WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |

Сандра Мэй

Все почестному

Сандра Мэй

Всё почестному

1

Разумеется, все это безобразие началось не сейчас. Здесь – но не сейчас. Как и

положено в приличных историях, связанных с отношениями двух людей, началось все

гораздо раньше. Можно даже сказать, что самые важные события вообще произошли

задолго до того, как…

Получается непонятно, согласны? Значит, будем както выбираться из этой

паутины. Итак.

Дело происходит, как мы уже упоминали, не сейчас, а лет этак семь назад. Да, пожалуй, именно семь лет… Вечер. Над Манхэттеном висят лиловые сумерки. Из открытых дверей кафе и ресторанчиков доносится миллион ароматов сразу. У обочин то и дело тормозят такси и лимузины, из них выходят женщины в вечерних платьях самого диковинного вида. Все эти офисменеджеры, секретарши, консультанты по продажам, промоутеры и хедхантеры… все они вечером преображаются. Деловые костюмчики, ворча, прячутся в глубины платяных шкафов, на свет же выбираются Шифоновые Безобразия, Шелковые Безумства, Бархатные Великолепия и почемуто всегда – Меховые Манто.

Меховые манто в НьюЙорке обожают в любое время года. Даже когда стоит несусветная жара и правительство рекомендует поливать голову водой, находятся красоткиэкстремалки, которые запросто рассекают, помахивая меховыми муфточками.

Но речь сейчас не о них, тем более что до несусветной жары остается еще года три, да и вообще – не о жаре речь! На Манхэттене вечер, и упоминавшиеся уже лиловые сумерки постепенно приобретают насыщенный чернильный оттенок, а из небольшой, но уютной ванной комнаты, окутанная ароматами розы и ландыша, выплывает героиня нашего повествования.

Она задрапирована в зеленоватый шелк (другими словами, на ней банный халат, который ей несколько великоват), и на голове у нее махровый тюрбан. Мэри Лу Дженнингс, девятнадцать лет, белая, рост средний, телосложение… ну, в принципе обычное телосложение. Могло бы быть и лучше – на взгляд самой Мэри Лу.

Под тюрбаном скрываются мокрые в данный момент волосы насыщенного каштанового цвета, на порозовевшем от горячей воды лице маслинами блестят черные глаза, опушенные длинными ресницами. Скулы – немного высоковаты. Нос – немного курнос.

Впрочем, в целом впечатление от Мэри Лу всегда самое приятное. Мужчины любят на нее смотреть из чисто эстетических соображений, потому что у нее отличные ножки и приятная мужскому глазу попка, кроме того, Мэри Лу не вызывает у мужчин желания немедленно накормить ее плотным обедом. Женщины же, соответственно, не видят в Мэри Лу соперницу – ведь не может же быть соперницей та, чей ланч состоит из сандвичей с ветчиной, омлета с грибами и кокаколы? Скоро, расслабленно думают женщины, Мэри Лу превратится в округлое нечто и тогда уж окончательно не сможет составить никакой конкуренции в нелегком деле удержания мужского внимания.

В крошечной гостиной Мэри Лу гостеприимно ожидает мягкий диван, усыпанный подушками, подушечками и совсем уж крохотными думочками. Прямо возле дивана стоит низенький журнальный столик, а на нем бутылка сангрии, ваза с фруктами и коробка трюфелей. Напротив дивана – телевизор и видак, а на экране уже замер первый кадр из фильма «Унесенные ветром». Этот фильм Мэри Лу смотрела уже раз триста и готова смотреть до бесконечности.

Вы уже догадались? Ну да, Мэри Лу – романтичная особа.

Эти фильмы любили все женщины в ее семье. Романтические мелодрамы, исполненные шарма и легкой таинственности. Герои этих фильмов всегда были мужественны, а героини, соответственно, женственны; испытания, выпадавшие на долю героев, требовали от них напряжения всех душевных сил, но одновременно как бы и очищали душу, чего уж никак не скажешь о фильмах сегодняшних – Мэри Лу, разумеется, сама не смотрела, но много слышала о фильме «Хеллоуин». Говорят, в последнем кадре окровавленные герой и героиня целуются над трупом поверженного маньяка… Мэри Лу не сомневалась, что лично ее в такой ситуации долго и сильно тошнило бы.

Мэри Лу ждет Прекрасного Принца. В принципе, это не новость. Так или иначе Прекрасных Принцев ждут все женщины в мире. И даже то, что в глубине души Мэри Лу ОЧЕНЬ надеется на белого коня и шпагу на боку П.П., не особенно предосудительно. Многим, повторяем, очень многим этого хочется. Но отнюдь не все способны подняться над прагматизмом нашего века и открыто признаться: да, я романтичная особа! Да, возможно, романтичная дура! Но что ж поделаешь, если я верю в чудеса и неоднократно – неоднократно! – слышала в рождественскую ночь перезвон серебряных колокольчиков у себя за окном, а живу я на седьмом этаже! Мэри Лу повалилась на диван, сунула в рот первую конфету и подтянула к себе небольшую толстую тетрадочку в сафьяновом переплете. Разумеется, розового цвета. Какого же еще – ведь это дневник! Мэри Лу раскрыла дневник на чистой странице – и надолго задумалась.



Была у нее такая черта – замирать в задумчивости. Иногда ее накрывало посреди рабочего дня, иногда – при переходе улицы. Бороться с этим было бесполезно – оглушительно сигналящие машины и окрики сокурсников на Мэри Лу никак не действовали. Она пребывала в мире своих грез, и было ей там хорошо.

Мир грез она смогла позволить себе не так уж давно. Всю свою более или менее сознательную жизнь Мэри Лу Дженнингс как раз провела в исключительно материалистических декорациях. Она училась.

Сначала в школе, потом в колледже, потом – и до сего момента – в университете… Мэри Лу старательно и добросовестно училась, чтобы стать лучшей. Параллельно с учебой она боролась с неправильным прикусом – вот, пожалуй, и все потрясающие события ее юности. Учебники и брекеты.

Мужчины… Да, они в ее жизни были. Бывали. Случались. Редко. Давно. Нет… в общем, мужчину своей мечты она себе хорошо представляла, но никогда не видела.

Те, кто… с кем… ну, в общем, те, с кем у нее завязывались отношения, не дотягивали не то что до Прекрасного Принца – вообще ни до чего не дотягивали.

Мэри Лу выпала из астрала, высунула кончик языка и принялась писать.

«Очередной уикэнд в одиночестве. Но я далека от отчаяния и даже от меланхолии.

Я верю – все еще будет, и глаза мужчины загорятся любовью при виде меня, и огромный мир распахнется для нас двоих…» Мэри Лу громко вздохнула и потянулась за второй конфетой. Самое интересное, что за последние полгода в ее духовной жизни произошли серьезные подвижки. Иными словами, у совершенно абстрактного Прекрасного Принца появилось вполне конкретное человеческое лицо.

Лицо это – вкупе с потрясающим телом – принадлежало Дэну Лапейну и проживало… тьфу ты, Дэн Лапейн и проживал – на шестом этаже, прямо под Мэри Лу.

Он въехал в этот дом полгода назад и первым делом отправился знакомиться с соседями. Несколько нетипично для НьюЙорка – но вполне в духе Дэна. Перед его обаянием не могли устоять и самые незыблемые – вроде миссис Барристер, домовладелицы, семьдесят три года, артрит, характер склочный – что уж говорить о Мэри Лу. Высокий, широкоплечий, вечно улыбающийся блондин с пронзительносиними глазами, Дэн сокрушал своим напором, очаровывал – и уносился дальше. Подарок судьбы, словом.

С Мэри Лу они были относительными ровесниками, единственными в доме, да и расположение квартир помогло – очень быстро они подружились. Дэн помогал ей чинить заклинивший замок в двери, разговаривал со слесарями – Мэри Лу их побаивалась – и советовался с ней относительно выбора галстука. Мэри Лу, со своей стороны, угощала его печеньем домашней выпечки, выслушивала откровения Дэна по поводу расставания с очередной подружкой и с сожалением замечала: в их идиллическом союзе не хватает одной, но едва ли не самой главной составляющей.

Никогда в глазах Дэна не вспыхивал огонек восхищения и желания при виде Мэри Лу. Никогда он не касался ее трепещущих рук своими подрагивающими пальцами… О нет! Дэн Лапейн совершенно запросто мог дать ей леща или хлопнуть по попе;

мог пригласить ее к себе выпить пива и посмотреть бейсбол по телику; мог попросить ее заказать для него столик на двоих в ресторане, пообещав рассказать, «как все было»; звал ее «Мэри Лу, старушка» – друг, товарищ и брат! Но не Прекрасный Принц. Или, еще точнее, Прекрасный Принц – но не ее.

И, конечно, она видела его девиц. Естественно. Потому что Дэн Лапейн и в голове не держал, что Мэри Лу Дженнингс созерцание вида его пассий приносило невыносимые мучения. Он просто не думал об этом! Ну а Мэри Лу таким образом совершенно точно уверилась, что никогда не станет для Дэна Синдереллой, Белоснежкой и Скарлетт О’Хара. Потому что Дэн предпочитал выдроватых блондинок сухощавого телосложения, с ногами из шеи, белоснежным оскалом и голубыми/зелеными/серыми очами. Одевались блондинки Дэна так, что Мэри Лу была склонна назвать это «раздевались», а уж представить этих блондинок в зеленом банном халате и махровом тюрбане на голове было и просто немыслимо.





На Мэри Лу они, блондинки, либо вообще не смотрели, либо смотрели как на некое домашнее животное. Хорошо хоть не насекомое.

Вот вам и результат: сейчас Дэн почти наверняка бреется перед очередным свиданием, насвистывая чтото из битлов, а Мэри Лу Дженнингс уныло валяется в полном одиночестве на своем любимом диванчике и трескает шоколадные конфеты… Звонок в дверь сопровождался оглушительным стуком. Мэри Лу скатилась с дивана и торопливо помчалась к дверям, даже не удосужившись посмотреть в глазок. ТАК в НьюЙорке сообщает о своем приходе только один человек.

Правильно, она это и была. Лори Корниш, лучшая подружка и нимфоманка по совместительству.

Девяносто девять процентов знакомых Лори считали ее, мягко говоря, распущенной и неразборчивой в связях. Мэри Лу относилась к оставшемуся одному проценту. Она очень хорошо знала свою университетскую подружку. Лори Корниш всегда находилась в поиске своего идеала. Можно даже сказать, она была кемто вроде альтер эго самой Мэри Лу, просто куда более активным альтер эго. Там, где Мэри Лу мечтала, Лори Корниш действовала.

Количество свиданий вслепую, знакомств по Интернету и по переписке, посещений чужих корпоративных вечеринок и университетских танцевальных вечеров знакомств в жизни Лори зашкаливало. Она едва успевала учиться, а ведь ей приходилось еще и работать – но, слава богу, небольшое дизайнерское бюро считало своих сотрудников творческими единицами и не настаивало на строгой посещаемости.

Кстати, очень интересный факт: и Мэри Лу, и Лори учились на одном факультете, специализировались на ископаемых хвощах и папоротниках – как Лори занесло в дизайн? Никто не знает.

– Лу, это кошмар и ужас, я сейчас сдохну, у меня три минуты! Лори ворвалась в гостиную, размахивая громадным пластиковым чехлом с одеждой.

Мэри Лу осторожно выглянула изза притолоки.

– Еще раз и поподробнее можно? – Нужно! У меня свидание с Полом.

– Это с беленьким… – Беленький был Карл, немец, тридцать семь лет, с ним все кончено.

– Как, вы же… – Пол! Пол Бейкер, работает в «Бритиш петролеум», но он маленький. И потому мне нельзя промахнуться! В воспаленном воображении Мэри Лу пронеслась картина: маленький, с кошку, человечек по имени Пол Бейкер с верещанием носится по лужайке Центрального парка, а Лори со зверским выражением лица целится в него из ружья. Мэри Лу усилием воли отогнала дурацкое видение и кротко вопросила:

– А из чего ты хочешь в него попасть, Лори? Лори перестала метаться и с некоторым отвращением воззрилась на подругу.

– Вот потому у тебя никого и нет! Все шуточки с прибауточками – а тут вопрос жизни и смерти! Ты должна мне помочь, ясно? – Ясно. А что нужно сделать? – Я не могу выбрать – красное или черное! – С этими словами Лори вывалила из чехла два вечерних платья и негодующе фыркнула, ткнув в них пальцем. – Красное сидит на мне лучше, но в нем у меня задница размером с Айову.

– Айова не очень большой штат… – По сравнению с задницей – огромный! Отстань! Слушай. Черное стройнит, но из него у меня выпадает бюст. И еще мне нужны твои сережки, те, из искусственного жемчуга, ты помнишь, и еще на шею та дребедень с виселочками, а кроме того, у тебя вроде было пончо, не пойду же я, как дура, в пальто, его придется снимать, а там зад размером с Монтану… – Ты же говорила, с Айову… – Лу!!! Я сейчас завизжу.

– Хорошо, хорошо, хорошо. Сейчас посмотрим… – Ты когото ждешь? – А? Нет, конечно. Только я, мой любимый фикус и Скарлетт О’Хара с Реттом Батлером… – Опять?! Ты свихнешься, это точно.

– Не твое дело. Значит, так: выбираем красное, сверху накидываешь мой кардиган, а висюлечки из шкатулки выбирай сама. И отстань от своего зада, нормальный он, просто отличный.

– Лу, ты тюпочка! Хочешь, пошли со мной? – Ага, счас, разбежалась. Твой Пол будет в восторге.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.