WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Сабуров Е.Ф., профессор, д.э.н.

(научный руководитель Института развития образования ГУВШЭ) Образование с точки зрения экономической теории социальных взаимодействий.

Экономический подход к образованию часто вызывает неадекватную реакцию у педагогов, психологов и даже некоторых экономистов излишне традиционных направлений. Так, например, подвергается нападкам рутинное нейтральное выражение «образовательная услуга», что вызывает недоумение у специалистов по социальной экономике. Мне кажется, что корни этого недоразумения коренятся в нашем марксистском прошлом. Дело в том, что услуги, т.е. блага, не имеющие материальных носителей, в отличии от товаров, не учитывались при исчислении марксистского национального дохода. Иными словами болванка, выточенная слесарем, умножала советский нацдоход, а труд учителя или врача – нет. Это было несправедливо, обидно, а с экономической точки зрения глупо, как и всё в самом передовом учении. С тех пор мы перешли на общепринятую систему исчисления. В качестве показателя национального дохода выступает валовый внутренний продукт (ВВП), в котором и товары, и услуги сосуществуют абсолютно на равных правах.

Ситуация изменилась, а обида осталась. «Я несу разумное, доброе, вечное, а вы говорите, что это услуга», обижается учитель. «Вы его в руках несете или, может быть, с помощью подъемного крана?» спрашивает экономист. «Если так, то это товар». «Нет», отвечает учитель, я это делаю голосом, жестами, вообще взаимодействием с учеником». «Ну, тогда это услуга». Оба расстаются растерянными и недовольными.

Однако, помимо смешного и досадного непонимания в проблеме есть и другая сторона. Конечно, то, что оказывает учитель обществу – это образовательная услуга. Точно так же, как то, что оказывает Государственная Дума обществу – это государственная услуга. Иногда эта услуга бывает медвежьей, что поделаешь. Но какова бы ни была хороша или плоха данная услуга, она не есть само благо.

Государственная услуга – это не государство, а образовательная услуга – это не образование. Государство – это то, в чем мы живем. При этом государственные услуги оказывает нам паспортистка и президент, но то, что они делают – это не государство. Государство это благо, которое создаем мы ежедневно, придерживаясь некоторых правил человеческого общежития, благодаря которым можем зарабатывать себе на хлеб и болееменее чувствовать себя в безопасности. Образовательные услуги оказывает нам школа, семья, СМИ, наши приятели, но образование как благо создаем мы сами. Естественно, при этом мы используем все оказанные нам образовательные услуги в качестве ресурса для своего образования.

Насколько я понимаю, такой подход не противоречит современной педагогической науке, но, наоборот, согласуется с пониманием «субъектсубъектной педагогики».

Экономический подход, заключается в утверждении, что благо производится семьей или отдельным человеком с помощью потребления поступающих извне товаров и услуг, которые играют роль ресурсов для производства этого блага, т.е.

образования в данном случае.

Рассматривая образование как благо, мы должны отнести его к аддиктивным благам, т.е. благам, в результате потребления которых может вырабатываться «пристрастие». Слово «потребление» здесь не совсем корректно. Согласно приведенным выше рассуждениям было бы более точно говорить не о потреблении такого блага как образование, но о его производстве внутри личности. Тем не менее, для наших дальнейших рассуждений по этому вопросу вполне достаточно говорить о потреблении блага, например, о чтении «хороших» книг. Впервые на феномен «пристрастия» обратил внимание ещё Альфред Маршалл, для которого существование аддиктивных благ казалось несколько противоречащим закону убывающей полезности. Действительно, купив стиральную машину, мы вряд ли пойдем покупать вторую. В отличие от этого Маршалл вынужден был заметить «что чем более человек слушает хорошую музыку, тем более, должно возрастать у него желание её слушать». Он высказал мнение, что это связано с изменением вкусов.

Почти через столетие Дж.Стиглер и Гэри С.Беккер предположили другую интерпретацию феномена аддиктивных благ. Они провели свой анализ на том же маршалловском примере, «хорошей музыки». Мне кажется, что подобный анализ распространяется не только на слушание музыки, но и на чтение книг и даже на решение математических задач. Короче говоря, речь идет об образовании в целом.



По понятным причинам не приводя здесь доскональный анализ проблемы, базирующийся на операциях с частными производными, я, тем не менее, хотел бы представить психологопедагогическому сообществу его предпосылки и результаты.

В основу рассмотрения положим понятие «образовательного капитала», который накапливается в процессе образования. Эта часть человеческого капитала выражает подготовленность к восприятию дальнейшего образования. «Зрячая радость узнавания», как говорил О.Мандельштам, это не что иное, как «удовольствие» по Иеремии Бентаму или же «наслаждение» по Дж.Стиглеру и Г.Беккеру. Она тем больше, чем больше времени уделяет человек образованию и чем больше он накопил образовательного капитала. При этом, чем больше образовательный капитал, тем с большей пользой тратится время на образование.

В принципе, среди пристрастий различаются «благотворные» (beneficial) и «пагубные» (harmful), например, героин. По определению благотворное пристрастие – это такое пристрастие, при котором наслаждение от потребления блага тем выше, чем сильнее были предыдущие наслаждения. В то же время, пагубные пристрастия заставляют человека увеличивать потребляемые дозы, чтобы пережить наслаждение, сравнимое с предыдущим. Ясно, что образование больше, чем что либо иное относится к благотворным пристрастиям. Чем больше наслаждался ребенок познанием простых истин, тем большее удовольствие он будет получать, продвигаясь дальше в своем образовании. На этом пути у человека происходит вполне понятная селекция пристрастий и отдается предпочтение какомуто ограниченному набору направлений, т.е. происходит профилизация. Это не значит конечно, что всё сводится к чемуто одному. А.Н.Колмогоров, например, очень настойчиво наращивал своё понимание и наслаждение Шопеном, изучал ритмику русского стиха, хотя ко многим другим «благотворным» пристрастиям был равнодушен.

Можно трактовать полученные результаты и следующим образом: напряженное усилие, которое предпринимает образовательный человек для получения наслаждения от нового знания меньше, чем усилия необразованного для достижения той же цели.

Можно и заявить следующее: никакого самостоятельного понятия «вкус» не существует. Так называемый вкус – это порождение воспитания и образования.

Уместно было бы добавить: «и способностей», но ещё раньше в своей классической работе «Человеческий капитал» один из авторов исследования о пристрастиях Г.С.Беккер сделал предположение о равенстве возможностей новорожденных детей (гипотеза о первоначальном нулевом наделении).

Работа «О вкусах не спорят», которую выше я не столько излагал, сколько пытался интерпретировать для наших нужд, написана в 1996 году людьми довольно преклонного возраста. В работе проскальзывают мысли о разных скоростях изменения «цены» (т.е. напряженных усилий) в разном возрасте и даже об изменении темпов убывания оставшейся жизни у людей разного возраста.

По поводу этих и некоторых других проблем, связанных со способностями, возрастными особенностями, оценкой себя и влиянии это оценки на принятие решений, хотелось бы знать не только мнение пусть гениальных экономистов, но и социологов, психологов и педагогов. Следует заметить, что отказ от гипотезы о первоначальном нулевом наделении вряд ли поколеблет выводы анализа «пристрастий», но способен внести коррективы в теорию человеческого капитала.

Более влиятельными могут оказаться дифференцированные по ступеням образования оценки скорости формирования пристрастий. Здесь крайне важным представляется осмысление понятия «цены» удовольствия (теневой, т.е. неденежной цены) для разработки программ профилизации и предпрофильной ориентации.

Чрезвычайно важна самооценка учащегося. Она непосредственно, более, чем чтолибо иное, связана с «наслаждением». Именно она способна сформировать мнение о «теневой цене», а потому служит наиболее адекватной оценкой эффективности «субъектсубъектной» педагогики. Здесь кроются опасности перехода в зону ограниченной рациональности, т.е. работы в условиях неполной или даже искаженной информации. И учитель, и ученик способны обольщаться относительно реального положения вещей. В частности это является следствием несовершенства фильтров (экзаменов, тестов, партофилио). Кроме того, реальна ситуация оппортунистической сигнализации с обеих сторон. Дело не только в разнообразных формах «списывания» со стороны учеников, но и в стремлении «понравиться» учителю. Несоответствие общим требованиям сигналов об успешности работы со стороны учителей, к сожалению, стало рутинной практикой.





Как это ни странно самым непроясненным в анализе образования остается понятие образовательной услуги. Демагогическая истерика, поднятая вокруг понятия, не помогает, а, естественно, мешает исследованию вопроса. Несмотря ни на что мы считаем, что конкретная работа учителя, т.е. та самая поруганная «образовательная услуга», весьма важна для формирования благотворных пристрастий. Именно неумение это показать обществу, трусливая политика защиты «прекраснодушными» демагогическими слоганами демонстрируют финансовым властям неуверенность учительства в эффективности своей деятельности. Так повышения доходов не добьешься. В научном плане большой проблемой при анализе образовательной услуги является непроясненность семейного участия в образовании, а также участия СМИ. Влияние образовательных услуг такого рода в настоящее время возрастает. Меняется и их характер.

Как давно показано в теории социальных взаимодействий, участие семьи в образовании тесно связано со схемами наследования и пенсионного обеспечения. В этих сферах в нашей стране происходят радикальные перемены. Как это влияет на участие семей в образовании детей? Каково должно быть рациональное поведение родителей в этих условиях? Экономический анализ утверждает, что перспектива нестабильности старости влечет за собой усиление воспитания чувства вины в детях. На первый план выходят так называемые «семейные ценности». По этому поводу должны высказаться психологи.

Особую роль выполняют образовательный услуги СМИ. Хотя большей частью они не позиционируются, как образовательные услуги, но, по сути, являются именно ими.

Их задача – влиять на предпочтения, привычки и пристрастия, а это, собственно говоря, и есть предложение образовательных услуг. Хотя реклама и мода давно и широко обсуждаются в экономической науке, но не только единого мнения, а даже уверенности в том, что они оказывают хоть какоето влияние на общество, нет.

Смею думать, что рассмотрение рекламы и моды, как разновидности образовательных услуг может изменить ситуацию. Однако, здесь требуется совместная работа экономистов и психологов. Хрестоматийный пример касается стремления людей отличаться друг от друга. Это объясняет, что даже при стабильности вкусов мода должна изменяться. Более того, её перемены говорят о неизменности вкуса к отличию от других людей.

Менее исследован феномен рекламы в широком смысле этого слова, который я позволю себе назвать «эффектом Фауста». Дряхлый и слепой Фауст видит внутренним взором благоденствие осчастливленных им людей и переживает наслаждение, «высший миг». Дело не в том, что Мефистофель при этом получает возможность забрать его в ад. У Мефистофеля, как известно, ничего не выходит. Дело в том, что наслаждение делегируется через информацию. В данном случает в роли «заманки» выступают не СМИ, а видение Фауста. Какую роль играет образовательная услуга в качестве «заманки», рекламы? Облегчает ли она достижение благотворного пристрастия или служит обольщению? Проблема обольщения, искажающей сигнализации в образовании не может игнорироваться экономическим анализом. Простейшим случаем являются школьные отметки. Все мы знаем, что одни и те же отметки в разных школах, в разных городах, да, даже у разных учителей – сигнализируют о совершенно разных реальностях. Более запутанным является вопрос о дипломах высшего образования.

Престижный технический ВУЗ может выпускать никчемных юристов или экономистов.

Некогда замечательный университет, к сожалению способен стремительно деградировать, а свет его диплома ещё долго вдохновляет нас как свет давно погасшей звезды. Тем не менее, и это не самый сложный случай. Наиболее неприятное обольщение состоит в возникновении ложного мнения о пристрастии.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.