WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

www.kievsecurity.org.ua

BEST rus DOC FOR FULL SECURITY

Манипулятивные возможности массмедиа

Г. Джоветт и В. О"Доннел определяют пропаганду как манипуляции с символами

(Jovett G.S., O'Donnell. Propaganda and persuasion. Newbury Park etc., 1992.

Р. 157). Они также считают, что сам термин "психологическая война" американского происхождения, британцы предпочитают говорить о "политической войне". Но и тот и другой подход по сути своей связан с искусством управления вербальными и визуальными символами. Следует также отметить, что западный мир.

в отличие от нас, очень серьезно обучается на негативных ситуациях. Вьетнам приносит новые модели взаимодействия с прессой, которые в своей полноте были реализованы в войне в Персидском заливе. Великобритания существенным образом обучается как на Вьетнаме, так и на своем собственном конфликте на Фолклендах.

Фолкленды приносят новые стандартные модели, которые были в свою очередь реализованы американцами в Гренаде. Или такой пример, как гибель парома Эстония, который существенным образом был изучен Службой психологической защиты Министерства обороны Швеции, задав соответствующие форматы коммуникаций с населением в период кризисов (см. далее). Такие динамические системы хорошо самообучаются. Это также связано с чисто западной моделью предпринимательства, где инновативная деятельность является залогом успешного выживания. Наши системы намного более консервативны. Инновационный параметр не входит в число их задач. Отсюда и вытекают их серьезные недостатки.

Современные массмедиа открыли новые возможности воздействия, что позволило перенести их с позиции чисто описывающих на позиции, которые формируют ситуацию. Англичане считают, например, что возможности воздействия правительства на население были продемонстрированы более ста лет назад, когда Джозеф Чемберлен, имея личностные контакты с редакторами, влиял на прессу, публиковал неподписанные статьи против своих оппонентов.

Информационная составляющая, влияя на общественное мнение, формирует процессы принятия решений. В результате возросшей роль массмедиа возникла новая специализация spindoctor, задачей которого становится изменение восприятия события. Особенно это касается случаев, когда событие начинает выходить изпод контроля, когда первое лицо делает те или иные ошибочные действия.

Исследователи выделяют пять типов работы spindoctor'а (цит. по: Watts D.

Political communication today. Manchester etc.,1997. P. 121):

1. Преспин: подготовка перед событием.

2. Постспин: наведение блеска после происшедшего события.

3. Торнадоспин: срочный перевод интереса аудитории в другую область.

4. Контроль кризиса менеджмент событий, выходящих изпод контроля.

5. Уменьшение потерь: работа с событиями, находящимися вне контроля для предотвращения возникновения дальнейшего ущерба.

В общем подобные методы применяются достаточно давно, в данном случае речь идет о более серьезной профессионализации этой сферы. Например, немецкая пропаганда уже в первую мировую войну в США строилась достаточно профессионально. То же можно сказать и о пропагандистской работе со своим населением стороны США.

Впоследствии из так называемого комитета Криля, как мы уже упоминали, вышло большинство профессионалов паблик рилейшнз.

Немцы очень четко воздействовали на целевую аудиторию: они составили список из 60 тысяч адресов пассажиров рейса Гамбург Америка. Они имели списки членов конгресса, публичных библиотек, колледжей и под. Особое значение уделялось косвенному воздействию при помощи книг, написанных самими американцами.

Активность проявлял, например, психолог, гарвардский профессор Г. Мюнстерберг.

Он публиковал статью, защищающую позицию Германии, и слал ее вместе со своим письмом Рузвельту. При этом он подчеркивал значимость голосов избирателей немецкого происхождения.

Задачи такой пропаганды лежали не только в поддержке немецкой позиции, но и влияние на американское общественное мнение с целью наложить запрет на торговлю оружием, поддержка организаций выступавших за нейтралитет США в этой войне, вхождение в ряд пацифистских организаций. У самого посла Германии графа фон Бернсторффа были прекрасные отношения с американской прессой (Kunczik M. Images of nations and international public relations. Mahway, N.J., 1997). Сегодня его роль оценивают как мастера в сфере паблик рилейшнз. К примеру, у него было рабочее соглашение с журналистами "New Yorker", что его можно цитировать только в случае его собственного одобрения.



Высокие результаты немецкой пропаганды были сведены на нет гибелью пассажирского лайнера "Луизитана", шедшего из Нью Йорка в Ливерпуль. В тот момент немцы объявили блокаду Британии. Немецкое посольство поместило объявление в ряде газет, пытаясь предотвратить данный рейс. Но 1257 пассажиров 1 мая 1915 г. отправились в путешествие, которое закончилось трагедией.

Немецкая подлодка потопила этот корабль. Президент Рузвельт позже заявил, что он не собирался принимать участие в этой европейской войне, но все изменила гибель "Луизитаны".

Из этого случая мы должны вынести серьезное правило: никакие ухищрения по построению символического мира не могут вступать в противоречие с миром реальным. Хотя, несомненно, что случай с "Луизитаной" также получил достаточно серьезное символическое развитие, что и привело к смене настроений в стране.

Кстати, уже на фашистскую Германию работали известные фирмы паблик рилейшнз в США. Это был Карл Байор, получавший шесть тысяч долларов в месяц, сотрудничающий с немецким туристическим бюро. И даже Айви Ли, достаточно известное имя в сфере паблик рилейшнз, в свое время получил 25 тысяч долларов от Фарбен Индастри, который на слушаниях по этому поводу заявил, что консультировал немецкое правительство в связи с их паблик рилейшнз в США. В принципе это стандартная процедура для многих стран привлекать для продвижения себя фирмы, специализирующиеся в области паблик рилейшнз.

Идут и символические войны. К примеру в 1989 г., Гринпис выступил против Японии как ведущей промысел китов, развернув широкий бойкот японских товаров вообще.

Михаэл Кунчик считает, что имидж Японии, как и арабских стран, сконструирован жителями западного мира (Kunczik M. Images of nations and international public relations. Mahway, N.J., 1997. Р. 141). Япония в свою очередь развернула пропаганду именно белого мяса, говоря, что каждый девятый день месяца должен быть посвящен потреблению именно белого мяса. Но Японии под международным давлением пришлось изменить объемы своих уловов в сторону резкого уменьшения.

Украина также уже несколько раз попадала под колесо негативной оценки мировой прессы.

Среди примеров действия в этой сфере бывшего СССР М. Кунчик в числе прочего называет две ситуации. При этом достоверность их оставляем на совести автора, поскольку реальность все равно непроверяема. Первая ситуация связана с известными сканадалами с появлением/непоявлением советских подлодок в шведских территориальных водах. В октябре 1981 г. в момент одного из этих скандалов журналистов в Вашингтоне получили телеграмму за подписьмю ответственного лица.

что США и Швеция имеют секретное соглашение по использованию шведской военноморской базы для своих подлодок. В другой случае, который он также прписывает работе спецслужб бывшего СССР, речь идет о том, что весной 1982 г. в прессе Индии, Египта, Пакистана, Филиппин появилась информация о том, что американский астронавт Нейл Амстронг услышал на Луне слова, которые привели его к принятию мусульманства. НАСА в ответ уволила его. все создавало четкое представлениме о том, что мусульмане дискриминируются в США. НАСА пришлось провести специальную прессконференцию Армстронга для иностранных журналистов, в которой он заявил, что ушел из НАСА совершенно добровольно. Известен также факт привязки секретных американских лабораторий к созданию вируса СПИДа. В списке взаимных "игр" двух стран, уже со стороны США, стоят также: звездные войны и сбитый корейский лайнер. В первом случае удалось втянуть Советский Союз в бесперспективную трату денег, во втором путем манипуляции с текстом пилота удалось повесить на СССР очередное доказательство его агрессивности.

Бывший советник Никсона Алвин Снайдер включает перечисленное в ряд проектов "бойцов дезинформационного фронта". Он также говорит о борьбе против нейтронной бомбы со стороны СССР: "Вы потратили около 100 миллионов долларов только на кампанию против нейтронной бомбы. Причем добились своего. Многочисленные митинги, манифестации, телепрограммы и публикации в прессе сдвинули общественное мнение настолько, что Картер и его западноверопейские союзники в конце концов отказались от идеи производства бомбы" ("Комсомольская правда", 1997, 26 нояб.). Сюда же он подключает и такие сообщения, "что американцы ввозят детей, а затем распродают их органы, экспортируют миниигрушки в Афганистан, версии о причастности ФБР к убийству Мартина Лютера Кинга, ЦРУ Улофа Пальме и Индиры Ганди".





Самой же удачной дезинформационной кампанией, запущенной США, он считает идею "звездных войн", которую преподнес миру президент Рейган: "Когдато в конце пятидесятых Америка твердила о значительном превосходстве СССР в ядерных боеголовках. Джон Кеннеди с этой темой побил на президентских выборах Никсона.

На самом деле никакого превосходства не было. "Звездные войны" были блефом, наоборот, убедившим СССР в своей безнадежной технологической отсталости и подтолкнувшим его к переговорам об ограничении вооружений. Между тем Пентагон понимал, что этот проект неосуществим, хотя всеми силами пытался доказать обратное. На испытаниях, которые должны были продемонстрировать эффективность новых разработок и за которыми вели наблюдение из СССР, военные тайно закрепили бомбы на подлежащей уничтожению экспериментальной ракете. Даже если бы ее не удалось поразить средствами перехвата, военные попросту намеревались взорвать ракету и объявить о полном успехе. Но при таких ухищрениях сделать это удалось лишь с четвертой попытки". Тут есть интересный общий вывод: чисто информационная агрессия не может обмануть противника, всегда требуется определенный "сырой материал" в виде реальных ситуаций.

Серьезные аспекты влияния прессы проявляется во взаимоотношениях прессы и военных во время проведения военных операций. Послевоенные события показали проигрыш страны изза изменившейся роли массмедиа. Для западного мира это был Вьетнам, для постсоветского пространства Чечня. Телевизионная картинка события стала предопределять политические решения. Западный мир смог перестроить свои взаимоотношения с военными в случае Фолклендов, Гренады и Панамы. Наиболее удачно опыт манипулирования прессой имел место в случае войны в Персидском заливе. Основными при этом становятся две операции:

а) ограничение доступа (кстати, в случае президентов используется та же теория, получившая название "искусство контролируемого доступа"), б) задержка в передаче информации.

Кстати, П. Янг и П. Йессер кладут приблизительно такие параметры в основания своей классификации возможных взаимоотношений военных и прессы: ее начинают принимать во внимание тогда, когда возникают новые средства связи, позволяющие соединить отдаленный конфликт с общественным мнением.

В первый период, названный ими периодом империалистических войн, не было средств связи, которые бы позволили бы журналистам влиять своими сообщениями на те или иные события. Второй период, начавшийся крымской войной и завершившийся русскояпонской войной, привел к новым взаимоотношениям, благодаря изобретению телеграфа. Журналисты стали реальным участником процесса. В ответ военные как раз и вводят цензуру и ограничения в доступе к средсвам связи. Третий период между двумя мировыми войнами не представлял опасности. поскольку здесь крыпные конфликты поставили прессу четко на сторону власти, она не была независимым участником игры. Кстати, второй период Янга и Йессера очень четко связан с цивилизационными исследованиями, где связывает конец девятнадцатого века с возникновением массового общества в Великобритании и США.

Приход Вьетнама нарушил эту благостную картинку любви власти и прессы. Конфликт превратился в войну, пресса не была на стороне власти. А проигрыш всегда ищет виновного на стороне. Власти обивнили прессу в проигранной во Вьетнаме войне.

Военные оказались не готовы переиграть демократическую прессу, способную влиять на общественное мнение. Включился также новй цивилизационный фактор телевидение. Визуальная картинка боя/смерти привнесенная в уют дома имела совершенно непредсказуемые последствия. Население уивдело то, что могут видеть только профессиональные военные, с одной стороны. С другой, конфликт протекал в отдалении от США, не было понятной и прямой угрозы для массового сознания.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.