WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |

Решение Саванны оставить таверну О'Раук созрело еще задолго до нынешних событий. Нечто подобное могло случиться в любой момент, и Саванна чувствовала себя бессильной перед нависшей опасностью. Покидая КамподеВерде, чтобы поселиться в КраузНест, Саванна понимала, какая жизнь ее ждет, и была готова ко всевозможным опасностям и трудностям. Что же до комфорта, которого так хотела для нее мать, то Саванна им совершенно не интересовалась. Она с детства привыкла к бедности, потому что видела, как отчаянно боролась мать, пытаясь выбраться из нужды. По крайней мере у нее самой нет двоих детей. К тому же Саванна не сомневалась в том, что не родился еще на свет мужчина, способный околдовать ее, как это сделал Давалос с ее матерью.

Охваченная отчаянной решимостью, в надежде на удачу Саванна вернулась в свой родной КраузНест, но оказалось, что и КраузНест, и остров Стэк вместе с маленькой таверной, которую Элизабет после смерти Давалоса продала за бесценок, исчезли в водах Миссисипи во время землетрясения, случившегося в том же году.

Но Саванна не впала в отчаяние и переправилась на другой берег реки в поисках счастья. И там, в старом, заброшенном селении, нашла другую таверну и благодаря своей силе воли и мужеству с помощью Сэма привела ее в порядок и очень гордилась тем, чего ей удалось достичь ценой невероятных усилий, хотя мечтала совсем о другом.

Жить в этом глухом, безлюдном месте было нелегко, да еще женщине, одной, без мужчины, и к тому же очень красивой...

Саванна гляделась в свое крошечное тусклое зеркальце и печально вздыхала, не находя ничего особенного в своих прекрасных аквамариновых глазах, в тонких, аристократических чертах лица, в полных, красиво очерченных губах, так же как и в пышных золотистых волосах, великолепно оттенявших молочную белизну ее кожи, темных бровях и длинных пушистых ресницах. Почему Бог не дал ей темных волос и голубых глаз, как у Боудена? Ничего примечательного не находила Саванна и в своем теле, привлекавшему, таких мужчин, как Майкейя Ятс, что в конце концов мешало ей жить. Тело как тело. У всех женщин такое. Ничего из ряда вон выходящего.

Саванна положила зеркало и медленно пошла к кровати. Если бы Ятс и его дружки оставили ее в покое, они с Сэмом были бы здесь понастоящему счастливы. И всему виной ее тело. Оно вызывает похоть и делает ее вожделенной добычей для мужчин.

Сама мысль об этом приводила Саванну в бешенство.

Девушка легла в постель и предалась размышлениям. Она не могла припомнить, чтобы когданибудь дала повод мужчине вести себя с ней фривольно. С болью вспоминая судьбу матери, она поклялась себе не повторить ее ошибки.

К мужчинам Саванна относилась равнодушно. Ко всем без исключения. Возможно, потому, что все они ассоциировались у нее с Давалосом, изза которого мать так страдала и пролила столько слез.

Она улыбнулась, подумав, что в этой глуши даже Майкейя мог считать себя достойным мужчиной, потому что лучших просто не было. Впрочем, по мнению Саванны, мужчины в Новом Орлеане вряд ли сильно отличались от Майкейи, разве что были почище, побогаче и лучше воспитаны. Но и они могли принести только горе и слезы! Так уж лучше умереть старой девой, чем позволить хотя бы одному из них пробить стену, воздвигнутую ею вокруг своего сердца, с чем никак не хотела мириться ее мать.

Элизабет полагала, что счастье женщины только в замужестве, в чем убедилась на собственном горьком опыте. Разумеется, это не значило, что Саванна должна была броситься на шею первому встречному, однако завещание Давалоса предоставляло им возможность, как часто говорила мать, общаться с людьми более высокого происхождения, уважаемыми и честными.

Я знаю, внушала ей мать, наше положение не позволяет тебе выбрать достойного тебя жениха, но лавочники и зажиточные крестьяне, люди вполне порядочные, почли бы за честь взять в жены такую девушку, как ты.

После одного из таких разговоров Саванна и покинула дом.

Она ворочалась с боку на бок и никак не могла уснуть. До чего же ей не хотелось возвращаться в КамподеВерде! И вовсе не потому, что она не любила мать. Но стоило подумать о респектабельном лавочнике, которого ей прочила в женихи Элизабет, как Саванне становилось тошно, так же как при мысли о скучных, однообразных занятиях, по мнению матери, обязательных для женщины. Как ни странно. Саванне больше была по душе отчаянная борьба за существование таверны, чем навязываемая ей Элизабет домашняя рутина. И только страх перед негодяями вроде Майкейи, которому девушка не в силах была противостоять, гнал ее обратно в КамподеВерде, хотя при воспоминании о жизни там Саванна не испытывала ничего, кроме уныния.



Саванне казалась удивительной тяга матери к респектабельности. Ведь большую часть жизни она провела в глухом, отторженном ото всего мира месте. Стоило Саванне подумать о скуке, которая ждала ее в КамподеВерде, и она уже готова была сказать Боудену, что никуда не уедет отсюда. Но тут перед ее мысленным взором появилось искаженное болью лицо Сэма, и благоразумие взяло верх над эмоциями. Она не должна подвергать риску ни себя, ни Сэма. А Майкейя здорово струсил, это было написано на лице бандита, когда Боуден ткнул его винтовкой в спину. Вспомнив об этом. Саванна невольно усмехнулась. Теперь он не скоро сюда заявится, и нечего думать об этом ублюдке. Возможно, она никогда больше его не увидит. Саванна, однако, ошиблась в своих предположениях.

Майкейя был в ярости. Уже дважды за сравнительно короткий срок эта девчонка обвела его вокруг пальца. Он едва ноги унес и лишь через несколько миль почувствовал себя в безопасности и смог перевести дух. Взбешенный, он уже готов был вернуться и снова испытать судьбу, но не решался, стоило ему вспомнить выражение лица Саванны, целившейся ему прямо в лоб, и этого проклятого Салливэна, едва не отправившего его на тот свет. Ничего, думал Майкейя, он еще покажет этому ублюдку, пусть тогда Саванна увидит, кто настоящий мужчина! Всю дорогу до самого Натчеза негодяй строил планы мести, а тут еще пошел дождь, и, когда показались наконец величественные крутые берега Миссисипи, вымокший до нитки, голодный Майкейя чувствовал себя хуже бездомной собаки. Оставив взмыленную лошадь в платной конюшне, Майкейя отправился искать дружков.

Натчез, по сути дела, состоял как бы из двух городков. Верхнего и нижнего. На высоком, поросшем деревьями крутом берегу жили богатые плантаторы и уважаемые торговцы с семьями. Там на утопающих в жасмине тенистых улочках можно было встретить смешение американского и испанского стилей в архитектуре, ажурные металлические решетки, стройные колонны и широкие сводчатые галереи. А под ними, в двухстах футах от верхнего города, у самой воды, лежал нижний город, НатчезандерХилл. И если верхний город отличался роскошью и элегантностью, то нижний являлся прибежищем всякого сброда.

Чувствуя себя в этой части города как рыба в воде, Майкейя отправился прямиком в свое излюбленное местечко, жалкую таверну "Белый петух", посещаемую такими же подонками, как он сам. Прошмыгнув в темный угол, Живодер сел за маленький шаткий столик, с опаской оглядел насквозь прокуренную, тускло освещенную комнату и, не увидев ничего подозрительного, развалился на стуле, с наслаждением отпив обжигавшее горло виски прямо из бутылки, которую ему подала стоявшая за стойкой грязная, растрепанная девица.

"Белый петух" был заполнен только наполовину, и Майкейя смог хорошо рассмотреть двух появившихся посетителей, в одном из которых узнал своего бывшего напарника, Джема Эллиота, одетого в темносинюю куртку и испачканные облегающие штаны. Второй, ростом повыше, видимо, был чужаком. Элегантный красноватого цвета пиджак, накрахмаленная манишка и белоснежные манжеты выдавали в нем богатого щеголя, что разожгло любопытство Майкейи. "Что за дела у Джема с этим красавчиком? думал Майкейя, не сводя глаз с обоих. Может, Джем собирался обыграть его в карты? Или ограбить, когда тот хорошенько поднаберется? А может, чтото поинтереснее?" Эллиот, в свою очередь, тоже с опаской оглядел помещение и кивнул ему. Не успел Майкейя опомниться, как его бывший напарник вместе со щеголем уже стоял у его столика.

Майкейя! Старина! воскликнул Эллиот широко улыбаясь, продемонстрировав свои крепкие белые зубы, от чего его невыразительное лицо сразу преобразилось.

Говорят, ты снова наведывался к этой рыжей лисице Саванне. Глаза его лукаво блеснули. Чтото ты очень скоро вернулся! Опять получил от ворот поворот? Майкейя промычал чтото в ответ и предложил Джему и его спутнику присоединиться к нему. И они сели, хотя, судя по выражению лица незнакомца, тот не был в восторге от приглашения Майкейи. Воцарившееся за столом неловкое молчание длилось до тех пор, пока на столе не появились еще стаканы, на которые незнакомец смотрел с явным отвращением, потому что они были грязными, и, когда Майкейя разлил виски, тихо сказал:





Я думал, мы поговорим с глазу на глаз. Дело деликатное, ты же знаешь! Потягивая виски, Эллиот незаметно подмигнул Майкейе и обратился к незнакомцу:

Успокойтесь, мистер! У меня нет секретов от моего друга. И при чем тут деликатность, если речь идет об убийстве? Ведь Майкейя тот самый человек, который нам нужен. Уж онто сообразит, как расправиться с вашим Адамом СентКлэром.

Подобный оборот дела явно не устраивал незнакомца. Лицо его стало непроницаемым, как маска. Он смотрел на Эллиота с нескрываемым презрением, буквально испепеляя его взглядом, в то время как Эллиот невозмутимо улыбался.

Достаточно было взглянуть на его лохматые волосы и заросший щетиной подбородок, чтобы понять, кто он такой.

Слыхали про Майкейю Живодера? как ни в чем не бывало спросил Эллиот.

Незнакомец во все глаза уставился на Майкейю. Тот улыбнулся и с вежливым видом кивнул, Незнакомец схватил свой стакан, залпом выпил до дна и вздрогнул, когда крепкий напиток обжег горло и разлился горячей волной по его тщедушному телу.

Я хочу... ээ... чтобы вы убрали одного человека, сказал он, уставившись на Майкейю. Он богат, пользуется в Натчезе хорошей репутацией и имеет друзей.

Адам СентКлэр? спросил Майкейя, прикидывая в уме, сколько можно заработать на этом черном деле. Уж он постарается выжать из франта приличную сумму.

Мужчина кивнул, и его светлые волосы слегка блеснули в тусклом мерцающем свете.

Он огляделся с опаской и, убедившись, что поблизости никого нет, наклонился вперед и зашептал;

Я заплачу вам четыре тысячи долларов золотом. Две сейчас и еще две, когда дело будет сделано.

Майкейя продолжал потягивать виски, никак не отреагировав на предложенные условия сделки.

Зачем это вам? спросил он наконец с задумчивым видом. Убийство дело рискованное! Что он вам сделал? Полагаю, вас это не касается, процедил незнакомец сквозь зубы.

Майкейя холодно посмотрел на него и брезгливо ответил:

Тогда поищите когонибудь другого для этого дела.

Здесь замешана женщина, со вздохом объяснил незнакомец. Я хочу их разлучить. Вот и все.

Довольный ответом, Майкейя подлил себе и остальным еще виски, поднял стакан и произнес зловещий тост:

За смерть Адама СентКлэра! Все трое выпили, и Ятс, поставив стакан на стол, бесстрастно спросил:

Где деньги? Деньги? Но вы ни слова не спросили о вашей будущей жертве! заволновался незнакомец. Чего доброго, этот тип улизнет с деньгами, даже пальцем не тронув Адама.

Сначала деньги, а потом разговор! Деньги я вам смогу дать только завтра, сказал незнакомец с недоверием глядя на Майкейю.

Ладно! Принесете деньги в "Спэниш лик" завтра в одиннадцать утра... Не пройдет и недели, как ваш господин СентКлэр будет петь в ангельском хоре, пошутил Майкейя, или танцевать с чертями.

После ухода незнакомца Эллиот сказал Майкейе, что не знает имени клиента, никогда его не видел, но уверен, что он не местный. Впрочем, решили они, это ровным счетом ничего не значит, главное, что платит прилично. И они заговорили на более актуальную тему как поделить деньги.

Пополам, как всегда? с алчным блеском в глазах спросил Эллиот. Майкейя бросил на него удивленный взгляд.

Ты только притащил этого типа, а дело делать буду я! со злостью возразил он.

Ладно! ухмыльнулся Эллиот. Тебе семьдесят пять процентов, мне двадцать пять.

Это уже другой разговор, сказал Майкейя, кивая своей нечесаной головой. А теперь валяй, рассказывай, что тут произошло, пока меня не было.

Какоето время они еще поболтали, прикончив бутылку виски, и разошлись.

Майкейя, пошатываясь, направился к меблированным комнатам, где обычно останавливался. В этой части Натчеза даже такие головорезы, как Майкейя, не могли чувствовать себя в безопасности. Спотыкаясь, он медленно брел по извилистым улочкам, и вдруг ему показалось, что ктото идет следом за ним по пятам. Он потянулся было за ножом, но тут сообразил, что обронил его в таверне О'Раук, и грязно выругался.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.