WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 45 |

«Референтная система тоже очень важна, — говорят Гриндер и Бэндлер. — Допустим, человек приходит к нам и говорит: «Я не знаю, чего хочу.» Тем самым он сообщает, что у него нет референтной системы.» К ним обратилась женщина, у которой не было критериев для принятия определенного решения, вплоть до выбора из меню в ресторане. Она постоянно оставалась неудовлетворенной своей жизнью.

Терапевты буквально создали для нее стратегию принятия решений, пользуясь ситуацией с рестораном: вопервых, сказать себе: «Я должна выбрать еду.» Вовторых, прочитав название блюда, представить его себе, ощутить вкус. А после — определить, положительно или отрица­тельно для нее это ощущение, и так с каждым блюдом.

После того, как клиентка попыталась проделать это несколько раз, она получила способ принятия решения и начала принимать их быстро и бессознательно во всех случаях жизни» Итак, мы с вами рассмотрели структуру, состоящую из ведущей, первичной и референтной репрезентативных систем. Вы знаете, что должны выявить их у вашего клиента с помощью вербальных и невербальных источников информации. Говоря о последних, мы в основном разобрали ключи доступа — движения глаз.

Однако существуют другие вещи, с помощью которых вы можете получить ту же и иную информацию. По наблюдениям Гриндера и Бэндлера, тон голоса человека выше при визуальной оценке и ниже при кинестетической. Темп речи выше опятьтаки при визуальной оценке и ниже при кинестетической. При визуальном оценивании дыхание скорее грудное, при кинестетическом — брюшное. Таких признаков существует множество, и одновременно мы можем воспринять немногое. Движения глаз — самый легкий источник информации о РС. После того, как вы им овладеете, можно переходить к другим измерениям.

Еще один богатый источник информации — это наблюдение за оцениванием моторных программ в тот момент, когда человек думает о какомлибо поступке, действии.

На семинаре по НЛП присутствовала женщина, постоянно водив­шая автомобиль.

Попросив ее принять естественную позу и не скрещи­вать ног (уже подсказка), ведущий задал ей вопрос, на который вначале она должна была ответить мысленно:

«Вы пользуетесь ручным или автоматическим переключателем скоростей?» Участники семинара не использовали свой непосредственный сенсорный опыт достаточно внимательно, и их ответ, как выяснилось из слов женщины, был неверным. После чего ведущий сказал: «Если бы вы смотрели на ее ноги, то получили бы ответ.

Одним из отличий моторных программ при пользовании ручным и автоматическим переключателем является необходимость нажатия на педаль. Если бы вы внимательно смотрели, то заметили бы напряжение мышц правой, а не левой ноги, что и дало бы вам ответ.» Задавая вопрос, ответ на который предполагает оценку моторной программы, вам необходимо наблюдать за теми частями тела клиента, что должны быть использованы для этой оценки. Информация не приходит из пустоты. Чтобы получить ее, человек оценивает какуюто ее репрезентацию. И хотя в сознании может быть представлена только одна из систем, человек подсознательно пользуется всеми системами, чтобы собрать нужную информацию для ответа.

Внутренние стратегии Непосредственное отношение к содержанию этой главы имеет понятие стратегии, с которым вы уже пару раз встреча­лись. Информация о внутренних стратегиях клиента — это еще одна жизненно необходимая вам вещь, поскольку именно в ней зачастую в дальнейшем вам приходится работать. В НЛП СТРАТЕГИЯМИ называются последовательности внутренних процессов и внешнего поведения, вызывающие у людей различные переживания. К примеру, человек может создавать или воспроизводить в сознании картины, которые вызывают у него соответствующие чувства; затем говорить об этих чувствах внутри себя и т.д. Стратегии могут быть удачными и неудачными. Удачная стратегия это, как вы понимаете, такая последовательность процессов, которая «работает»: приводит к полезному и эффективному результату. Вот пример подобной последова­тельности:

«Некоторые люди берутся отвечать на любой вопрос. Обычно они и имеют сложную осознанную стратегию ответа. У одного парня была замечательная стратегия. Я спросил его: «Где ты впервые встретил Джона?» Он углубился внутрь и сказал:

«Где? Давайте посмотрим.» Его глаза направились вверх, и он сконструировал образ Джона. Затем взгляд переместился влево, и он осмотрел места, где он мог Джона видеть. Одно из них вызвало у него ощущение узнавания. Он аудиально назвал его, затем увидел себя: как он выглядит, говоря это Он чувствовал себя таким образом спокойно и комфортно. » Неудачные стратегии тоже работают эффективно, отличаясь тем, что не являются полезными.

Возьмем распространенную ситуацию. Вы напряженно ждете при­хода супруги (супруга), какогонибудь небезразличного вам человека. Весьма вероятно, что у вас появятся мысли и предположения насчет того, где этот человек, собственно, находится, почему заставляет вас ждать и чем может быть занят в данный момент.

Эти предположения почемуто большей частью очень неприятные, и ожидаемая встреча выливается в конфликт.

Повторение подобных ситуаций ведет к проблеме под названием «ревность». Ваша клиентка может рассказывать об этом так: «Я не знаю, как оно получается, просто у меня такое ощущение (глаза направляются вниз направо, прикосновение к средней линии тела). Конечно, я говорю себе (глаза вниз налево), что нет никаких разумных причин. Но стоит только представить себе (глаза вверх и направо), что он может там... я чувствую жуткую злость!» ( Глаза вниз и направо.) Улавливаете взаимодействие систем? Она создает внутренние обра­зы и страдает ПО ПОВОДУ сконструированных ею же картин, хотя внутренний диалог не соглашается и говорит, что причин нет. Скорее всего, для согласия с визуальной и кинестетической системой просто недостает внешней информации.

Впрочем, замечает Гриндер, даже самая плохая стратегия лучше, чем никакая. Ведь вы можете изменить ее! А для этого вам позарез надо знать, КАК ваши клиенты или вы сами делаете это неважно что.

Один из приемов, который применяет Бэндлер для сбора информации, сказать клиенту: «Ну, скажем, я должен превратиться в вас на один день. Среди прочего мне пришлось бы обзавестись вашим ограничением. Как мне это сделать? Вы должны научить меня этой проблеме». Как только вы начинаете исходить из того, что ограничение (проблема) клиента это достижение, нечто усвоенное, чему можно обучить когото другого, способ, каким человек справляется с трудностью и думает о ней, меняется полностью.

Собственно говоря, многие печальные вещи являются результатом стратегического стереотипа, который, за неимением лучшего, проиг­рывается снова и снова, как, например, в случае депрессии. Девяносто девять из ста депрессивных клиентов пользуются стереотипом. Они представляют себе какоето угнетающее переживание и/или говорят себе о нем. Но все, что у них в сознании — это кинестетические ощущения. И они используют слова, соответствующие ситуации: «отягощенный, задавленный, тяжелый, разбитый». Однако если вы зададите им любой вопрос об их чувствах — они дадут вам изящное несловесное описание того, КАК они порождают свою депрессию. «Как вы узнаете о том, что у вас депрессия? Долго вы себя так чувствуете? Что послужило началом этого синдрома?» Смысл вопросов неважен; это лишь способ получить доступ к процессу.

Люди в депрессии прокручивают высокоэффективные гипнотичес­кие индукции, видя образы и обсуждая их вне сознания, замечая только чувства. Они были бы смущены, узнав, откуда появляются их ощуще­ния, поскольку это находится абсолютно вне их осознания.

Вместо такого времяпровождения вы вполне можете научиться и научить вещам полезным и приятным. И они тоже не всегда осознают­ся. К примеру, одна молодая особа отличалась редкой грамотностью и языковой интуицией, «чувством языка», как она сама это называла, не задумываясь над происхождением такого явления — ведь бывают люди, прекрасно ориентирующиеся, скажем, в химии (в которой она, кстати сказать, совершенно ничего не понимала). Будучи взрослой женщиной, она случайно познакомилась с азами НЛП, после чего с интересом вспомнила и осознала, что всегда пользовалась стратегией. Когда написание слова или предложения вызывало сомнения, она мысленно произносила его и тут же находила визуальный эйдетический образ. Если же в ее прошлом опыте не было нужного воспоминания, она искала аналогию или создавала конструкт. Так или иначе, это был визуальный эйдетический образ, а оценивался он кинестетически: «Я чувствую, этот вариант — правильный.» Физикохимические же штудии требовали в основном визуального конструирования, а юная леди не обладала соответствующей удачной стратегией. Описание вполне совпадает с тем, что говорят по этому поводу Гриндер и Бэндлер.

«Независимо от языка и страны, люди, хорошо владеющие право­писанием, пользуются одной и той же стратегией. Они вызывают эйдетический, хранящийся в памяти образ слова, а затем проверяют правильность визуализации с помощью кинестетических ощущений поблизости от средней линии тела.» Мы уточнили бы даже — в районе солнечного сплетения. (Между прочим, там охотно концентрируются многие кинестетические переживания.) Указанная последовательность быстро становится автоматической и уходит в подсознание, как и произошло в нашем примере. Так что человек может не замечать ее работы многие годы и даже вообще не узнать о ее существовании.

Люди, испытывающие трудности с правописанием, не владеют этой стратегией.

Некоторые создают эйдетические образы, но проверяют их правильность аудиально.

Глазодвигательные реакции, указывающие, какую систему оценки опыта человек использует, формируются в онтогенезе достаточно рано. Это важный момент.

Гриндер и Бэндлер утверждают, что зачастую так называемые неспособные дети — обычные дети, чьи проблемы созданы системой обучения. Последняя для нас — вообще больное место, кладбище малоэффективных стереотипов, где из года в год практичес­ки ничего не меняется; хоть гимназией школу назови, она остается нашей, хорошо узнаваемой школой, где время от времени вспыхивают яркие личности творческих преподавателей. Ну, это тема большая и благодатная, и лучше мы не станем отвлекаться.

Гриндеру и Бэндлеру однажды предложили «исследовать большую группу детей со «скрещенными полушариями», будто бы нечто такое действительно существует.» Они обнаружили, что «все эти дети пытались называть слова по буквам, пользуясь аудиальной системой. При вопросе: «Как вы напишете слово «cat»?» — их глаза направля­лись влево вниз. Они произносили слово «про себя», поскольку их так учили. Но, поступая так, невозможно даже правильно написать само слово «фонетика».

Обычно возникает вопрос: «Как получается, что одни дети выучи­ваются визуализировать и кинестетически проверять, а другие — нет?» Авторы НЛП предпочитают другой вопрос: «Как вы научите ребенка, пишущего с ошибками, использовать описанную стратегию?» Если вы хотите сделать это, не ставьте перед собой цель «научить писать правильно». Он научится автоматически, при условии, что вы будете обучать его определенному процессу, а не содержанию, Оказывается, большинство людей имеет довольно мало стратегий (три или четыре) для достижения чеголибо, и слишком часто используют одну и ту же.

Действительно гибкая личность имеет около 12 стратегий. Ричард и Джон призывают вас к тому, чтобы постоянно использовать все системы. В определенном контексте вы осознаете работу одной системы более интенсивно, чем работу других. Если вы занимаетесь спортом или любовью, то у вас возникает много кинестетических ощущений. Во время чтения или просмотра фильмов преоб­ладают визуальные впечатления. В своем сознании вы можете перехо­дить от одной стратегии к другой. Существуют определенные признаки контекста, которые позволяют вам менять стратегию и использовать различные последовательности.

И последнее, на чем мы хотели бы пока остановиться. Гриндеру и Бэндлеру не раз задавали вопрос: «Можно ли использовать приведенные вами признаки для оценки поведения людей других культур?» Ответ очень любопытный. Они обнаружили существенные отличия только у басков (Северная Испания). Это вообще занятный народ. Одно время популярной темой лингвистических дискуссий было туманное происхождение и структура баскского языка. Последний известный нам результат — вроде бы наметилось отдаленное сходство с грузинским языком, что в принципе ничего существенно не объясняет.

Авторы НЛП со своей стороны предполагают, что различие, равно как и сходство психофизиологических признаков обусловлено генетически или неврологически. А сходство постоянное. «В Америке, Европе, Восточной Европе, Африке, говорят они, везде наши признаки работают.» Упражнения № 1.

В порядке оказания себе помощи при настройке ушей на сенсорно специфические слова:

а) рассмотрите следующие предложения;

б) выделите в них эти слова;

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 45 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.