WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

Что ситуацию определяет как ситуацию развития?

Что среду делает образовательной средой?

(Панельная дискуссия)

Участники: Анатолий Георгиевич Каспржак, Сергей Николаевич Ким, Михаил

Владимирович Кларин, Татьяна Михайловна Ковалева, Александр Анатольевич Попов,

Евгений Федорович Сабуров, Павел Аркадьевич Сергоманов, Исак Давидович Фрумин,

Борис Даниилович Эльконин.

Ведущий: Вячеслав Владимирович Башев.

Вячеслав Башев: Вот уже несколько лет мы начинаем нашу конференцию панельной дискуссией. Основные задачи панельной дискуссии – это фактически задать тон конференции, положить базовые гипотезы, которые мы будем обсуждать на конференции; и от того, как будет выстроена панельная дискуссия, зависит некоторая стройность, целостность конференции. Очень важно в конце конференции, подведя итоги, определить, на сколько оправданы эти гипотезы, на сколько поставленные вопросы точны, и получили ли мы какието ответы на поставленные вопросы.

Тема сегодняшней панельной дискуссии звучит в виде двух вопросов. Первый вопрос: «Что ситуацию определяет как ситуацию развития?», и второй вопрос: «Что среду делает образовательной средой?». Я уже говорил в самом начале, что фактически эту конференцию мы посвящаем обсуждению базового понятия психологии развития «социальная ситуация развития». Я напомню, что этот термин был введен в психологию Львом Семеновичем Выготским, и он понимал социальную ситуацию развития как совершенно уникальные отношения между ребенком и средой, его окружающей. Нам важно на этой конференции, на этой панельной дискуссии, которая сейчас случится, напомнить и конкретизировать это представление Выготского, привести некоторые примеры. И, я обращаюсь к участникам панельной дискуссии:

когда вы будете выкладывать свои позиции, пожалуйста, было бы очень здорово, если бы вы иллюстрировали то, что вы имеете в виду, те определения, которые вы будете нам предлагать, примерами из образовательной практики.

Сейчас я представляю участников панельной дискуссии. Анатолий Георгиевич Каспржак, декан факультета Менеджмент в образовании Московской высшей школы социальноэкономических наук, заслуженный учителя Российской Федерации, кандидат педагогических наук. Следующий участник – Сергей Николаевич Ким, генеральный директор Красноярской телерадиокомпании «Афонтово», депутат Законодательного собрания Красноярского края. Следующий участник – Михаил Владимирович Кларин, ведущий эксперт Российского института директоров, ведущий научный сотрудник Российской академии образования, г. Москва, доктор педагогических наук. Татьяна Михайловна Ковалева, ведущий научный сотрудник Института теории и истории педагогики Российской Академии образования, г.

Москва, доктор педагогических наук. Александр Анатольевич Попов, заведующий лабораторией открытого образования и практической антропологии Института развития образовательных систем Российской академии образования, кандидат философских наук. И мне сложно сказать, к какому региону он принадлежит, я скажу так: Томск – Барнаул – Красноярск. Евгений Федорович Сабуров, научный руководитель Института развития образования Высшей школы экономики, г. Москва, доктора экономических наук. Павел Аркадьевич Сергоманов, заведующий лабораторией Института психологии и педагогики развития Сибирского отделения Российской академии образования, председатель экспертноаналитического совета Красноярской университетской гимназии «Универс», кандидат психологических наук, г. Красноярск. Исак Давидович Фрумин, советник Всемирного банка реконструкции и развития, г. Москва, доктор педагогических наук. Борис Данииловича Эльконин, заведующий лабораторией психологического института Российской академии образования, вицепрезидент Международной ассоциации развивающего обучения, доктор психологических наук, г. Москва.

Я предлагаю строить панельную дискуссию в три такта. На первом этапе я бы попросил всех участников обозначить свои позиции. И убедительная просьба:

жестко держать два вопроса, все вопросы у вас зафиксированы, я еще раз их повторю: «Что ситуацию определяет как ситуацию развития?», «Что среду делает образовательной средой?». Было бы очень важно, чтобы вы, возможно, сделали какойто экскурс исторический, возможно, положили свои гипотезы, свои позиции, свои определения. Было бы очень здорово, если бы вы иллюстрировали свою позицию примерами. И после того, как будет обозначена позиция участников панельной дискуссии, будет предоставлена возможность всем участникам конференции высказать свое отношение к заявленным позициям. И, наконец, третий такт панельной дискуссии это такт, в котором участники панельной дискуссии сделают свои выводы и заключения с учетом мнений участников конференции, с учетом позиций других участников панельной дискуссии.

Итак, мы начинаем, и слово предоставляется доктору психологических наук, профессору, Эльконину Борису Данииловичу.

Борис Эльконин: Добрый день, глубокоуважаемые коллеги, я постараюсь коротенько вот именно обозначить свою позицию… и оппозицию. Значит, первое, сразу надо сказать, что вопросы поставлены хитро. Вот бы узнать, кто ставил, чувствуется почерк Бориса Иосифовича, до некоторой степени. Трудный, на самом деле, и еще пока не решенный вопрос о том, что определяет ситуацию как ситуацию развития.

Вот если начать над этим думать, то несколько соображений. Вопервых, это особый способ включенности человека в, как говорится, сообщество, какуюто обстановку. А именно такой способ включенности, который смыслово преобразует эту обстановку, то есть не идет по ее чертам, а строит в ней какието фокусировки, как бы ее отчасти перестраивает, и тем самым связывает какимто образом ее какието элементы, ее какието ее части. Вовторых, эта особенная включенность связана с двумя вещами (это я на первый вопрос отвечаю):

вопервых, это такая включенност, где опыт и схемы, уже приобретенные участником этой ситуации не соответствуют, или требуют преодоления в тех горизонтах, которые открываются в этой ситуации. То есть если некая ситуация есть ситуация развития, то тот, кто в нее включается, не может входить в нее, ну как бы, таким, какой он есть, в силу какихто моментов этой ситуации, и здесь требуется какоето фундаментальное или того или иного масштаба преодоление. Ну и, как я уже сказал, это преодоление связано с тем, что это такая сложная ситуация, где открываются горизонты. Из того, что я сказал вот все, что удовлетворяет указанным мной трем характеристикам: смысловая реконструкция, требование преодоления сложившихся схем и открывающиеся горизонты определяет эту ситуацию как ситуацию развития, ну, некую хситуацию.

Вообще, можно ли такое назвать какойто одной ситуацией? В связи с тем, что я так себе представляю эту ситуацию, я в своей версии психологии развития представлением о среде не пользуюсь, а пользуюсь представлением о посредническом действии, как центре этой обстановки, которую один человек для другого человека както образом образует. И считаю, что обстановки развития делают не вещи, не среды, с острыми или неострыми углами, а люди которые находятся в узлах обстановок, углах, центрах, люди, которые функционально определены как посредники. Соответственно, вопрос о среде для меня превращается в вопрос о сценировании, дизайне обстановки так, чтобы она стала той, о которой я говорю. Это первый вопрос. Теперь второй. Если это происходит, такая обстановка становится образовательной, если не происходит, она остается просто какойто другой обстановкой. Спасибо.

Вячеслав Башев: Пожалуйста, кто готов продолжить? Татьяна Михайловна.

Татьяна Ковалева: Если кратко, тезисно, я бы сказала так. Когда в педагогике обсуждается, как ситуацию сделать какойто определенной ситуацией или среду сделать какойто определенной средой, то традиционно говорят о том, как надо насытить среду или ситуацию, чтобы она соответствовала определенным задачам.

Мне кажется, в ходе конференции важно удержать и другой фокус, когда мы обсуждаем не насыщение среды или ситуации, как какието задачи, а просто как бы угол зрения менять. В принципе, я, наверное, буду говорить созвучно тому, что говорил Борис Даниилович, только на своем языке. Это касается способов работы, технологий, это можно будет потом дальше подробно обсуждать, какихто техник определенных, при котором сам взгляд на любую среду уже формируется как на образовательную. Ну вот, чтобы это было понятно, просто маленькую зарисовку. Во многом, например, сама задача обсуждения образовательной среды связана с пониманием Монтессори, что надо чтото добавить в среду, чтобы она стала образовательной, насытить подростковую или дошкольную среду. А можно обсуждать такой момент, предельно другой случай. В среде ничего не меняется, но сам способ отношений взрослого и ребенка такой, что он любую среду начинает для себя воспринимать как потенциально образовательную. Мы в литературе многие вещи знаем, когда, например, совсем, казалось бы, закрытые формы являлись для них максимальной образовательной средой. Потому что сам тип отношений делал эту среду ресурсом. И обсуждая ситуацию развития, обсуждая ситуацию образовательной системы, мне кажется, надо саму эту установку тоже держать.

Сергей Ким: Вообще очень интересно пригласить профессионального телевизионщика на конференцию по развитию и вообще заставить его думать над тем, что он делает. В этом смысле я думаю, что телевидение совершенно не представляет из себя никакой воспитательной среды по одной простой причине – там нет субъекта, который ставит задачи воспитания. Знаменитая есть триада, что делает телевидение: информирует, развлекает и воспитывает. Так вот, я считаю, что вопрос воспитания придуман специально, чтобы нам было неудобно, и мне, в частности, на таких конференциях. Ничего никто не собирается через телевидение (по крайней мере, я вам это заявляю как профессиональный телевизионщик) когото воспитывать. Информировать, и то постольку поскольку; развлекать – обязательно.

А все остальное, мне кажется, не имеет никакого отношения к развитию, воспитанию, к самой постановке такой. Вот с этим я пришел, об этом я попробую завтра сделать доклад. С удовольствием выслушаю ваши мнения, потому что я столкнулся при подготовке доклада с очень интересными вещами. Оказывается размер телесмотрения в России увеличивается. Я считал, что уже при том, что появилось многозальное кино, есть определенный всплеск интереса к театру, сейчас доступны все книги, телесмотрение падает. Оказывается нет. За последний год телесмотрение выросло в сезоне на какието там 20 минут. Перед этим – на 20 минут, на 20, и так далее. И сейчас телесмотрение включает в себя 3 часа и 38 минут. Это в целом по стране. Успокаивает меня единственное – в 58% из 100, когда в семье включен телевизор, его никто не смотрит. Это такое фоновое смотрение, которое просто шумит. С идеей, что телевидение не представляет среды развития, я сюда и пришел. Если мы поспорим завтра, ну, спасибо. Будем считать, что я здесь, на панельной дискуссии анонсировал свой доклад. Спасибо.

Исак Фрумин: Отвечая на эти два вопроса, я внутренне отстраиваюсь от того исследовательского опыта, который я когдато набрал в области инновационных моделей обучения, или технологий обучения. Я сейчас скажу немножко о другом и буду приводить примеры короткие из другой совершенно образовательной практики, эта практика обучения и развития в условиях корпорации, в условиях компании.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.