WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |

Мэриел не ощущала ничего, кроме настойчивых губ. Его объятия слишком затянулись. Наконецто Мэриел удалось освободиться из крепких рук. Она попыталась загладить неловкость своей очаровательной улыбкой и проводила его до дверей. На пороге Майкл остановился, широко улыбнулся в ответ и хозяйским жестом скользнул рукой по талии и бедрам.

— Ммм, — промурлыкал он оценивающе. — У меня есть план для нас.

Мэриел закрыла дверь.

Ты все еще витаешь в облаках. Она пыталась примирить реальность ситуации с мечтами о предстоящем вечере. Ты пытаешься убедить себя, что это почти любовь.

Но правда заключалась в другом, просто пришел срок и нет пути назад.

Мэриел обругала себя за свое поведение и начала распаковывать вещи. После путешествия на платьях не было ни единой морщинки. «Это твоя вина, а не его, — решила она про себя. — Прекрати делать из него идиота и подумай о сегодняшнем вечере».

В номере было свежо и прохладно. Она разделась и направилась принимать душ. В небольшом зеркале внимательно осмотрела свой плоский живот и в очередной раз попыталась представить свое будущее — аккуратный животик и в нем малыш.

«Я нашла уже достаточно причин, чтобы пойти на это, — внушала Мэриел сама себе. — Он вошел в твой список потому, что после развода ты ни с кем не спала.

И ты знаешь прекрасно, почему вошла в его список. Так каково же будет решение — да или нет?». Отражение затянуло паром и молодая женщина шагнула под струи теплой воды.

Освежившись, Мэриел одела роскошное кремовое платье из трикотажа. И, неожиданно, увидела себя в зеркале спальни. В мягком вечернем свете тон ее наряда сливался с цветом кожи. «Богачка», — любила говорить ее мать, глядя на пристрастие дочери к мотовству. Ну хорошо, она богачка, но ничего исключительного в ее платье нет. При первом взгляде невозможно было заметить, где заканчивается глубокий вырез и начинается кожа. Собственное отражение взволновало Мэриел и на щеках проступил нервный румянец.

Она отвернулась от зеркала. Ноги скользнули в кремовые атласные туфли на тонком каблуке. С высокой прической, уложенной в замысловатый шиньон, она была все шесть футов ростом. Мэриел опять повернулась к своему отражению. Длинные грозди воздушных жемчужных сережек, доставшихся ей по наследству, изумительно подчеркивали красивую шею и придавали изящество всему виду. Мэриел ощутила необычайное умиротворение. И также ясно, как она видела себя в зеркале, молодая женщина поняла, что она вправе сама распоряжаться своей жизнью. Ей нужно принять решение еще до того, как кончится эта ночь.

Прекрасная молодая леди спускалась в зал, чтобы присоединиться к шикарному обществу на вечеринке.

Изумленный Майкл потерял дар речи. Мэриел пересекла зал и подошла к нему. Ее провожали восхищенные взгляды. Стало ясно, что ей нужно сделать только одно — сказать «да». И тогда, после уикенда «Умы» станут «Мамами».

Мэриел чувствовала себя вполне уверенно, но парад таких знаменитостей несколько испугал ее. В продолжение всего вечера она пристально вглядывалась в лица присутствующих. Но информация Ширли была точной — Томаса Сексона нигде не было видно.

Майкл все время держался рядом. Предприимчивый актер представлял ее все новым и новым известным людям, включая изысканного, обаятельного Френка Синатру. Мэриел радовалась, что ей выпала уникальная возможность увидеть столько знаменитостей.

Мужчины — интересны и внимательны, женщины в жемчугах и бриллиантах — красивы и обаятельны.

Собственнические замашки Майкла и назойливое ухаживание стали невыносимы.

Мэриел хотелось улучить несколько минут и насладиться этим вечером посвоему.

Но уже было поздно. Нужно на чтото решиться. Чтобы еще раз все хорошенько обдумать, мисс Мак Клири решила уединиться.

Она подошла к столу с десертом, уставленному ароматной наливной клубникой, манящей совершенством формы, запаха и вкуса. Невозможно было устоять от такого соблазна. Она положила ягоды в маленькую вазочку со взбитыми сливками и посыпала коричневым сахаром. Поднесла ложечку ко рту и замерла. Лакомство застыло в воздухе. Она узнала эти манящие карие глаза. Они пристально смотрели на нее с другого конца зала. «Это он! Это Сексон!».

Удивленная его присутствием и растерявшаяся от его взгляда, она не заметила, как порция густого крема соскользнула и упала на обнаженную грудь.

Красивый Томас Сексон сверкал своей знаменитой иронической улыбкой. Он упорно удерживал ее взгляд. А тем временем крем медленно стекал вниз. Мэриел поняла:

Сексон хочет увидеть, что же молодая женщина будет делать дальше.

Оторвавшись от его взгляда, она подхватила капельку своим маленьким пальчиком.

И тут же прямо перед ней появился Сексон. В нем были все шесть футов. Он нежно взял запястье и изящно поднес палец ко рту. От волнующего прикосновения его языка Мэриел вся вспыхнула. По телу пробежала дрожь и она начала тонуть в прекрасных карих глазах.

С изысканной осторожностью актер облизал ее пальчик и медленно опустил руку Мэриел. Неотразимые, притягивающие глаза смеялись. Томас открыл рот, желая получить ягодку. Дрожащей рукой Мэриел положила ложечку ему в рот.

Через несколько секунд, затаив дыхание, она увидела, что он достал черный платок из нагрудного кармана смокинга и предложил его ей. От великолепного шелка пахнуло ароматом изысканного дорогого одеколона.

Слегка прищурив уголки глаз, Сексон внимательно посмотрел на то место, где еще недавно было пятнышко.

— Помоему, вы еще не все вытерли. Мэриел уже не разбирала слов. Она была очарована бархатными звуками его голоса. Томас с интересом наблюдал, как молодая женщина, волнуясь, теребит нежный шелк и смущается под его взглядом.

— Было время… — от выпитого шампанского он медленно выговаривал слова. — Меня соблазнили сделать коечто, о чем я, возможно, пожалею.

Он позволил себе последний долгий взгляд на ее грудь и вздохнул:

— Возможно это стоило того.

Мэриел пыталась казаться спокойной. Но она уже безнадежно потерялась в лабиринте его приковывающих темных глаз. Молодая женщина не сводила взгляда с изумительной ямочки на его левой щеке и не верила, что сам Томас Сексон флиртует с ней.

Она смогла отогнать эти мысли и уже собиралась произнести речь, как неожиданно плаксивый женский голос произнес:

— Томми, я просто валюсь с ног. Может мы, в конце концов, распрощаемся? Томас медленно повернулся и взглянул на бывшую мисс Вилсон Гроув. Алиса, в дорогом всплеске красных блесток на черном атласе, со сверкающими золотистокаштановыми волосами, была великолепна.

— О, привет, — пустая, откровенно фальшивая улыбка поплыла в сторону Мэриел. — Френк уже ушел сто лет назад, Томми. Никого из приличных здесь уже почти не осталось… Спокойной ночи.

Последняя фраза относилась к Мэриел. Она прозвучала с откровенным вызовом и сопровождалась пристальным взглядом. Мэриел вернулась к жизни. Но прежде чем она смогла говорить, у нее на локте повис энергичный Майкл Винстон.

— Том, Алиса, Боб так рад, что вы смогли приехать. Послушайте, мы собираемся прокуролесить тут всю ночь. Не хотите ли присоединиться к нам и чегонибудь выпить? Мэриел затаила дыхание. До сих пор каждое прикосновение Томаса отзывалось в ней сладким эхом. Актер посмотрел на нее и ответил Майклу.

— Мне очень жаль, но Алиса устала. Мы уже уходим.

— Я пробуду здесь до воскресенья, мое предложение остается в силе.

Мэриел почувствовала, как Майкл сжал ее локоть, подталкивая вперед. Он решил проводить Томаса до комнаты.

— Спасибо, в другой раз, — голос Сексона был решительным, но вежливым и они неторопливо направились к лифту. Внимание всей публики было приковано к удаляющейся парочке. Томас Сексон уходил. «В нем столько величия», — подумала она. Его присутствие меняет людей, независимо от того, хочет он этого или нет.

Голос Мэриел от волнения охрип и резал слух, но всетаки ей удалось справиться с волнением и спокойно попрощаться с Томасом и Алисой. Они вошли в лифт и она наблюдала, как лица пассажиров меняются, когда они понимают, что им выпала честь проехать в лифте с самим Томасом Сексоном. Повернувшись, знаменитый актер чуть заметно улыбнулся и грустно смотрел на нее, пока не закрылись двери.

Майкл оживленно беседовал с другими гостями, а Мэриел никак не могла успокоиться. Она молча стояла и думала о том, какие чувства она бы испытала, если бы хоть раз занялась любовью с кемнибудь, похожим на Томаса Сексона.

Поглаживая пальцами дорогой квадрат черного шелка, Мэриел заново переживала неожиданную встречу. Она рассеянно слушала болтовню Майкла о том, кто был на вечере. Потом он отвел ее в сторону, обхватил руками талию и, крепко прижав к себе, прошептал:

— Ты хочешь выпить? Выразительный взгляд и отсутствие какойнибудь утонченности в его манерах не оставляли никаких сомнений по поводу следующего вопроса: «Или ты хочешь прямо сейчас пойти в нашу комнату?» Его грубость вывела мисс Мак Клири из оцепенения. Майкл… Что же, черт возьми, делать с Майклом? Мысль о том, что с ним придется разделить сегодня постель, неожиданно вызвала в ней отвращение. Ни за что она не сможет отдать свое тело этому мужчине, даже несмотря на ребенка. Она не хочет этого делать. Томас… Его прекрасные глаза… Только не сегодня. Может быть это не случится никогда, но только не сегодня.

Как и следовало ожидать, Майкл был в ярости и бурно выражал свое негодование.

— Это смешно и нелепо! Там были сотни девушек, готовых продать своих бабушек, чтобы только очутиться здесь, — обрушился он на Мэриел. — Ты все время выдавала себя за скромницу. Если ты не собиралась спать со мной, зачем же ты поехала? Вопрос был справедливым, и на несколько секунд Мэриел задумалась — может сказать ему правду, но здравый смысл победил — она отвергла эту идею. Майкл не дождался ответа — он просто в ярости ударил ее. И после помахал у нее под носом ключом от комнаты.

— Поищи себе другое место для сна. А когда я вернусь, чтобы тебя здесь не было, — он захлопнул за собой дверь.

Все первоклассные отели имели бронированные комнаты для высокопоставленных гостей, которые могут нагрянуть в любую минуту. Таким образом, Мэриел за баснословную сумму сняла крошечный одноместный номер с видом на автостоянку. По затхлому запаху она заключила, что в номере уже давно никто не жил. Но за пятнадцать минут и за двадцать долларов коридорному удалось проветрить ее.

«Дешевое любой ценой» — стало ее новым девизом. Она раздвинула шторы и открыла настежь окна, за которыми была безмолвная ночь. Майкл Винстон распорядился сам и все, чего ей хотелось, это думать о Томасе Сексоне. О теплом и нежном прикосновении его языка, скользящего по ее маленькому пальчику. Пьянящий, волнующий аромат черного шелкового платка в руках говорил ей о том, что она сегодня не уснет. Нет… Томас. Ни о чем другом она не думала. Да, ему же надо вернуть платок! Но как? Неугомонная, она решила угостить себя еще одним бокалом шампанского в баре «Радуга» на последнем этаже отеля.

Вырез ее кремового трикотажного платья был слишком глубок, чтобы идти в бар без сопровождения. Она надела свое черное вечернее платье и вошла в лифт. Он остановился на последнем этаже, двери открылись и Мэриел прошла в маленькое фойе. Слева стоял указатель, показывающий путь в коктейльбар, а справа она услышала знакомые голоса. Алиса Беллеми и Томас Сексон о чемто спорили на повышенных тонах.

Она пошла на голоса, чтобы оправдать две тысячи шестьсот долларов и бессовестно подслушала.

— Не понимаю, почему это для тебя такая проблема? — Алиса была в гневе и говорила с сильным техасским акцентом. — Все,что тебе придется сделать, это сказать им, что ты хочешь, чтобы Катерину в этом чертовом фильме играла я! Если ты думаешь, что у меня нет таланта, так и скажи, но перестань мне твердить, что от тебя ничего не зависит! Сексон говорил медленно, уставшим голосом:

— Я не продюсер фильма и ты прекрасно знаешь об этом. Сколько раз я должен тебе это повторять? — Да, знаю, но ты хорошо оплачиваемый актер и собираешь большие сборы, поэтому сам можешь выбрать себе партнершу. Это не значит, что тебе придется тащить меня. Не один ты такой талантливый, понятно? В таком бизнесе люди все время помогают друг другу. Я бы для тебя это сделала. Мне интересно, почему ты не хочешь помочь мне? — Алиса, мы мусолим эту тему уже несколько месяцев. Оставь свою идею и успокойся. Я устал и не собираюсь сегодня опять ссориться изза твоих капризов! — Я согласна, чтобы мы играли отдельно друг от друга — ты знаешь. Но сейчас так не пойдет. Я не знаю, что с тобой случилось. Ты не хочешь жениться. Ты не хочешь работать со мной. Я не знаю, чего ты хочешь.

Ее тирада все набирала обороты. Мэриел больше не могла слушать и незаметно отошла.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.