприятий осуществлять их преобразование в федеральные учреждения.

Сергей Михайлович, вопрос очень дискуссионный, но, по моему глубокому убеждению, всетаки он требует более глубокого осмысления и принятия решения.

Спасибо.

С.М.МИРОНОВ Я предоставляю слово члену экспертного совета, генеральному директору федерального государственного унитарного предприятия "Федеральный научнопроизводственный центр "Салют" Юрию Сергеевичу Елисееву.

Ю.С.ЕЛИСЕЕВ Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемый Борис Сергеевич, уважаемые коллеги! Учитывая, что многое уже было сказано, постараюсь не зачитывать, а буду говорить конспективно. Я выступаю не только как директор государственного унитарного предприятия, но хочу просто высказать свою точку зрения. Возможно, во многом она будет не совпадать с общепринятой.

Не буду ссылаться на анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993–2003 годов. Счетной палатой Российской Федерации был отмечен целый букет негативных последствий приватизации для обороннопромышленного комплекса России: перепрофилирование производства, сокращение производственных мощностей, утрата технологий, невозможность выполнения мобилизационных заданий в полном объеме и номенклатуре, утечка за рубеж результатов интеллектуальной собственности, падение производства и так далее. Было, в частности, отмечено, что надежды на инвестиционную активность иностранных инвесторов не оправдались. Формальное разгосударствление собственности и передача контроля в частные руки не привели к достижению целей, которые были определены в государственной программе приватизации, а именно формирование эффективного собственника и создание социально ориентированной рыночной экономики.

Вероятно, никто и никогда не сомневался в том, что результаты деятельности любой фирмы или предприятия практически не зависят от формы собственности. Это не нами было принято, это сказал У.Черчилль, его, как понимаете, трудно заподозрить в какихто симпатиях по отношению к «Федеральному научнопроизводственному центру "Салют". Поэтому, на наш взгляд, необходимо законодательно ввести не запрет, а, по крайней мере, мораторий на акционирование предприятий обороннопромышленного комплекса, входящих в перечень стратегических и успешно функционирующих предприятий.

Вот, например, создали интегрированную структуру. На одном предприятии работающих было тысяча человек, а на другом – 10 тысяч. Потом их объединили, и осталось 8 тысяч, но предприятие хорошо функционирует. А остальныето люди куда делись? Поэтому, если все объективно оценить, по крайней мере, те предприятия, которые я знаю, от акционирования они ничего кроме головной боли не получили. Поэтому я считаю, что должны функционировать две параллельные структуры, касающиеся двигателестроения. Мы полагаем, что первая интегрированная структура – это холдинг, созданный на базе предприятий с акционерной формой собственности.



Вторая интегрированная структура – это федеральное государственное унитарное предприятие в виде государственного производственного центра по двигателестроению.

Наличие двух интегрированных структур создаст условия для конкуренции как механизма отбора и регулирования в рыночной экономике.

Наличие интегрированной структуры в форме государственных унитарных предприятий исключает потенциальную возможность утечки конфиденциальной информации и подрыва национальной безопасности в целом. Этого нельзя гарантировать при создании интегрированных структур в форме открытых акционерных обществ, так как в органы управления открытых акционерных обществ возможно проникновение иностранных инвесторов.

Как говорят, инвестор не придет, если форма собственности федеральная. Наш Федеральный научнопроизводственный центр "Салют", как федеральное государственное унитарное предприятие работает с рядом фирм Канады, Франции, Германии, США и др. стран.

Борис Сергеевич подчеркнул, что есть недостатки в принятом законе о федеральных государственных унитарных предприятиях, но сегодня жизнь уже подтверждает, что в этот закон необходимо внести дополнения и изменения, которые бы всетаки поставили в равные условия все формы собственности. Это, кстати, то о чем говорил Президент Российской Федерации в период своего избрания на пост Президента Российской Федерации. Я, как доверенное лицо, задал ему вопрос, касающийся его отношения к дальнейшему разгосударствлению оборонного комплекса.

Он сказал, что оборонный комплекс должен быть прерогативой государства.

К сожалению, на практике происходит совершенно обратно. Акционируются и изменяются только успешно работающие предприятия. Скажем, литейномеханический завод в г. Фурманове, Ивановской области. Директор этого федерального государственного унитарного предприятия говорит, что обращался ко всем олигархам с просьбой: возьмите, поднимите наш, очень нужный для страны завод.

Никто не идет на это.

Любая перестройка, как известно, приводит к большему или меньшему спаду. Но куда намто падать? Хотел бы коснуться закона «О федеральных государственных унитарных предприятиях». Купившие за «фантики» предприятия имеют право, например, сдать цех в аренду и от аренды весь доход получать в личное пользование. Федеральное государственное унитарное предприятие тратит часть средств на содержание, а остальное должен передать в казну. Но если, например, у меня цех временно не работает, и нет оборонного заказа, то почему бы и не сдать на какоето время этот цех в аренду и от этого получить определенный доход. Нет, мы обязательно должны эти средства передать государству. Я считаю, что должны быть равные условия.

Одного действия, которое решило бы сразу все проблемы ОПК, думаю, не существует. Есть целый перечень таких действий, некоторые из них лежат на поверхности.

Например, мы говорим об удручающем состоянии основных фондов. Более процентов составляет износ основных фондов на предприятиях обороннопромышленного комплекса. Я уверен, что экономика и в рыночных условиях должна быть управляемой.

Хочу показать рост цен на материалы, начиная от титана, жаропрочных материалов и другие. Они безудержно растут вверх. При этом оборонного заказа нет, и мы в основном работаем на экспорт. На экспорт цены на двигатели вроде бы установились, а вот цены на металл, на энергоносители растут, да и зарплату тоже надо повышать. Всё это отдано на откуп известно кому. Я считаю, что в рыночных условиях нужно пусть какимито присущими рынку методами, но всетаки это регулировать. А так – отпустить руль и ждать, куда кривая выведет.

Помоему, мы уже чувствуем, что идем не туда.

Что касается продукции завода, то цена на двигатель на протяжении нескольких лет одна и та же, доллар падает, а внутри завода все растет. Вот только за последний год как выросли цены. И может ли в этих условиях существовать предприятие? Электроэнергия с 2001 по 2005 год выросла в 5,4 раза, топливо – почти в 2 раза, теплоэнергия в 2 раза, жаропрочные сплавы – в среднем в 1, раза, литейные сплавы – в 1,8, титановые сплавы – от 2,5 до 3,5 раза. Ну, можно так конкурировать? Поэтому считаю, что необходимо вмешательство государства, и, как говорят, пора и власть употребить.





И еще тезисно несколько слов. Многие фирмы, и мы говорим об этом уже как о достижениях, создали не представительства, а филиалы конструкторских бюро. Идет полный развал обороннопромышленного комплекса, и не надо себя успокаивать в том, что все хорошо. Сегодня вы не увидите объявления в газете, что приглашаются специалисты, например, по прочности со знанием иностранного языка, со стажем работы не менее 3 лет. Сегодня от каждой фирмы уже есть представители, которые знают, где и какой специалист есть и работает конкретно по данной кандидатуре. Не секрет, что максимум 3–5 процентов в любом коллективе – это генераторы идей, а остальные чуть лучшие или чуть худшие исполнители. Вот этих генераторов у нас и отбирают. И мне говорят: это рынок и вот на этом рынке вы соревнуйтесь. Как я могу соревноваться? Зарплата конструкторов на предприятии 1,5 тысячи долларов. Им предлагают значительно большую зарплату, и они уходят. Их берут не потому, что они им нужны, а чтобы они не работали на Россию. И мы, таким образом, через несколько лет станем просто предприятиями по ремонту западной техники.

Я обращался в разные компетентные и не очень компетентные органы, а мне в ответ, а что можно сделать? Такое у нас законодательство. Наверное, нам надо себя немножко защитить.

Сегодня ситуация с рабочей силы, по крайней мере в Москве сложилась катастрофическая. Больше всего я говорю о станочниках. Их просто нет. Наш завод за 6 лет с 4000 вырос до 14 000, при этом у нас работает 870 иногородних станочников. Нет шлифовщиков. Практически нет АЗЛК, ЗИЛа, или существенной части ЗИЛа уже нет. При этом никаких мер не принимается. Разрушенная система профтехобразования восстанавливается, но очень медленными темпами. Мы давно говорили, что необходимо ввести отсрочу от армии для рабочихстаночников, но ее нет. Инженеры у нас будут, а вот воплощать их идеи будет некому.

Считаю, что необходимо рассмотреть проблему отсрочки от армии выпускников по ходатайству предприятий.

И еще. У нас создана технология выпуска хороших правильных решений. И в тоже время есть целая технология как их не выпускать и не выполнять. А все дело в том, что нет механизма реализации. И вот пример. У нас не один год была в бюджете строка, что Министерству обороны можно сверх бюджета продавать неиспользуемую технику, авиационные двигатели и рассчитываться с предприятиями.

Кроме Ростовского вертолетного завода больше никто этого не добился. Почему? Потому что сначала не было механизма реализации, а потом установили такую методику расчета остаточной стоимости, что она дороже нового двигателя. Хотя речь, вообще говоря, идет о суммах, сравнимых с бюджетом на оборону.

И по выполнению. Здесь, кстати, та же самая ситуация. Было принято правило возмещения из федерального бюджета российским экспортерам промышленной продукции части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в 2005 году в российских кредитных организациях. С июля наши документы находятся в Министерстве промышленности и энергетики Российской Федерации, а нам говорят, что нет механизма реализации, и никто не знает, что делать, да и год уже заканчивается.

По возмещению НДС. В принципе это должно быть узаконено. Завод "Салют" работает в основном на экспорт. Поставщики уже учли цену на металл, на агрегаты, что мы получим возврат части НДС. Однако получить ее почти невозможно, поскольку сложилась такая ситуация, когда начальника налоговой инспекции интересует, и его спрашивают только за объем, сколько он перечислил в бюджет денег. И получается конфликтная ситуация. В результате мы не можем с июня получить возмещение, а берем кредиты под 10 процентов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.